Специальный корреспондент «Советского спорта» Александр Зильберт побывал в микст-зоне главной олимпийской арены Пекина, где встретился с российской легкоатлеткой Еленой Исинбаевой, выигравшей золотую медаль в прыжках с шестом с мировым рекордом – 5,05 м.
- Что для вас было самым сложным сегодня? – следует первый вопрос от «Советского спорта».
- Наверное, сдерживать свои эмоции, потому что мне так хотелось вступить в бой, а приходилось ждать немного дольше. Это ожидание очень утомительно. Тем более, здесь на Олимпиаде. Ну а так в принципе все было прекрасно.
- Допрыгаете до Олимпиады в Лондоне?
- Да, конечно. Это моя цель. Хочу еще в Лондоне выиграть золотую медаль с мировым рекордом. Тогда, наверное, и успокоюсь.
- С вами был дельфиненок. Что это?
- Это мой талисманчик, который мне приносит удачу.
- Вы победили двумя прыжками. Это легко или трудно?
- Сами прыжки были легкие, но я не ожидала, что выиграю так быстро. Я думала, что будет какая-то конкуренция, или произойдет что-то неожиданное. Почти чуть не произошло.
- Вы говорили, что для победы будет нужен мировой рекорд. Но хватило всего 4,85 м. Почему вы так ошиблись в прогнозе?
- Ну, я говорила скорее о своей победе. Потому что победа без рекорда не сделала бы меня очень счастливой. Может быть, это прозвучит нагло, но моей главной целью было установить мировой рекорд на Олимпиаде. Я этого хотела с Афин. Я понимаю отношение людей: Исинбаева – это мировой рекорд. И врозь это никак не воспринимается.
- Почему не получились первые два прыжка на 5,05 м?
- На первом прыжке были немного далековаты стойки, я чуть-чуть коснулась грудью, и планка упала. Во второй попытке я плохо побежала, растянула шаги, шест встал, и я вообще плашмя упала. А в третьей попытке я отнесла подальше разбег, вздохнула и пошла…
- Так просто было?
- Ну как просто. Я могу так рассказывать, а ведь то, что было у меня внутри, я не могу передать. Во мне все бурлило, меня трясло. Но я старалась себя сдерживать, не показывать вида, свою неуверенность или еще что-то.
- Вы установили перед Олимпиадой два мировых рекорда. Не боялись выплеснуть силы?
- Нет, ни в коем случае. Это были такие хорошие пинки для моих соперниц, а то они разговорились шибко.
- Вы можете назвать свою технику идеальной?
- Ну я думаю… м-м-м… Нет. Пусть будет нет, а то еще расслаблюсь.
- Какая Олимпиада для вас была самой тяжелой?
- Самая тяжелая… Даже не могу сказать. В Сиднее от меня вообще никто ничего не ждал, а я туда поехала за медалью. В Афинах, наверное, уже было 80 на 20: были люди, которые сомневались и ставили на победу других. А здесь все ждали только моей победы, да еще с мировым рекордом. То есть сомнений ни у кого не было. И, наверное, именно эта Олимпиада была самой тяжелой в психологическом плане. Я стала узнаваема. Не ходила в олимпийскую деревню. Как приехала 14 августа, так и просидела все это время в номере. Я не могу выйти на улицу. В столовую ходила в кепке и очках, чтобы только никто меня не просил сфотографироваться или еще о чем-то.
Виталий Афанасьевич после 4,85 сказал, что как будто ничего не произошло. Я уже была такая радостная: Олимпиада, золото, мы с ним сделали это. А потом когда я начала улыбаться, принимать поздравления, он мне сказал: слушай, успокойся, ты что расслабилась, тебе еще мировой прыгать. Я остолбенела.
- Были сомнения, что не возьмете высоту мирового рекорда?
- Нет, сомнений не было. Я знала, что в меня очень верят все, кто живет в России, все мои близкие, родные.

 

Связанные материалы: