V4x3 l 1440599191612

Помаленьку, буквально по капельке сквозь поры достойных российских выступлений на главных легкоатлетических смотрах просачивается секрет фирмы.

«МЕТАЛЛИСТ»-АНАЛИТИК

Сергея Шубенкова, первого в истории российского призера в барьерном спринте, пригласили в студию телеканала «Россия 2». Он искрился темпераментом – этакий шебутной живчик. Интервьюеры услужливо постелили ему дорожку не только к российской, но и к европейской славе героя: вы, мол, бежали финал в сплошном окружении темнокожих; куда с ними в спринте тягаться… Но парень не повелся на соблазн. А веско парировал: вы, дескать, попробуйте такое моему тренеру сказать – быстро отправитесь по известному адресу. Темнокожий, светлокожий – нет существенной разницы. Главное в легкой атлетике – тренеры и методики. И, срезав игривого Губерниева потрясающей эрудицией по части хеви-метал, продолжил сугубо серьезно: мне бы сейчас достичь автоматизма при прохождении всей дистанции. Это он – про барьерный спринт, технически наисложнейший, на тонкости ощущений построенный!
Я поделился своим изумлением от услышанного с Евгением Богатыревым, замечательным спортивным кинодокументалистом. А он мне в ответ компетентно: «Так Сережа с детства в этом котле варится, где тренировочный процесс – царь и бог. Мама его в Атланте в многоборье выступала. И дала сыну соответствующее воспитание».

ТРЕВОЖНАЯ СВАДЬБА КИРДЯПКИНЫХ

Смотрите легкую атлетику по ТВ! Такие сюжеты зацепите, такие истории услышите – триллер отдыхает! У меня едва кровь не застыла в жилах, когда узнал драматическую историю любви Сергея и Аниси Кирдяпкиных, будущих олимпийского чемпиона и вице-чемпионки мира. Они попросту боялись открыть тренеру Виктору Чегину свое намерение связать судьбы. Потому что – легко мог не разрешить. А другой чемпион, Александр Иванов, за год не выкроил ни дня, чтобы повидаться с родными. Вот где люди работают – в мордовской академии ходьбы. И вот как работают – ради того, чтобы заткнуть на трассах за пояс весь мир.
Поистине российский спорт – спорт контрастов. Представляю себе живую реакцию Чегина и его спортсменов, доведись им по случаю познакомиться с комфортными-сытыми и малотрудоемкими буднями того «Анжи», которого, к счастью, уже нет с нами.

Не имел счастья – наверное, трудного счастья – пообщаться с Виктором Чегиным. Но даже по характерным крупицам, известным о спартанском житье-бытье его академии, можно догадаться, какой закваски личность. Экспрессивный диктатор. Допущенные к общению с ним люди рассказывают: в нем та же самая порода, что и в биатлонном Александре Тихонове. Только биатлонный диктатор прослыл по окончании чемпионской карьеры мастером острого слова, а творец ходоков-чемпионов сосредоточен на остром деле.

ТРЕНЕР НАД ТРЕНЕРАМИ

Хочется взять в толк, почему российская легкая атлетика (а в советском прошлом она знавала разные времена, не всегда успешные) настолько вот крепко держится – а, к примеру, в столь же медалеемком плавании мы все никак не дотянемся до мировых образцов (хотя было время – взметнулись на гребень волны). Может, секрет в том, что во главе легкоатлетической федерации – профессиональный тренер? Валентин Балахничев, если кто не знает, подготовил олимпийского чемпиона-1980 Андрея Прокофьева. А потом, когда тренерские кадры во всех видах спорта, где мы знали чемпионское дело, разбрелись по свету, он сумел сохранить мозговые центры в отечестве. Ну разве что на китайские просьбы о гуманитарной тренерской помощи наши специалисты тогда откликнулись.

Вот и удалось сберечь столь дефицитную в российских реалиях культуру, как культура работы. А в самых сильных случаях – как случай Чегина – возвести работу в культ. Удивительный контраст с поветриями времени, когда выше всего ставится способность работать дешево – а вот жить при этом богато.
Пишу эти заметки, еще не зная, как прыгнула Елена Исинбаева. Но сдается мне, что весь ее дерзкий карьерный путь – это неутомимый поиск своего спортивного предела. При тщательной, неутомимой и творческой тренерской поддержке.