PERSONA GRATA

Недавно появился двухтомник избранных партий Виктора Корчного на английском языке (сейчас готовится русское издание). Хочется привести отрывок из предисловия к этой книге: «Молодому гроссмейстеру, составляющему подобную книгу, приходится, очевидно, ломать голову – где найти сотню выигранных им партий. А мне предстояло выбрать сто партий из примерно двух тысяч, выигранных мною...» И далее: «Мне довелось играть с шахматистами четырех поколений, с несколькими сотнями мастеров и гроссмейстеров».

Шахматное долголетие Корчного настолько уникально, что его даже не с чем сравнить. Шахматисты его поколения, какими бы сильными они ни были когда-то, давно на пенсии, изредка выступают в ветеранских турнирах, а Виктор Львович (в марте отметивший свой 72-й день рождения) остается одним из самых востребованных игроков в мире. Он переезжает с турнира на турнир, с удовольствием играет с молодежью тренировочные матчи, выступает в командных соревнованиях – на Олимпиадах за Швейцарию, а в российском командном чемпионате – за санкт-петербургский клуб.

Его рейтинг колеблется в пределах первой сотни – то он 24-й, то 60-й, но для Корчного это никакого значения не имеет. В одном интервью он даже признался, что и в деньгах не нуждается, и уж точно играет не из-за них. Для него есть только один человек, к мнению которого он прислушивается, только один авторитет – это он сам.

ВОСХОЖДЕНИЕ К ВЕРШИНЕ

Голодное питерское детство. Ленинградский Дворец пионеров стал для тощего, некрасивого еврейского мальчика вторым домом. В возрасте 14 лет, когда сейчас уже становятся гроссмейстерами, у Корчного был лишь третий разряд. Мастером он стал в двадцать. Его сверстники и соперники – Таль и Спасский – раньше начали свое восхождение. Корчной же осваивал шахматную науку постепенно, и соотношение таланта и работоспособности было совсем другим, чем у конкурентов.

Когда-то тогда, лет, наверное, 50 назад, в нем поселилась неуемная жажда борьбы, которая горит по сей день. Пепел Клауса стучит в его сердце. Каспаров, вернувшись в 2000 году с очередного выигранного супертурнира в Вейк-ан-Зее, рассказал о замечательной картинке из последнего (13-го!) тура. Все партии закончились – на сцене сидел лишь умирающий Пикет (сильный голландский гроссмейстер, моложе Корчного на 38 лет), а по сцене носится Виктор Львович, который в конце концов добил соперника и создал очередной шедевр (окончание этой партии прокомментировано Е.Коткиным).

Но все это – всемирная слава, десятки выигранных турниров – будет потом. И совсем не сразу. Вот что напишет в своей книге сам В.Л.: «Комментаторы шахматных соревнований часто хвалили мои бойцовские качества. Я действительно прошел суровую школу беспощадной турнирной борьбы. Чемпионаты СССР – национальные турниры, по классу не имевшие себе равных в мире. Я участвовал в пятнадцати. Но что было еще важнее, я сыграл в десяти отборочных турнирах, так называемых полуфиналах чемпионата страны. Кроме двух первых, во всех остальных я был на коне! Я довольно легко победил в том (1952 г.) отборочном турнире. А потом выиграл и последовавший за ним чемпионат». Корчной действительно величайший боец. Уже никогда не будет побит его рекорд – четыре раза он был чемпионом СССР. Четырежды выступал в финальных матчах претендентов, два раза подряд играл матчи на первенство мира. Кстати, этот подвиг – дважды пройти всю систему отбора и сыграть матч с чемпионом мира, помимо Корчного, удалось совершить лишь одному человеку – десятому чемпиону мира Борису Спасскому. Но для того, чтобы выиграть у Петросяна во втором, победном матче, Спасскому пришлось в финальном матче претендентов победить Корчного. Это был 1968 год. Через 10 лет судьба вновь сведет двух бывших ленинградцев в претендентском матче – живущий во Франции экс-чемпион мира Спасский уступит живущему в Швейцарии «отщепенцу и злодею» Корчному.

