МЭТР

Станислав ГОВОРУХИН

Недавно президент Российской шахматной федерации Андрей Селиванов заявил о своей отставке и о желании передать бразды правления вице-президенту РШФ, председателю Комитета по бюджету Госдумы Александру Жукову. В начале апреля в Дагомысе состоится съезд, на котором и будет, скорее всего, утверждена кандидатура Жукова в качестве президента РШФ. В преддверии этого наш корреспондент гроссмейстер Мария Манакова побеседовала с коллегой Жукова по Госдуме, его другом и также большим поклонником древней игры, известнейшим режиссером Станиславом Говорухиным.

ТЯЖЕЛО НАЙТИ «ДОСТОЙНОГО» ПАРТНЕРА

— Станислав Сергеевич, вы и режиссер, и актер, и сценарист, и политик, и живописец, прекрасно играете на бильярде, поднимаетесь в горы. Но мало кто знает, что вы еще прекрасно играете в шахматы, часто появляетесь на шахматных тусовках и состязаетесь с гроссмейстерами и коллегами из Госдумы.

— Ну, на бильярде я умею играть, можно так сказать, в основном в своем кругу: с Ярмольником, Якубовичем, Рудинштейном, Шурой Ширвиндтом. Играю… ну, в общем, как они. А в шахматы мне тяжело найти «достойного» партнера. В поезде, может, и обыграю случайного попутчика, а вот уже более серьезному сопернику будет со мной неинтересно. Я никогда не занимался шахматами, но всегда их любил, читал о них с удовольствием.

Научился играть в классе шестом. Одноклассник показал мне эту игру, и мы с ним все лето этим занимались. Правил, правда, не знали. Ну а потом футбол, другие виды спорта пошли, поэтому вся школа и университет прошли без шахмат. Но во ВГИКе у меня появился соперник, мы с ним сражались как ненормальные. Садились часов в семь вечера и вставали иной раз в семь утра. При этом я выкуривал две пачки сигарет, голова шла кругом. Абсолютно без перерыва – даже в туалет нельзя сбегать, ну чего объяснять шахматисту! Это такая зараза, эти шахматы! Казалось бы, «профессорская» игра, но она может быть очень азартной, особенно блиц, когда играют до королей и каждая секунда на счету.

Жизнь сводила меня с некоторыми известными гроссмейстерами. Играл, например, с Карповым не раз. Он ставил себе 45 секунд на всю партию. Нет, ты представляешь, 45 секунд! И ни разу мне не удалось хотя бы одну ничью сделать. А вот Тайманова однажды обыграл. Он, правда, играл вслепую, да еще оба подвыпивши были, да еще компания приставала к нему и подзадоривала: «Ты ходи, ходи, чего не ходишь?» Самое забавное, что эту партию он помнил в течение многих лет. Я вот думаю, как же это, интересно, у него устроены мозги? Партию, сыгранную вслепую, с любителем, пьяным, он помнит наизусть. Это какие же нужно иметь потрясающе свежие мозги!

— Известно, что нижняя палата парламента очень богата на хороших шахматистов.

— У меня в Комитете по культуре есть постоянные соперники, которые играют так же плохо, как я. Но есть и очень сильные шахматисты: Иваненко, Саша Жуков. Вообще многие политики играют в шахматы. Команда Думы даже на соревнованиях выступает, причем очень успешно. На прошлогоднем турнире парламентариев СНГ в Дагомысе усадили меня за последнюю доску (у них кто-то отказался). В итоге и я их не подвел, и третье место заняли.

— Политики часто играют в футбол, теннис. Это, похоже, не только расслабляет и поддерживает их спортивную форму, но и сближает. Можно ли сказать то же о шахматах?

— Да, это верно, садишься за доску – все разногласия исчезают, забываешь обо всех проблемах.

— Не кажется ли вам, что шахматы – это просто игра? Как карты. Но почему-то шахматисты, в отличие от картежников, постоянно жалуются, что к ним не идут спонсоры.

— Но жить-то на что-то надо!

— А что дают шахматисты обществу, чтобы требовать оплаты труда?

– Во-первых, это самый прекрасный спорт. Самая интересная, загадочная и красивая игра из всех, какие только придуманы человечеством. Она развивает умственные способности, и прежде всего память. Ведь у сегодняшнего молодого человека очень плохая память. Вот ты подходишь к киоску, просишь у продавщицы: «Дайте мне пачку сигарет и бутылку воды без газа». Она берет калькулятор и только так может к 17 прибавить 23. В уме уже никто не считает. Даты дети не учат, стихи не запоминают. А когда память слабая и нетренированная, старение быстро наступает. Поэтому шахматисты так долго в спорте и остаются.

