Исполняющий обязанности главного тренера сборной Валентин Маслаков в интервью «Коммерсанту» проанализировал выступление россиян на ЧМ по легкой атлетике, который недавно завершился в Осаке. По мнению специалиста, для того, чтобы отечественная легкая атлетика получила новый импульс к развитию, в России необходимо развивать клубную систему.

-- Прокомментируйте слова вашей ученицы Юлии Печенкиной, завоевавшей серебро в беге на 400 м с барьерами, о том, что вы якобы не хотите впредь заниматься организационной работой?

-- Не то чтобы я не хочу. У меня очень хорошая группа перспективных с точки зрения Олимпийских игр девочек. Естественно, им не нравится видеть меня в роли человека, который занят чем-то другим. А Юля так категорически мне заявила, что бросит спорт, если я перейду на другую работу. Впрочем, полагаю, вопрос этот все же не стоит так остро. Всегда можно найти компромисс, и я не думаю, что роль главного тренера, которую по договоренности с президентом Всероссийской федерации легкой атлетики Валентином Балахничевым я готов исполнять до Игр в Пекине, помешает мне готовить Печенкину и других девчонок. Исполняя обязанности главного в Осаке, я почувствовал, что люди мне доверяют и со мной считаются. Хотя вопрос этот деликатный. Пока кто-то временно отстранен (прежнего главного тренера Валерия Куличенко отстранили от должности за месяц до чемпионата в связи с подозрениями в снабжении допингом метательниц молота Татьяны Лысенко и Екатерины Хороших.-- Ъ), кто-то временно назначен, говорить об этом конкретно мне, честно говоря, не хочется.

-- Кто вас во время чемпионата шокировал? В хорошем и плохом смысле.

-- Сергей Макаров (экс-чемпион мира в метании копья) -- одна из самых неприятных неожиданностей. Он приехал в Осаку с травмами. И сам не хотел выступать. Я бы на месте таких больших спортсменов, как Макаров, не делал столь опрометчивых шагов. Приехать, чтобы просто показаться,-- это, наверное, не очень хорошо. У Ольги Кузенковой (экс-чемпионка мира в метании молота.-- Ъ), считаю, было очень мало времени на подготовку, после того как она стала матерью. И рассчитывать на то, что с ней получится как с Татьяной Лебедевой, было наивно. В метаниях практики все же надо нарабатывать больше, чем в прыжках. Она поторопилась. Но сказала, что если не почувствует напряжения борьбы в секторе, то не сможет расти дальше. Татьяна Чернова, юная наша семиборка, получила здесь психологический удар вместо того, чтобы готовиться выступать по своему возрасту.

-- В чем, на ваш взгляд, проблема экс-рекордсменки мира в метании молота Гульфии Ханафеевой, которая не смогла участвовать в розыгрыше медалей?

-- Мое мнение: наших метательниц портят те рекорды, которые они устанавливают дома. Они ложатся на них тяжелым грузом. Лучше уж готовиться и показывать результаты на чемпионатах Европы и мира. А домашние результаты влияют только на психику и больше ничего не дают.

-- Вправе мы были ждать более результативного выступления наших в «гладком» беге?

-- Безусловно. Наталья Антюх тактически неправильно построила свой бег на 400 м. А ведь готова была так же хорошо, как на Олимпийских играх в Афинах, где заняла третье место. Я впервые за последние три года увидел прежнюю Антюх. По подготовленности и состоянию она готова была занять призовое место. А вот успех англичанок на этой дистанции -- огромный сюрприз. Буквально за последние полгода они произвели фурор в своем спортивном росте и результатах. Непонятный скачок. Антюх в финале увлеклась погоней за этими двумя спортсменками. Очень быстро начала и не смогла удержать темп до конца. От 200 м многого не ждали, а вот от женской эстафеты 4x100 м, где стали лишь пятыми, наоборот. Спортсмены не должны отдельно готовиться к эстафете и отдельно к дистанции.

-- Четвертое место чемпионок мира в эстафете 4x400 м -- это нормально?