ВЫНУЖДЕННАЯ ЭМИГРАЦИЯ

Перед этим была эмиграция. Точнее, бегство – Корчной уже планировал отъезд из Союза, но уезжать пришлось быстрее, чем он хотел. Вот как пишет об этом сам «невозвращенец» в знаменитой книге «Антишахматы»: «В июле 1976 года я поехал на турнир в Голландию. Я бы снова вернулся в СССР за вещами, но дал интервью в своем обычном стиле для «Франс пресс». Я рассказал, почему Спасский неудачно сыграл в только что закончившемся межзональном турнире в Маниле, — сколько горя он перенес, прежде чем получил выездную визу! Я обругал советские власти за то, что они отказались от участия в Олимпиаде в Израиле. Увидев свое интервью напечатанным, я понял, что в Союзе меня съедят, и попросил у голландских властей политического убежища…»

Советская власть очень чувствительно отнеслась к бегству выдающегося спортсмена. Сына Виктора Львовича по надуманному обвинению посадили в тюрьму, жену не выпустили. Семья осталась в заложниках. Как его только не называли – злодеем, отщепенцем, предателем! Советские гроссмейстеры написали гневное письмо, и совсем немногие отказались подмахивать подлую бумажку.

Не будет преувеличением сказать, что за «претендента» – только так называли в советской прессе Корчного, когда он дважды выходил на бой с Карповым, болел весь западный мир. Тайно болели многие соотечественники. На Карпова работали все силы Советского Союза. Ему помогали лучшие врачи, тренировали сильнейшие гроссмейстеры. Команда Корчного на матче в Багио была слабее на два порядка, и все же Корчной был в шаге от победы – при счете 5-5 он нелепо, из-за собственного упрямства, применив сомнительную схему, проиграл. Впрочем, об этом матче уже написаны десятки книг, сотни статей, достаточно. Корчной боролся не с Карповым, а с системой, и в следующем матче, в Мерано, он уже не мог конкурировать с чемпионом.

Почему же Корчной не стал чемпионом мира? Ответ совсем не очевиден. Советская власть, конечно, была сильна, но и страшно силен был Карпов. В одном из поздних интервью Корчной признает, что Карпов еще и лучше играл в шахматы…

Даже не завоевав главный шахматный трофей, Корчной добился всего, что возможно. Отъезд на Запад продлил его шахматную жизнь – в Союзе ему не дали бы играть, как пытались не дать стать чемпионом Каспарову. И именно Корчной в 1984 г. отказался от присужденной победы в полуфинальном матче с Каспаровым, вышел на бой и проиграл…

На Западе Корчной сам выбирал турниры, в которых он хотел выступать, а не стоял в унизительной очереди в Спорткомитете. Оказалось, что ресурс этого человека неисчерпаем. Он и сейчас никак не может наиграться. Мозг человека может работать очень долго – вот еще один урок, который Корчной преподал всем нам. Он не пробегал по претендентской лестнице, как Таль или Каспаров, на одном таланте. Он шел, падал, спотыкался, останавливался – и шел дальше. На силе воле, на характере, на спортивной злости. Он и сейчас идет.

НЕСТАРЕЮЩИЙ КОРИФЕЙ

Корчному – 72. Поверить в это, наблюдая за тем, как он играет, как анализирует, как расстраивается при неудачном исходе – невозможно. Про его нелегкий характер ходят легенды, да он и не смог бы быть добреньким дедушкой, с улыбкой взирающим на подрастающую поросль. Он запросто может сделать замечание партнеру – сказать, например: «Молодой человек, хватит ерундой заниматься, это битая ничья», — и хотя такое не предусмотрено правилами, мало кто осмелится отказаться. Сейчас, когда все спортивные задачи решены, он просто играет в шахматы – и наслаждается этим. Что ему нынешние молодые!