Вообще финансировать шахматы должно прежде всего государство, и уроки шахматные надо в школах ввести. Вот я с интересом слежу за Калмыкией и думаю: родятся ли в республике классные шахматисты, ведь шахматы там в школе преподают. В этом плане Илюмжинов много сделал для этого вида спорта.

ДЗЮДО – ХОРОШО, НО ШАХМАТЫ ЛУЧШЕ

— Как же «уговорить» государство обратить внимание на шахматы, кто должен этим заниматься?

— Федерация должна, да вообще все мы: капать на мозги государству и объяснять, что дзюдо – это хорошо, но шахматы тоже вещь нужная. Жалко, что у нас президент не шахматист – сейчас бы вся страна играла.

— Полмесяца назад произошла сенсация: главный человек в российском шахматном руководстве Андрей Селиванов сложил свои полномочия. И хотя его шансы на предстоящих выборах президента РШФ оценивались очень высоко, он отказался от занимаемой должности в пользу Александра Жукова. Как вы считаете, чем обусловлена такая «рокировка»?

— Ничего не могу сказать про Селиванова, я его плохо знаю как президента РШФ, но Жуков – человек очень интересный, да к тому же еще и сильный шахматист.

— Любые выборы президента РШФ связаны с денежными тратами. Не означает ли уход Селиванова, что у него денег меньше, чем у Жукова?

— У Жукова возможностей больше – он же председатель бюджетного комитета. И круг его знакомств огромен, среди них могут быть и потенциальные спонсоры. Жуков – это классная кандидатура!

— Он центрист, а Селиванов – член СПС, представитель правого направления. Не думаете ли вы, что как будто по чьему-то указанию уходят с руководящих постов общественных организаций представители оппозиции?

— Нет, ну что ты! Тут этим и не пахнет! В этом конкретном случае таких интриг точно нет.

— А чем тут пахнет?

— Тем, что все хотели Жукова. Все шахматисты давно уже просят его возглавить РШФ. Да и сам Селиванов, похоже, за эту должность не особо-то держался, тем более что особых успехов на этом поприще он не добился.

— Как на это отреагировали лидеры СПС: они же теряют бразды правления такой крупной и престижной спортивной организацией?

— Я думаю, им по барабану. Они же все современные молодые люди и понятия не имеют, что такое шахматы. Это же сегодняшняя наша молодежь, которая умеет ворочать эти, как их там… гири. Они называют спортом тренажерный зал, где накачивают одну мышцу, вторую, бицепс, трицепс – вот что такое для них спорт.

— Какой смысл депутату перед выборами в Думу баллотироваться на пост президента РШФ? Можно ли сказать, что если он победит, то все шахматисты от третьеразрядников до гроссмейстеров будут голосовать на выборах за этого человека, за эту партию?

— Нет, конечно.

— Тогда в чем смысл?

— Ну а такое понятие, как благо народа? Помочь, скажем, такому виду спорта, как шахматы, – все это не присутствует, что ли?

— То есть основной мотив таких людей – выглядеть положительными в глазах избирателей, коллег.

— Ну что касается Жукова, то, думаю, у него совсем этого не было в голове. Его просто уговорили помочь. Сказали: «На тебя смотрит вся шахматная Россия. Ты любишь шахматы, ну давай же, возьмись за эту роль!» Думаю, что так и было.

— Тем не менее ходят слухи, что на выборах Жуков отдаст это место своему «соратнику» по шахматным делам, президенту Московской шахматной федерации Вячеславу Бересневу.

— Это хорошо, что в шахматах появляются такие люди, как Жуков и Береснев.

— Да, но тем же Бересневым были вложены деньги в некоторые шахматные проекты, а если даешь деньги, надеешься получить и дивиденды…

— Думаю, эти люди прекрасно могли бы обойтись без этого. Не знаю, что там происходит за кадром, и вообще, я все еще в достаточной степени романтик и далек от разных интриг. Мне, например, и в голову не приходило, что крупнейшие мировые матчи могут быть договорными, а сейчас вот об этом говорят. Я до сих пор не понимаю таких вещей. Все подобные сплетни проходят мимо меня, поэтому со мной уже перестали ими делиться.

— Сейчас все спортивные федерации ищут способ привлечь спонсорские деньги с помощью зрелищ. Как вы считаете, шахматы – это зрелище?

— Для того, кто умеет в них играть, наверное, зрелище. Раньше у нас играли в шахматах везде: в самолетах, поездах, домах отдыха, на скамейках в скверах. В любом учреждении слушали репортажи о том, кто где куда ходил, на какую клетку поставил фигуру. Как сейчас помню, огромные толпы на улице стояли перед радиоприемником и слушали комментарии матча Спасского с Фишером.

Сейчас другое время, другой народ, другие темпы – шахматы уже вряд ли поднимутся на такую высоту. Но самая большая проблема заключается в том, что о них перестали говорить в средствах массовой информации. И ведь много-то не надо: только рассказать в спортивных новостях о последних шахматных событиях. Если бы руководство телевизионных каналов было поумнее, оно бы сказало: «Старик, когда о спорте говоришь, говори и о шахматах тоже».

Шахматы же всегда были семейным спортом. Отец играл с сыном. Ходили друг к другу семьями в гости, в конце вечера садились за шахматы. Сейчас этого нет, но любители-то остались! Старшее поколение, кому больше сорока, все поголовно умеют играть. Сколько у нас таких? Половина населения. Они – граждане России и имеют право на получение информации. Они хотят знать, что происходит в шахматном мире. Почему их лишают этого? Потому что у власти телевизионных каналов молодые придурки, которые не знают ни одного шахматного хода. Значит, кто-то должен им объяснить это. Что они – придурки. Если они не знают, как ходят фигуры, то это еще не означает, что в стране вымерли десятки миллионов людей, которые любят шахматы и хотят знать, как проходят соревнования.

НИКАКИХ КРОССОВОК!

— Стоит ли ввести в шахматах специальную форму для привлечения спонсоров, как в волейболе, например, или даже… в плавании?

— Форму – нет, но то, что шахматисты приходят на партии в совершенно непотребном виде, – это ужасающе! Я подхожу к телекорреспонденту, а она мне: «Это же невозможно снимать! Какие-то бомжи сидят». Вот в гольфе спортсмены – все красивые и модные. На лошадях ездят – в галстуках, бриджах, белой рубашке. А здесь… Я бы вообще не пускал шахматиста без чистой рубашки и галстука. Что это за манера такая? Ты должен идти на партию, как на праздник. Тебя снимают. Ты сейчас работаешь на популярность шахмат. А они все сидят такие обрепанные, вид отвратительный просто!

— Но как заставить шахматистов так одеваться и вести себя должным образом? Приказом «сверху»?

— Говорить об этом надо постоянно. Судья должен требовать этого, руководство, спонсоры, организаторы турнира, журналисты. Все, кто болеет за шахматы, должны этого требовать. Сказать: «Друзья, у нас начинается соревнование. Кто придет в залатанном свитере, рваных джинсах и кроссовках, участвовать в турнире не будет. Приходить надо в белой рубашке, галстуке и лучше всего в костюме. И туфли  начистить до блеска».

— На какие же деньги шахматисты купят это все?

— Знаешь что? Не морочь мне голову! У Пономарева нет костюма, что ли? Может, у него и нет, но деньги-то есть. Сходи и купи. У всех есть костюм, галстук и рубашка. Нет такого самого бедного шахматиста, который не смог бы хорошо одеться. Надевай тогда свой свадебный костюм! Что я тебе могу сказать? Но без костюма и без галстука не пускать. И никаких кроссовок! Все. Вот это должно быть написано в правилах соревнований. Просто сказать им: «Мы не можем вас снимать! Мы не можем снимать бомжей, это наносит ущерб шахматам, их популярности». Посмотрите, как выглядел Капабланка и другие шахматисты того времени! Вот так и надо приходить на соревнования. К женщинам это в меньшей степени относится.

— Не лучше ли тогда искать деньги на женские шахматы?

— А где у нас шахматистки-красотки? Ну вот ты да Саша Костенюк, да еще, может, кто-то. И все.  

— Излишний интеллектуализм на женском лице плюс бедность спортсменок – получаются женские шахматы, не так ли?

— Нет, ум женщине не может мешать.

— А как вы относитесь к женщинам в политике?

— Да я вообще к женщинам хорошо отношусь. В политике ли они, на кухне – они везде на месте. Мы ведь не оспариваем главенство женщины в доме, в семье. Здесь она всегда главная. В тех случаях, когда мужу кажется, что он главный, — значит, жена умная: сумела создать у него иллюзию. И в управлении страной женщины должны быть у власти. Например, один из самых порядочных, интересных и трудолюбивых руководителей государства – Валентина Ивановна Матвиенко.

Вообще я всю жизнь полагался на женщин, у меня все группы в кино – женские. Всегда. Одни бабы. Я тысячу раз убедился, что они даже выносливее. С первого же фильма убедился. Я снимал «Вертикаль» и понял, что на женщин положиться можно, на мужиков – не всегда. Мужиков с вертолета на ледник забросили, они – с похмелья: испуганные, стонущие, шагу не могут ступить, а девки – как будто родились в горах. Идут и работают и ничего не боятся!..