-- Там возникла сложная ситуация, мне ее даже не хочется комментировать. Юля Печенкина изначально видела себя в составе квартета финалисток. Ведь на последних четырех чемпионатах она была и победительницей, и призером в эстафете. Но тогда была более благоприятная обстановка для ее участия. В нее верили, ей доверяли. Сейчас в ее адрес были высказаны некоторые сомнения, например, известным тренером Людмилой Федоривой и другими. Дележ, как обычно. Юля отреагировала моментально. Сказала, что свой хлеб зарабатывает честно и если люди не хотят, чтобы она помогла, значит, она не побежит. Несмотря на то что она гарантированно бежит гладкие 400 м в районе 50 секунд, команда не видела ее в составе. Но даже если есть сомнения, то надо было быть все же более корректными, особенно с такими людьми, как Юля. Она фальши не терпит и не привыкла к тому, чтобы зарабатывать себе имидж за счет других. "Если они считают, что ты не нужна, значит, не лезь",-- сказал я ей. Я мог настоять. Но в своей ситуации не захотел. Юля -- моя ученица, и это выглядело бы предвзято. Тем более именем Юли я очень дорожу и не хочу, чтобы его полоскали. У нас таких людей не очень много. Тем более в спринте и барьерном беге. Но если бы меня спросили, кого лично я, просто как специалист с более чем 40-летним стажем работы, поставил бы на финал, я бы ответил так: Печенкину, Антюх, Вешкурову и Назарову.

-- В Осаке было много разговоров о том, что некоторых российских атлетов запросто можно было на чемпионат не возить...

-- Треть состава -- точно. Я не сторонник того, что людей надо обкатывать на чемпионатах мира. Для этого есть молодежные и юниорские чемпионаты, Кубки Европы и коммерческие турниры. Чемпионат мира -- слишком тяжелое испытание.

-- Из года в год одни и те же люди создают престиж всей российской легкой атлетики. Кто может занять их места через пару-тройку лет?

-- Ну, про дискоболку Дашу Пищальникову (серебряный призер чемпионата мира) даже говорить не надо -- тут все наглядно. Я бы по-другому вопрос поставил: есть ли у нас тот или иной вид или его нет в принципе? Если есть вид, значит, есть и спортсмены, и результаты. А нет вида, как, например, мужского спринта, несмотря на отдельные победы Андрея Епишина, так в нем никто и не появится. Мужской и женский барьерный бег тоже у нас совершенно пустой.

-- От кого или от чего зависит появление вида?

-- От людей -- специалистов и спортсменов. От работы системы детско-юношеского спорта. Я считаю, что она у нас, в легкой атлетике, не работает вообще. Несмотря на то что функционируют тысячи тренеров. Впрочем, мое мнение -- и эти цифры сильно завышены. Иначе мы бы наблюдали хотя бы какой-то приток спортсменов как продукта работы этих тренеров. Ну и, наконец, у нас очень плохо со специалистами в технических видах спорта, например барьерном беге и метаниях. Хотя в метаниях применено множество методов, чтобы хорошо оплачивать тренеров. Но и стимулирование не работает. А старший тренер на развитие вида не сильно влияет. Мне смешно, когда, например, на Кубок России в Сочи не приезжают спортсмены, а винят в этом старшего тренера. Какое отношение он имеет к командированию людей? Если местные власти не хотят командировать, то при чем здесь старший? Еще у нас очень слабо работает студенческий спорт. Его нет вовсе. По сравнению с Америкой, где вся система построена на студенческом спорте, мы в этом плане как земля и небо. Мы же загружаем областные комитеты со своим местным финансированием огромным количеством видов спорта. А надо бы пропорционально разделять. Допустим, Самарская область занимается легкой атлетикой, футболом и плаванием, Красноярский край -- борьбой, лыжами и биатлоном.... А если, не дай бог, где-то еще есть и несколько клубных команд -- футбольная, баскетбольная, волейбольная, которые тоже финансируются из местных бюджетов? Ведь если бы клубы не поддерживала местная администрация, они бы загнулись.

В легкой атлетике клубная система, увы, заработает не скоро. У нас только первые ростки появились. За счет любви к виду меценатов. А чтобы деньги не распылялись, в легкой атлетике просто необходимо создавать клубную систему. Тогда средства попадут тому, кто заслуживает их получать. Есть где-то, допустим, группа из 10-12 спортсменов вокруг грамотного, увлеченного тренера, значит, их надо брать под колпак и стимулировать. Тогда появятся и результаты.