УТРАТА

Вчера ночью в Боткинской больнице Москвы на 61-м году жизни скончался легендарный легкоатлет Валерий Брумель.

Летом этого года в Москве проходила выставка фотографий. На одной из них веселый молодой человек в пальто позирует на фоне «Рабочего и колхозницы» Мухиной. И подпись: «Валерий Брумель». А вчера ночью он ушел от нас.

Валерий Брумель, как отметил писатель Александр Нилин, в шестидесятые воспринимался больше чем легкоатлет-высотник. Он встал в ряд космических героев, пусть и не потеснив Гагарина с Титовым, но заставив взглянуть на известную пословицу: «Рожденный ползать — летать не может» с качественно другой стороны.

Брумель, как и все герои советского спорта, был любим и узнаваем. Но, да простят меня за тавтологию, Брумеля любили по-другому. Не командно, как хоккеистов. А высоко. Да и сам Валерий (тогда вряд ли кому-то пришло бы в голову называть его по батюшке) был расположен к общению более, чем кто-либо из его коллег.

Свое олимпийское золото в 1964-м Брумель завоевал, выступая под стартовым номером 666. И превратился для смертельных конкурентов – американцев в «Красного дьявола». Но разве бывают дьяволы с такой улыбкой…

Высотники зачастую предстают перед камерами эдакими роботами с отточенными до последнего сокращения мышцами. Когда смотришь в кинохронике на прыжок Валерия, кажется, что все это – фантастическая импровизация. Шел человек, шел, разделся и прыгнул через планку высотой в два метра. А затем надел пальто, улыбнулся и пошел дальше легкой походкой. И в это хотелось верить. Как в улыбку Гагарина. Как в то, что с такими людьми, как Брумель и Гагарин, мы будем жить при коммунизме. При всей этой легкости мировой рекорд Валерия Брумеля – 2 метра 28 см, установленный 21 июля 1963 года, за эти СОРОК лет поднялся лишь на 19 сантиметров.

Хрущевский коммунизм Валерий Николаевич перепрыгнул на 20 лет, походя преодолев планку тысячелетия. Недавно, когда Брумель был еще жив, кто-то вспоминал ему это давно вышедшее из моды пальто. Которое он доставал до последних дней из гардероба со словами: «400 долларов стоило, а мне в Монреале, в 65-м, за автограф подарили…»

Он умер, не дожив до 61 года всего несколько месяцев. Скончался в палате столичной Боткинской больницы. Ушел от нас куда-то. Скорее всего, в нечто светлое и легкое. Такое же легкое, какими были его фантастические прыжки. И такое же светлое, какой была его улыбка...

Редакция «Советского спорта» скорбит о Валерии Брумеле и выражает свое искреннее соболезнование родным и близким выдающегося человека.