ШАХМАТЫ
ЧЕМПИОНАТ МИРА

 В Мексике стартовал чемпионат мира по шахматам. В первом туре встречались Вишванатан Ананд и Борис Гельфанд, Александр Грищук и Петер Леко, Владимир Крамник и Петр Свидлер, Александр Морозевич и Левон Аронян. Все партии завершились вничью.

Говорят, театр начинается с вешалки. Шахматные турниры – с жеребьевки. В Мексике она была в последний момент перенесена из театра в гостиницу «Шератон»: гостиницу неплохую, удобную, но выглядящую наряду с отелями «Хилтон», как забегаловки «Макдоналдса» среди элитных ресторанов. На мой взгляд, чемпионат мира заслуживает другого отношения, но по одежке протягивают ножки.

При жеребьевке, из уважения к титулу, первым вызвали действующего чемпиона мира Владимира Крамника, и он, к бурному восторгу зала и в особенности своих секундантов, выбрал шахматную фигуру, на подставке которой значилась цифра 1. Дважды первый – и Володя, не лишенный верований в кое-какие детские приметы, счел это хорошим предзнаменованием.

Забегая вперед, расскажу, к примеру, и о реакции Бориса Гельфанда на волю судьбы. Он тоже был очень доволен, потому что, по убеждению бывшего минчанина, Ананд всегда несколько вяло стартует. А обретает свою грозную мощь, лишь втянувшись в турнирный ритм. Играть же черными с Виши на старте куда как спокойнее. К слову, Борис как в воду смотрел.

Неведомая нам воля послала в соперники Крамнику четырехкратного чемпиона России Петра Свидлера. И есть возможность (о том, в чем она, потом) предложить вам, друзья, мини-портреты участников, севших за первый столик: об остальных гроссмейстерах еще будет рассказано.

КРАМНИК ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ

Строго говоря, он мог бы быть и Соколовым: биография предков довольно извилиста. Но в любом случае остался бы тем талантливым мальчишкой, из отнюдь не шахматного Туапсе, которого Михаил Ботвинник зачислил в свою школу, просмотрев лишь две его партии. «Михаил Моисеевич, давайте посмотрим остальные», — предлагали ассистенты. «Конечно, посмотрим, он уже зачислен», — ответствовал мэтр.

А в сборную России его буквально силой своего авторитета и темперамента привел Каспаров. Владимир был всего лишь мастером – такого никогда ранее не случалось. Только после абсолютно лучшего результата, показанного на всемирной шахматной Олимпиаде 15 лет назад, все вопросы разом отпали: 8,5 очка из 9 говорили сами за себя.

Как же сумел Владимир победить в матче за корону Великого и Ужасного Гарри Кимовича? Дело в том, что успех Каспарову в самом конце XX века приносили не только прекрасная игра, но и страх, который испытывали все его соперники. Все, кроме Крамника. Он совершенно спокойно вышел на поединок в Лондоне, и после старта я просто почувствовал, что нервозность стал излучать уже чемпион мира. Он выплескивал ее на близких, на свою команду, на Крамника; досталось и мне, безгрешному. Как бы то ни было, мир получил – и признал! – своего 14-го по счету шахматного короля.

Каковы его шансы сейчас? Это вопрос вопросов. Ведь у Крамника за последние годы выработалась привычка: белыми стремиться к победе, черными – довольствоваться ничьей. Это хорошо в матчах, а в турнирах такого может не хватить. Да и мотивация у него едва ли не самая слабая из всех участников: ведь заняв любое место, кроме первого, он все равно в будущем году встретится в своеобразном матч-реванше с нынешним победителем.

Это, так сказать, минусы. Плюс же в том, что он – Крамник. Избавившийся от неприятной затяжной болезни ног, снова начавший выигрывать крупнейшие турниры и опять-таки вновь обретший ту игру, которая возвела его на трон.

СВИДЛЕР- ЭНЦИКЛОПЕДИСТ

Первое впечатление потрясало: молодой питерский гроссмейстер походил как две капли воды на неповторимого Михаила Таля. Сделав ход, Петр стремительно вскакивал из-за столика и мчался между соседними столами, молниеносно окидывая взглядом и успевая, как и Таль, оценить чужие позиции. Порой он проходил мимо: иногда Свидлер даже не обращал внимания на чужие доски. Его глаза становились отстраненными, взгляд уходил вдаль. Тогда рождался взрыв, наполненный свежим даром, оригинальной мыслью, однако иногда вдруг следовала ошибка.

Впрочем, неудача приходила редко. Зато победы – куда чаще. В результате Петр стал по праву вторым шахматистом России после Крамника. Не раз помогал в работе шахматному королю, с которым находится в приятельских отношениях, не раз достигал блестящих результатов на крупнейших турнирах и всемирных шахматных Олимпиадах.

Гроссмейстеры — в большинстве своем люди эрудированные. Но Петр выделяется даже на их фоне. Прекрасно знает музыку, всерьез изучает философию, любит футбол, читает каждую свободную минуту. Обожает своих двойняшек и сразу же после турниров стремглав мчится на перекладных в Питер. И еще одна его характерная черта: глубочайшая человеческая порядочность.

Одно время – с год назад – он несколько «переиграл» и как-то потерял вкус к шахматам. Но нашел в себе силы отказаться от некоторых новых стартов, отдохнул, подготовился, обрел былую форму и… Даже известная мягкость характера не мешает ему быть одним из реальных претендентов на успех, так что посмотрим на новый этап его творчества.

ПЕРВЫЙ ТУР, КАК ПЕРВЫЙ БЛИН

Но ни друзья-соперники, ни другие пары на старте особой прыти не выказали. Судя по всему, и не собирались. В чем дело? Высокое среднегорье Мехико, где, говорят, надо акклиматизироваться не менее двух недель, сонливость днем и ночью – все это, вместе взятое, видимо, дало о себе знать. Отсюда – лишь 98 ходов на все четыре встречи. Шахматисты быстренько сделали короткие, или, как их часто называют, «гроссмейстерские» ничьи, и пошли по своим гроссмейстерским делам.

Заметная вялость в игре, отсутствие мало-мальски собственных, не теоретических продолжений. Всего в одной из партий игра все же подошла к первому цейтноту: участники ведь получают по два часа на 40 ходов, потом еще по часу на 20 ходов и затем по 15 минут до конца партии, но уже с прибавлением 15 секунд на каждый ход: слава часам Фишера! Дебюты встречались самые разные, но большого шахматного содержания поединки не несли (отсюда и возможность именно сегодня начать рассказ о каждом из участников, поскольку шахматные позиции не заслуживают большого уважения).

МЕХИКО (МЕКСИКА)

Первый тур
Ананд (Индия) – Гельфанд (Израиль) – 0,5:0,5.
Грищук (Россия) – Леко (Венгрия) – 0,5:0,5.
Крамник (Россия) – Свидлер (Россия) – 0,5:0,5.
Морозевич (Россия) – Аронян (Армения) – 0,5:0,5.