У Корчного положительный счет с такими корифеями прошлого, как Таль (+6), Спасский (+8), Полугаевский (+17), Глигорич (+4). Равный счет с Ботвинником, Фишером и Петросяном. Положительный счет со многими «молодыми» следующего поколения — пятидесятилетними Тимманом, Юсуповым, всех не перечислишь. Список турнирных побед занял бы половину газетной полосы.

Сейчас он взялся за шахматистов моложе его лет на пятьдесят. В 2001 году сыграл вничью тяжелейший матч с Пономаревым, одержав первую победу на 117-м ходу! Невероятно, но в том же году он победил на супертурнире в Биле, в котором выступали Свидлер, Грищук и Гельфанд!

Очень сложно описать его шахматный стиль. Есть даже специальный шахматный термин – «закорчнить» позицию. Это значит — бороться изо всех сил в сложнейшей позиции, путать соперника, выискивать все ресурсы борьбы. В этом он похож на Ласкера, который дольше всех, 27 лет, удерживал шахматную корону. И так же был не только борцом, но и философом.

Шахматы для него — в первую очередь спорт, а уже потом искусство и совсем чуть-чуть наука. «Я всегда стремлюсь к победе – иначе не стоит садиться за доску!» – таков девиз «великого второго». И еще: «Ненавижу нейтралитет! Единственное, что мне не нравится в стране, где я сейчас живу, — это ее позиция нейтралитета. Свое мнение надо выражать!»

НАША СПРАВКА

Виктор КОРЧНОЙ, Швейцария. 

Родился 23 марта 1931 года в Ленинграде. Международный гроссмейстер с 1956 г. Участник двух матчей на первенство мира (1978, 1981), четырехкратный чемпион СССР, победитель многочисленных международных турниров.

КОРЧНОЙ – ПИКЕТ,

 Вейк-ан-Зее, 2002

Вейк-ан-Зее, 200239.Ce6! Пока королю черных не дозволяется вступить в игру.
39...Ke4 40.h4 Грозило 40...Kg5.
40...Kc3 41.Kрd2 Ke4+ 42.Kрe2 Сd6 Плохо 42...Kc3+ 43.Kрd3 Kd1 44.Kрc4
43.f3 Kрc5 44.Cc4 44...Kрd7? У черных уже плохо, но ход в партии — тактическая ошибка. Таких шансов В.Л. не упускает.
45.Сb5! Блестяще! Кажется парадоксальным, но черные в цугцванге. Ходы слоном по диагонали а3-f8 проигрывают по-крупному ввиду 46.Kb8. Другие перемещения слона, так же как и ходы коня и короля ведут к потере пешки b4. Ходы пешками, как всегда в таких случаях, быстро иссякают.
45...Kрf8 46.Kb4! Сb4 47.Сd7 Итак, разноцвет в чистом виде, но уже с двумя лишними пешками, к тому же проходная «а» — очень отдаленная.
47...Kрe7 48.Сc8 h6 Может быть, 48...Сa3 позволило бы увеличить количество ходов в партии, но повлиять на результат уже ничто не в силах.
49.a4 Kрd6 50.Kрd3 Kрe5 51.Сd7 g5 52.h5 Сa5 52...Kрd5 53.Сe8 Сa5 54.Сf7+ , и черный король должен уступить белому дорогу на один из флангов.
53.Сc8 Сb6 54.Сf5 Сa5 55.Сc4 Сd2
56.Kрc5! Потеря пешки уже не имеет значения.
56...Сe3+ 57.Kрc6 Собираясь помочь пешке «а» стать ферзем.
57...Сd2 58.Kрd7! Предводитель белого войска меняет маршрут.
58...Kрf4 59.Kрe6 Kрf3 Черные восстанавливают материальное равновесие...
60.Kрf7 и капитулируют. Исход борьбы решает пешка «h». 1-0