ШАХМАТЫ

Вчера в Интерфаксе прошла пресс-конференция президента Всемирной федерации шахмат (ФИДЕ) Кирсана Илюмжинова и первого шахматиста в рейтинге ФИДЕ Гарри Каспарова. Она была посвящена итогам завершившегося недавно миром в Нью-Йорке шахматного поединка – Каспаров – компьютерная программа «Дип Джуниор».

Кирсан Илюмжинов напомнил, что два года назад на Генеральной ассамблее ФИДЕ делегаты Международной федерации проголосовали за то, чтобы все турниры между сильнейшими шахматистами планеты и компьютерами проходили под эгидой Всемирной шахматной федерации.

И поединок сильнейшего шахматиста планеты, занимающего первую строчку рейтинга ФИДЕ, Гарри Каспарова с двукратным чемпионом мира среди шахматных программ, израильской программой «Дип Джуниор», которая неоднократно доказала, что она самая сильнейшая шахматная программа – стал первым матчем под эгидой ФИДЕ.

Почему этот матч прошел именно в Нью-Йорке? Потому что в 1997 году там Каспаров уже играл против другой компьютерной программы, «Дип Блю», где Каспаров потерпел поражение. И ФИДЕ решила, что за проигрыш 1997 года человечество возьмет реванш именно здесь, в Нью-Йорке.

На вопрос, почему же не удалось его одержать, Гарри Каспаров ответил:

— У меня было довольно мало времени на подготовку – неполные две недели, а для полноценной подготовки хотелось бы пять-шесть недель плюс две недели отдыха. Достаточно было бы выполнения половины этих «условий» – и я бы выиграл. Кстати, о моем сопернике гроссмейстер Ясер Сейраван выразился так: «Это шахматист с рейтингом 2400, который никогда не зевает».

Учитывая, что времени на подготовку было недостаточно, я удовлетворен ничейным исходом, ведь программа «Дип Джуниор» объективно сильнее, чем «Дип Блю», в шести партиях играли 6 разных модифицированных программ, к тому же машине не ведомы психологические качества. Меня часто спрашивают, а что если на шахматных Олимпиадах выставлять команду компьютеров. Мне кажется, это не совсем правильная идея, так как машина имеет колоссальное преимущество. На партию с машиной надо настраиваться особым образом. Если шахматист играет сначала с человеком, потом с компьютером, потом опять с человеком – это очень сильный психологический дискомфорт.

После окончания пресс-конференции наш корреспондент побеседовал с президентом ФИДЕ Кирсаном Илюмжиновым.

— Кирсан Николаевич, пока что с машинами сразились только Каспаров и Крамник. А кого-нибудь еще из гроссмейстеров вы можете отметить, чей уровень достаточен для игры против компьютера?

— На самом деле, у очень многих гроссмейстеров для этого достаточный уровень. Если быть точным, против компьютеров можно выставлять всю первую десятку по рейтингу ФИДЕ.

— А в ФИДЕ не обсуждался вопрос о проведении первого в истории матча против машины женщины-гроссмейстера, я имею в виду венгерскую шахматистку Юдит Полгар?

— Полгар сама обратилась к нам с таким предложением. И в настоящее время для этого матча мы занимаемся поисками спонсора. Примерно через месяц в Нью-Йорке будет обсуждаться вопрос о сроках проведения этого поединка и о выбранной для него компьютерной программе.