КОРОЛЬ

Недавно шахматная общественность Москвы отмечала 70-летний юбилей замечательного российского гроссмейстера Евгения Андреевича Васюкова – «самого выдающегося (после Александра Алехина) русского шахматиста комбинационного стиля» (как записано в шахматной энциклопедии Италии), победителя более 40 международных турниров, тренера 12-го чемпиона мира Анатолия Карпова.

ВСТРЕЧИ С ФИШЕРОМ

– Вы играли с Фишером. Расскажите подробнее о своих встречах с ним и о своих впечатлениях.

– Первый раз я встречался с Фишером в 1958 году, когда 15-летний Бобби приезжал в Москву по договоренности между шахматными федерациями СССР и США, чтобы перед межзональным турниром сыграть два тренировочных матча с чемпионом мира среди юношей гроссмейстером Спасским и чемпионом Москвы, международным мастером Васюковым. Но, приехав в Москву, Фишер сделал неожиданное заявление, что он хочет играть только с чемпионом мира Ботвинником. Это восприняли с улыбкой, и ему было вежливо отказано. И тогда Фишер зачастил в ЦШК, где все две недели, которые он провел в Москве, он с утра до вечера без устали играл со всеми, кто там попадался ему под руку и громил всех направо и налево. И тогда, чтобы поддержать честь марки, наши пригласили трех ведущих блицоров того времени: Бронштейна, Петросяна и меня. Но Давид Ионович не пришел, сказав: «Ну что играть с мальчиком». Тигран Вартанович выиграл первые две партии, а потом играл с переменным успехом, сохранив перевес в два очка до конца матча. Я же до этого сыграл блицматч с Геллером. Я не знал, что блиц не самая сильная сторона его творчества. При счете 7:0 в мою пользу (без ничьих!) мы прекратили матч, и мне предстояло играть с Фишером. И я думал, что если с таким великим гроссмейстером так удачно сыграл, то и с Фишером тоже успешно выступлю, но в первых 5 партиях он вышел на очко вперед. Однако потом я приспособился к его стилю игры и победил с большим счетом.

– Как Фишер реагировал на поражения?

– Спокойно реагировал, но только каждый раз с недовольным видом расставлял фигуры для новой партии.

– Встречались ли вы потом с ним?

– Да, много раз. В Сусе в 1967 году, в Пальма-де-Майорке в 1970 году, потом в 1971 году в Ванкувере на матче претендентов, где он играл с Таймановым. Последний раз с Фишером я встречался в Будапеште в 1996 году на 85-летнем юбилее Андрэ Лилиенталя.

В Будапеште в какой-то момент Лилиенталь мне сказал, что Бобби хочет встретиться только со мной и ни с кем другим из приехавших на юбилей. Когда мы встретились, первое, что спросил Фишер, не еврей ли я. На следующий день через Лилиенталя он предложил мне поужинать с ним. Мы встретились, и он повел меня в китайский ресторан. Мы ужинали без вина, и меня очень удивило, что Бобби заказал огромное количество разных соков. Ужин был длительным, и мы беседовали на русско-сербско-английском языке.

– Вы знаете сербский язык?

– В известных пределах, ведь я много раз бывал в Югославии. Одна из тем, которую затронул Фишер, касалась легенды о том, что евреи договариваются между собой и это отражается на шахматах. Я ему сказал, что не могу с ним согласиться, так как в каждой нации есть плохие люди и по ним нельзя судить о целом народе.

Анекдотический случай был в Ванкувере. Мы сидели в ресторане за ужином, устроенном по случаю окончания матча Фишера с Таймановым. На ужин нас пригласил директор шахматной федерации США Эд Эдмонсон. Там были Котов (руководитель делегации), Балашов, Тайманов и я – с советской стороны, Фишер, Эдмонсон – с американской и Кажич – главный арбитр матча. И тут сидящий напротив меня Фишер обратился ко мне и сказал: «Хотите, я покажу вам партии нашего матча, сыгранного в Москве в 1958 году?» И тут же достал карманные шахматы, с которыми в ту пору не расставался, и стал показывать. Но… дело ограничилось дебютными ходами. На это я ему сказал: «Бобби, я тоже могу показать, как мы играли». Он немного смутился. Сидящий недалеко от нас Кажич слышал начало разговора. На следующий день со ссылкой на агентство ТАНЮГ появилось сообщение примерно такого содержания: «Американский феномен Бобби Фишер показал московскому гроссмейстеру Васюкову все партии их блицматча 1958 года». Так рождаются легенды.

МИМО ИСЛАНДИИ

– Известно, что наряду с интенсивным участием в турнирах вы много времени уделяли тренерской работе. Можете ли вы подробнее осветить эту область вашей шахматной деятельности?

– Началом считаю работу в качестве тренера Банника и Авербаха на чемпионате СССР. В 1961 году я был наставником команды Советского Союза на студенческой Олимпиаде в Хельсинки. Там мы стали чемпионами. А в 1963 году был тренером сборной Венгрии. В то же время в 1962 году я был консультантом советских участников предстоящего турнира претендентов на Кюрасао, причем моей специализацией было творчество Роберта Фишера. Затем работал в качестве тренера наших ведущих шахматистов, участвующих в межзональных турнирах в матчах претендентов: Корчного (Сус – 1967 год), Тайманова (Пальма-де-Майорка – 1970 год и Ванкувер, матч претендентов с Фишером в 1971 году), Бронштейна (Петрополис – в 1973 году) и Геллера (Биль – в 1976 году).

– Правда ли, что вы работали с десятью национальными командами?

– Да, это так.

– В таком случае вы можете претендовать на занесение в Книгу рекордов Гиннесса по количеству стран, в которых вы были тренером.

