Олимпийская чемпионка 2000 года в беге на 400 м с барьерами Ирина Привалова возвращается в большой спорт после нескольких лет отсутствия из-за травм и рождения ребенка. В интервью «Новым известиям» Привалова рассказала о причинах возвращения и своих перспективах. Самые интересные выдержки из этого материала мы приводим ниже.  

– Такое впечатление, что вам все под силу. Даже возраст не останавливает

– Пока мне мои 38 не помеха. Легкая атлетика знает и другие примеры. Той же Мерлин Отти, например, 47. И ничего, бегает… Я чувствую в себе достаточно силы, иначе не стала бы пытаться все снова начинать. Сейчас женщины вообще все дольше и дольше в спорте задерживаются. Раньше к 25 годам высших результатов достигали, и все. Не так хорошо медицина была развита, восстановление. Сегодня же это все на высоком уровне делается, что позволяет дольше форму хорошую держать. Ну, и плюс еще накопленный опыт.

– И спорт не отпускает…

– Привычка уже, наверное, выработалась тренироваться. Привычка, которая нравится. Вот просто нравится, и все. Когда после родов я на дорожку вышла, поняла, как соскучилась. Во время беременности все эти девять месяцев вынужденного отдыха очень тяжело было. Ожидание, напряжение, потом все время рядом с ребенком приходилось быть… А начала в манеж приезжать – все-таки какое-то разнообразие. Для меня это было в радость.

– Никогда не было желания всерьез журналистикой заняться? Вы же журфак МГУ заканчивали.

– Я всегда понимала, насколько это тяжелая профессия. Мне кажется, бегать легче. В журналистике ты себе не принадлежишь. Постоянно в каком-то напряжении находишься, всегда подгоняет время, с людьми, бывает, общаться не просто – всегда приходится упрашивать. Кто-то ведь с удовольствием на интервью идет, а кто-то, сами знаете, не очень…

– Поэтому вы в интервью практически никогда не отказываете?

– Да, я всегда к этому с трепетом отношусь. Но вот сама бы, наверное, не смогла. Плюс ко всему нужно иметь талант и время для того, чтобы совершенствоваться. А просто так этим заниматься, потому что ты бегал и у тебя имя есть… Не для моего характера.  

– Когда, возвращаясь, спортсмен настраивается еще раз пройти все круги ада, он себе цели большие ставит. Или это не так?

– Сначала цель – восстановиться. А дальше… Хочешь насмешить Бога – расскажи о своих планах. Опыт подсказывает, что когда наговоришь много, потом ничего не получается. Поэтому, что я могу сейчас сказать? Бегать буду спринт. Его восстановить быстрее и проще. Более длинные дистанции требуют очень долгой кропотливой работы и огромных физических затрат, которых я, наверное, уже не потяну. В этом году участвовать в крупных стартах, где бы требовалась максимальная отдача, не планирую. Сейчас главное – травму не получить, чтобы к олимпийскому сезону выйти на привычный уровень результатов.

– Еще иногда говорят, что возвращаются потому, что не могут найти себя в обычной жизни. Боятся… Да и прежние победы по ночам снятся...

– Не знаю, мне кажется, что когда семья такая большая, всегда есть куда уйти. Уже не так страшно. Тем более легкая атлетика – такой вид спорта, где все зависит только от тебя, а не от судей. Не важно – нравишься ты кому-то или нет. Бывает, пробежал сегодня лучше, чем на прошлой тренировке, – уже достижение, уже настроение хорошее. Каждый свое ищет. А если о победах вспоминать…. Мои где-то там, далеко. После операции, после рождения дочерей все это забыто, уходит. Журналисты не дают забыть. А ты пытаешься на тренировке вспомнить какие-то те ощущения мышечные... Не знаю, может, и не выйду я на тот уровень, на котором когда-то бежала, с мировым рекордом, но хотя бы для себя попробовать должна. Как бы то ни было, мне все равно уже комфортно.

– Вам, кажется, предложение и в бобслее себя попробовать делали?

– Да, вполне серьезно, на довольно высоком уровне, стать разгоняющей предлагали. Я даже с интересом этапы Кубка мира смотреть стала. Но пока я все-таки в легкой атлетике остаюсь.

– Пока вас не было в спорте, легкую атлетику большие допинговые скандалы потрясли…

– Думаю, что проблему допинга в спорте трудно решить, практически невозможно. Медицина идет вперед, поэтому борьба с ветряными мельницами получается. С другой стороны, допинг-контроль обязательно нужен. Хотя бы для того, чтобы молодые спортсмены препараты особенно вредные для здоровья не принимали. Сейчас хоть какой-то сдерживающий фактор есть. А на самом деле хороший тренер – это тоже своего рода допинг. Даже хорошее грамотное питание может быть допингом. В африканских странах, например, условия не то, что в Америке. Однако ж побеждают…