БОБСЛЕЙ
ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Руководители Федерации бобслея и скелетона России прокомментировали открытое письмо лидеров сборной Александра Зубкова и Алексея Воеводы Президенту России Дмитрию Медведеву, которое было опубликовано во вчерашнем номере «Советского спорта».

Президент федерации и по совместительству глава группы «Автолайн» Никита Музыря на вопросы о письме ответил охотно. Только заметил с улыбкой:

— Очень жаль, что наш внутренний рабочий конфликт теперь вышел на всеобщее обозрение. Не думаю, что это проблема уровня Президента России.

— Почему экипаж Александра Зубкова по тренерскому недосмотру не прошел на Олимпиаде в Ванкувере процедуру стикеровки и чудом не был дисквалифицирован?

— Зубков сам подставил команду под дисквалификацию, — считает президент федерации. — Прекрасно зная, что это запрещено, он перед стартом переклеил стикеры на новые коньки. И только благодаря нашим хорошим отношениям с международной федерацией экипажу вообще разрешили стартовать в Ванкувере. Неудивительно, что после такого тренеры разговаривали с Сашей на повышенных тонах. Я бы сам, честно говоря, вряд ли сдержался.

— Правда ли, что Зубкову, несмотря на лучшие результаты по ходу сезона, не доставались лучшие коньки?

— Заявляю ответственно, коньки все одинаковые, — подчеркнул Музыря. – Остальное – психоз Александра. Несмотря на это, в Ванкувере в турнире четверок мы отдали экипажу Зубкова коньки Абрамовича. Дмитрий в результате пребывал в полной истерике, а Зубков в первой же попытке умудрился перевернуться. Мы еле уладили внутренний конфликт в команде, так как ребята из экипажа Абрамовича были очень злы.

По словам Зубкова и Воеводы, тренеры общались с ними в нецензурных выражениях «как бандиты на стрелке». Главный тренер сборной Владимир Любовицкий от комментариев по этому вопросу отказался:

— Вступать в полемику с Зубковым и Воеводой ниже моего достоинства, — отметил Любовицкий. – Я для своих детей в этом году столько не сделал, сколько сделал для Саши Зубкова. Последние две недели перед Олимпиадой я уснуть не мог от нервного напряжения. Саша в олимпийском сезоне имел абсолютно все лучшее. Господь ему судья, если он считает по-другому.

— Я вообще не хочу ничего говорить по этому поводу, — отрезал еще один затронутый в письме чиновник, вице-президент федерации Владимир Мысев. – Про развитие нашего вида спорта готов говорить часами. Но комментировать моменты, на которые упирают спортсмены, считаю неправильным. Если я скажу, что ничего не было, – смешно, если подтвержу, что было, – тем более смешно.

А президент федерации Музыря списал все на излишнюю эмоциональность Зубкова и компании.

— Раньше, я слышал, вообще били спортсменов, — отметил Никита Игоревич. – Сейчас, слава богу, такого нет. Жесткие разговоры иногда бывают, но не считаю, что это большая проблема. А как выглядит бандитская стрелка, извините, я вообще не имею представления. Если Саша об этом рассуждает, наверное, ему виднее.

— Вы останетесь работать в федерации после открытого письма?

— Я не собираюсь никуда уходить. На Олимпиаде мы выиграли две медали и полностью выполнили план. Это — заслуга всего коллектива, в одиночку спортсмен, как бы он ни был талантлив, до медали не доедет. Результат есть, а значит, наша команда сработала достойно.

Как команда сможет показывать результат, если Зубков и Воевода закончат карьеру?

У меня лично к Саше никаких претензий нет, даже после письма. Хотя я лично платил ему зарплату, какую получает в компании не каждый менеджер. Но если раньше мы делали ставку только на Зубкова, теперь будем готовить молодежь. Саша – возрастной спортсмен, соревноваться с молодыми ему все тяжелее. Если Зубков пройдет спортивный отбор, великолепно! Но никакого блата его экипаж больше иметь не будет.