– Список стран, где я был тренером, мог быть и больше, если бы оформление через Шахматную федерацию СССР не было весьма длительной процедурой. Так, год или два я ждал оформления в Исландию, куда был приглашен на тренерскую работу. Когда это сорвалось, мне сказали, что надо было кого-то задобрить здесь, но мне это в голову не приходило. Когда же через какое-то время я приехал в Исландию в 1980 году на международный турнир, то те, кто приглашал, мне сказали: «Как жаль, что вы тогда заболели». Я говорю: «Как это я заболел? Мне сказали, это ваш клуб разорился и у вас нет денег на оплату тренера». «Да что вы, у нас все в порядке!» – воскликнули они.

– Почему в последние 30 лет вы работали в основном с зарубежными командами?

– Потому что меня приглашали.

– А здесь не было приглашений?

– Как это не было приглашений?! Здесь я работал с Карповым на трех матчах за звание чемпиона мира. Это матч с Корчным в 1978 году в Багио на Филиппинах, матч с Каспаровым в Москве: на первом матче в 1984–1985 годах и во втором матче в 1985 году. Кроме того, я работал в шахматных школах Карпова в 1988–1989, в 1995 и 1997 годах и Каспарова в 1990 году в Мурсии (Испания).

ВИЗИТ ГРОССМЕЙСТЕРА В «СТАРЫЕ ВАСЮКИ»

– Ваша шахматная фамилия помогала или мешала вам в жизни?

– Когда я начинал играть в шахматы, то я еще не прочел книгу «12 стульев» Ильфа и Петрова. А потом она нисколько не мешала. Даже наоборот. Есть такой город Космодемьянск (Республика Марий Эл), который каждый год, начиная с 1995-го, проводит «Бендериаду». Они подсчитали, что только от них Остап Бендер, убегая от васюкинских любителей шахмат на лодке вместе с Ипполитом Матвеевичем, мог добраться за одну ночь до Чебоксар. И ежегодно они приглашают меня в Космодемьянск на 3 дня на празднование «Бендериады» в качестве почетного гостя, где я, по сценарию, читаю лекцию и провожу сеанс одновременной игры.

– Как вы относитесь к женским шахматам?

– А как к ним можно относиться? Женщины сейчас здорово играют. Прогресс налицо. Я вспоминаю, когда игрались матчи СССР – Югославия в 60-х годах, то как-то мы со знаменитой югославской шахматисткой Милункой Лазаревич выступали на радио и она сказала: «Посмотрите, сколько играет мужчин и сколько играет женщин в пропорциональном отношении. Дайте нам 50 лет, и лучшие из нас достигнут мужского уровня». Так оно и случилось фактически. Судите сами – Гаприндашвили, Чибурданидзе, сестры Полгар, китайские шахматистки, наши Галямова, Костенюк и другие. Все началось с Ноны Гаприндашвили. А до этого можно было свободно давать сеанс женской сборной команде страны.

– Соприкасаются ли с шахматами ваши дочери и жена?

– Старшая дочь Катя играет в шахматы, у нее 1-й разряд. Она кандидат наук, в частности занимается исследованиями в области шахматной психологии. Младшая дочь, Лена, любит решать шахматные задачи, но в шахматы не играет. Что касается Жени, моей супруги, то про нее можно сказать, что она образованный любитель.

Как тут не вспомнить Александра Сергеевича Пушкина, который писал своей жене: «Любовь моя, я очень рад, что в шахматы учишься играть, шахматы должны быть в каждом благоустроенном семействе».

Огромный творческий потенциал гроссмейстера ярко характеризует сыгранная в прошлом году на «Аэрофлот-оупен» партия с Эло-фаворитом (2693) соревнования Люком ван Вели. Жюри из супер-гроссмейстеров признало ее лучшей в мире в 2002 году!

Евгений ВАСЮКОВ (Россия) – Люк ван ВЕЛИ (Голландия). Сицилианская защита

1. е4 с5 2. Kf3 d6 3. d4 cd4 4. Фd4 Кс6 5. Сb5 Сd7 6. Сс6 Сс6 7. Кс3 Кf6 8. Cg5 е6 9. 0-0-0 Се7 10. Лhe1 0-0 11. Крb1 Фа5 12. Фd2 Фа6. 13. Кd4 Лfс8 14.f4!? h6 15. h4!? Фс4 16. g4 Крf8 17. f5!? hg5 18. hg5 Kd7 19. fe6 Ке5. 20. Лh1! fe6. 21. b3! Фb4 22. Лh8+! Kрf7 23. Фf4+ Cf6. 24. Лh7!! Крg8! 25. gf6! Крh7 26. Фg5!! Лс7 27. Ке6! Лас8 28. fg7 Крg8 29. Лh1 Се4 30. Лh8+ Крf7 31. Кс7 Фс3 32. g8Ф+, и черные сдались. 1:0.

ВАСЮКОВ Евгений Андреевич

Родился в Москве 5 марта 1933 г. В шахматы начал играть с 15 лет в 1948 году.

С 1961 года – международный гроссмейстер ФИДЕ. Дважды чемпион мира среди студентов 1955–1956 гг. Победитель более сорока международных турниров. Семикратный чемпион Москвы. Восьмикратный победитель чемпионата Москвы по молниеносной игре на призы «Вечерней Москвы». Чемпион мира среди сеньоров 1995 г. Тренер А. Карпова и других ведущих гроссмейстеров в межзональных, претендентских и финальных соревнованиях на звание чемпиона мира. Более чем сорокалетний стаж работы по шахматной тематике в газетах «Гудок», «Сельская жизнь», «Вечерняя Москва» и «Труд».

В 1996 году отмечен премией «Оскар», присужденной Международной ассоциацией журналистов, пишущих на шахматную тему. Член международного Совета сеньоров при президенте ФИДЕ.