V4x3 l 1431206167571

Главный тренер сборной России по бобслею и скелетону Пьер Людерс рассказал о том, как ему работается во главе сборной России.

- Пьер, вы работаете с российской командой первый сезон. Вроде бы немного – но уже и немало. Все ли ваши ожидания от работы со сборной России сбылись?

- Когда я принимал предложение возглавить российскую команду, я не собирался прийти и все переделать не собирался всех и всему заново переучивать. Даже когда я было спортсменом, я никогда не верил в то, что можно прийти и сразу все поменять – такое никогда не работает. Да и необходимости в этом не было: я ведь шел не на пустое место, база была заложена вполне приличная. А вот что требовалось, так это имеющиеся определенные кусочки сложить воедино. Над этим собирались работать, над этим и работаем. Не ломая традиций российской бобслейной школы, но с применением опыта и наработок кандаских тренеров, швейцарских, итальянских.

- И как, на ваш взгляд, это получается? Видите ли вы в выступлениях ваших подопечных прогресс?

- Прогресс, несомненно, есть. Меня, скажу честно, очень радует, что команда воспринимает идеи новых тренеров внимательнее, точнее, чем я поначалу рассчитывал. Но... Мне кажется, сейчас мы видим только поверхность того, что может быть. Если взять всю картину вместе: двойки, четверки, женский босбслей, скелетон – еще столько возможностей для улучшения, столько нереализовнного потенциала... Словом, еще работать и работать. Чем мы, собственно, практически каждый день и занимаемся.

- А кому вам, как тренеру, приходится в этой каждодневной работе уделять больше внимания: лидеру Зубкову, который может сам себе быть наставником, или молодым пилотам?

- Кому больше, кому меньше... Сложный вопрос. Скажем, Зубкову достаточно только нескольких подсказок по трассе – чтобы он мог попробовать, посмотреть, как лучше, быстрее ее пройти. А молодым пилотам нередко надо объяснять всю трассу. В целом же стараюсь уделять одинаковое внимание всем.

- А чему больше уделяете времени и сил – двойкам или четверкам?

- Трудно посчитать, трудно разделить. Добиться прогресса в двойках, несомненно, сложнее. Там всего один разгоняющий, машину толкают только двое, и если один из них становиться чуточку слабее, это очень сильно влияет на результат. Если посмотреть на гонки этого сезона, могу сказать, что все наши пилоты в двойках пилотировали очень хорошо. Но им мешало низкое время разгона.

- И это вызывает в преддверии Сочи немалую тревогу: нет сомнений в том, что Александр Зубков – блестящий пилот, но он уже далеко не юн и, увы, не становится моложе.

- Увы, это действительно так. Хотя, что касается Александра... Те, кто давно работают в команде, говорят, что такой физической формы, в какой он сейчас находится, у него давным-давно не было. Это значит, что он не только отлично понимает, насколько важно быть конкурентноспособным на старте – глупо бы ло бы, если бы было по-другому, но и очень серьезно над своим физическим состоянием работает. Это в сочетании с блестящим мастерством пилота и огромнейшим опытом позволяют Зубкову и в двойках бороться за самые высокие места – а уж о четверках я и вовсе не говорю.

- Да и в такой отличной психологической форме, как в нынешнем сезоне, лично я Александра, признаюсь, давно не видел.

- И это здорово. Именно высокий ментальный уровень, может быть, самый высокий за все время его карьеры, и помогает Зубкову показывать отличные результаты. И еще одно. Любой тренер, естественно, хочет, чтобы главный, основной спортсмен команды был примером для других. Так вот Александр сегодня – именно такой пример для всей команды, настоящий лидер, за которым тянутся другие. Причем ребятам есть куда тянуться: наши молодые пилоты, считаю, еще не раскрыли весь свой потенциал, им есть куда расти. И мы будем расти – у нас еще есть достаточно времени до Сочи.

- Спокойно ли вам работается? Вы, может, об этом не знаете, но в России существует не очень хорошая традиция: требовать от иностранных тренеров очень много – иногда слишком много. Ощущаете ли вы какое-то давление со стороны общественности, прессы?

- Со стороны? Честно? Совершенно не ощущаю. Возможно, я просто так устроен: даже когда я был спортсменом, самое сильное давление, которое я испытывал, было то, которое я сам на себя накладывал. Вот и сейчас самые большие ожидания у меня – от самого себя. Ну и, конечно, от каждого спортсмена – от самого маститого до новичка, который только что появился в команде. А вообще большого спорта без давления не бывает. Если бы меня пугало давление, я бы остался в Канаде, жил бы там спокойно и размеренно. Но я осознанно пошел на риск, я принял этот вызов.

- Понятно, что пилотам,завершившим карьеру, поначалу трудно прнивыкнуть к нехватке адреналина. Но не думал, что тренерская работа тоже дает этот чудо-гормон.

- Конечно, дает, да еще какой! Когда мой спортсмен, да тот же Александр Зубков, побеждает – ощущения ничуть не слабее тех, что давали собственные гонки и победы.


Александр Зубков: В сборной созданы все условия, чтобы хорошо подготовиться к Сочи

Трек делали под латышей? Александр Зубков выиграл хрустальный глобус и общий зачет кубка мира, а также устроил производственный скандал 

Александр Зубков: Небольшие ошибочки были – к Олимпиаде исправим 

Пьер Людерс: Ищем резких, сильных, мощных девушек-разгоняющих 

Связанные материалы: