Как известно, общепринятые Правила шахмат разработаны для игры между людьми. Но уже в конце минувшего столетия, когда компьютерные программы не без успеха «вторглись» в человеческое соперничество, стало ясно, что Правила нуждаются в существенной доработке. С чем это связано?

Владимир ДВОРКОВИЧ, член Комиссии ФИДЕ по Правилам игры и регламентам соревнований

Дело в том, что когда человек сражается с компьютерной программой, он может вести игру с помощью компьютерной «мышки» (или клавиатуры) и монитора, а может и играть на традиционной шахматной доске с переключением настольных часов. В первом случае необходимо внести коррективы в правило прикосновения к фигуре: таковым должно считаться законченное действие, то есть когда фигура уже перешла на другое поле и зафиксирована на нем (отпущена клавиша мышки или нажат ввод). При этом фигура может быть возвращена на прежнее место без последствий (правило «тронул — ходи» не действует). Предложить или принять ничью можно с помощью программных средств. Нет необходимости переключать часы и записывать ходы.

Пока люди все же предпочитают играть на обычной доске, записывать ходы и переключать часы. В этом случае человеку приходится общаться с компьютерной программой через оператора. Происходит это так: человек делает ход на доске и переключает часы, оператор, сидящий напротив, имеет перед собой, кроме обычной доски, клавиатуру и экран монитора. Оператор вводит ход в компьютер и ждет ответа компьютерной программы на экране монитора; когда ответный ход появляется, он делает его на доске и переключает часы.

КАК ЭТО БЫЛО В НЬЮ-ЙОРКЕ

Вот как это происходило в нью-йоркском матче Гарри Каспарова с «Дип-Джуниором» по рассказу главного арбитра голландца Герта Гийссена:

— Матч игрался в маленькой комнате на 12-м этаже нью-йоркского спортивного клуба. В соседней комнате находился компьютер с программой «Дип-Джуниор». Туда имели доступ только два члена компьютерной команды, которые следили за партиями по монитору. На другом мониторе трое специальных экспертов проверяли то, что происходило в партии.

Экран монитора был доступен только оператору и арбитру, но не Гарри Каспарову. Было четкое соглашение с Каспаровым о том, где ему можно было ходить в игровой комнате, а где нет. Каспаров был единственным, кому никогда не разрешалось покидать эту комнату в течение партии.

Оператор не должен был сам принимать решение по своему разумению. Он был просто «приставкой к компьютеру». Однако в случае предложения ничьей он должен был решить, что сделать. В инструкциях было сказано, что оператор может консультироваться с членами компьютерной команды – еще одним (сменным) оператором и автором программы «Дип-Джуниор» и гроссмейстером Борисом Альтерманом.

Если компьютер сделал ход прежде, чем предложение ничьей было принято, оператор мог сам предложить ничью даже после того, как следующий ход был сделан компьютером.

СОПЕРНИК БЕЗ ЭМОЦИЙ

Фактически это и случилось в последней, шестой, партии. Каспаров после жертвы качества сразу предложил ничью. Оператор пошел в компьютерную комнату за советом, но никого не застал. Тем временем Каспаров подошел к арбитру и сказал, что, по его мнению, оценка позиции «Дип-Джуниором» должна быть в пользу человека. Арбитр оказался в замешательстве: он знал, компьютер дает другую оценку (как рассказал позже Борис Альтерман, компьютер давал себе преимущество в полпешки). Поэтому оператор сделал ответный ход. Это означало, что предложение ничьей отклонено. Через несколько ходов уже оператор предложил ничью, причем тоже с нарушением правил (Каспаров уже обдумывал ответный ход), но судья не стал вмешиваться, поскольку Гарри ничью принял.

В таких матчах складывается весьма необычная ситуация. Компьютер не реагирует на своего противника, зрителей или арбитра. Он не испытывает напряженности ситуации, не возбуждается, не утомляется и не нуждается в отдыхе. Оператору хорошо, он может консультироваться со своей командой, может выйти. Единственное ограничение для оператора — он не должен никоим образом беспокоить игрока.

Совсем другая ситуация у его партнера-человека. Прежде всего он должен быть очень сосредоточен, и в этой ситуации любой шум может его тревожить. Герт Гийссен рассказывает, что он был, например, очень раздражен, когда отопительная система работала слишком шумно в течение партии. Но Каспаров никогда не жаловался на это.

В ходе всех игр с компьютером накапливается определенный опыт. Он обобщается, и постепенно вырабатываются правила, которые будут регулировать подобные поединки. Пока действующих Правил ФИДЕ для игры человека с компьютером нет, и перед каждым подобным матчем вырабатывается новый регламент. Правила шахмат ФИДЕ претерпевают изменения и дополняются через каждые четыре года. Проект нового раздела этих Правил для игры с компьютерными программами готовится.