ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Трехкратная олимпийская чемпионка американская бегунья Мэрион Джонс решила отказаться от сотрудничества со скандально известным канадским специалистом Чарли Фрэнсисом.

Напомним, что Фрэнсис в конце 80-х годов тренировал известного канадского спринтера Бена Джонсона, чей допинг-тест на сеульской Олимпиаде дал положительный результат на запрещенный анаболик – станозол. Позже тренер признался в том, что знал о применении Джонсоном запрещенных препаратов, после чего был пожизненно отстранен от работы с канадскими легкоатлетами. Тренировать же зарубежных спортсменов Фрэнсису никто не запрещал, и недавно к его услугам решили прибегнуть Джонс и ее соотечественник рекордсмен мира на дистанции 100 м Тим Монтгомери.

Это сотрудничество вызвало большой переполох в мире «королевы спорта». Международная федерация легкоатлетических ассоциаций (ИААФ) потребовала от спринтеров гарантий, что они не пользуются запрещенными препаратами. Организаторы «Золотой Лиги» пригрозили американским спортсменам не допускать их на свои соревнования. На разрыве отношений с опальным тренером настаивали и спонсоры.

И вот вчера Мэрион выступила с официальным заявлением, согласно которому она больше не будет работать с Чарли Фрэнсисом, но, по ее словам, это решение далось ей нелегко. «Все, что я хотела, это улучшить свою форму и технику бега. Знаю, что многие тренеры и атлеты обращаются за советами к этому человеку. А лучшие спринтеры мира почему-то не могут прибегнуть к его помощи. За те несколько месяцев, что я работала с ним, моя техника улучшилась гораздо лучше, чем за предыдущие 3-4 года. Не думаю, что я нарушила какие-то правила, и не ожидала, что это вызовет такой ажиотаж. Но мне надоели все эти спекуляции вокруг нашего сотрудничества. Я всегда считала, что спорт должен быть свободен от допинга, и никогда не пользовалась, и не буду пользоваться запрещенными препаратами», – сказала Джонс, уточнившая также, что ее решение не было вызвано давлением спонсоров, чиновников ИААФ или критикой других спортсменов.

Что же касается Тима Монтгомери, то и он собирается в ближайшее время обозначить свою позицию по этому вопросу. И вряд ли стоит ожидать, что она окажется иной, чем у Джонс.