ШАХМАТЫ
ПИСЬМО В НОМЕР!

Может, помните такой телевизионный фильм с полемическим названием? Так вот, за последние пару дней этот же вопрос я услышал от доброго десятка моих добрых знакомых.

Нет, они не шахматисты: по словам Поэта, они академики и герои, мореплаватели и плотники, но к мудрой и древней игре относятся так, как воспринимают ее все культурные, интеллектуальные люди. И задавали вопрос более уважительно: о Василии Иванчуке, даже о Василии Михайловиче. О гении – по оценке Михаила Таля: большего авторитета в шахматах для меня лично не существует. Почему человека, блистающего в Большой Игре более двух десятков лет, стабильного участника первой мировой десятки, а ныне, по-моему, третьего в рейтинг-листе, ФИДЕ вроде бы собралась дисквалифицировать на 2 года и даже пригрозила аннулировать все его результаты на Всемирной олимпиаде в Дрездене: к слову, на следующий день после ее окончания неудержимый Василий вновь включился в очередной турнир…

Причина общеизвестна: проиграв в Дрездене последнюю партию нынешнему американцу Гате Камскому, Иванчук отказался пройти допинг-контроль, пнул ногой какую-то каменную стену и исчез буквально в никуда. От этой партии во многом зависела судьба золотых медалей, и не понять его может только какой-нибудь Терминатор. Тем не менее «Пусть рухнет мир, но сохранится закон» – это утверждали еще древние римляне, увы, достаточно твердолобые (за что позднее и расплатились). Только вот что нарушил Иванчук и был ли он тут первопроходцем? И главное – что это за закон?

С десяток лет назад, начав борьбу за вхождение шахмат в программу Олимпийских игр (все равно – летних или зимних), президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов (история никогда не забудет 30 с лишним миллионов его личных долларов, отданных на развитие шахмат в мире) пошел на многие компромиссы ради единения с МОКом. Года три ушло на идиотское исследование: шахматы – спорт или нет? И это при том, что давно доказана серьезными учеными их огромная энергоемкость: больше за одну встречу теряют лишь хоккеисты и баскетболисты. В спорте есть допинг-контроль: хорошо, введем его и в шахматах. Хотя воздействовать на выносливость мышц и на человеческий мозг – это, по-одесски, две такие большие разницы, что и ежу должны быть понятны. Разумеется, встречаются рассказы о неимоверной стимуляции мозга, только вот беда – они ФАНТАСТИЧЕСКИЕ.

 Но дело даже не в этом. Допинг, по олимпийским законам, обязателен для ОЛИМПИЙСКИХ спортивных дисциплин. Шахматы же к ним не относятся и – теперь это очевидно – относиться не будут. В исторически, разумеется, обозримом времени – лет так на 50–100. В геологически обозримом – все возможно, но не бред ли это, заглядывать на сотни тысяч лет вперед. И потому введение допинга в шахматах – повторяю и понимаю, то был вынужденный паллиатив – незаконно, что бы ни вписывали очередные судьи в очередные регламенты соревнований.

К слову, нечто подобное уже было. На шахматной Олимпиаде в Бледе на моих глазах (был одним из арбитров) и на глазах президента ФИДЕ Гарри Каспаров даже после выигранной партии послал куда подальше судью, пригласившего его на допинг-контроль, но к тогдашнему бесспорному лидеру шахматного сообщества никто – повторяю, никто! – и не посмел приблизиться с повторным обращением. Ясно было: возникнет скандал, а он так же не нужен шахматам, как рыбе зонтик. Теперь же скандала, уже вспыхнувшего, явно возомнившее о себе ближайшее окружение Кирсана Илюмжинова решило не бояться. Или просто не просчитало последствия: шахматисты-то они в основном липовые.

Против подобной атаки на Иванчука – и на вновь, в 1001-й раз измененную систему борьбы за корону – уже выступили с открытыми письмами Магнус Карлсен (парню на днях исполнилось всего 18, но все авторитеты видят в нем будущего, и довольно скоро, шахматного короля), Алексей Широв (он вообще предлагает дисквалифицировать не Иванчука, а ФИДЕ). Я знаю, что готовятся сделать это и еще многие видные гроссмейстеры. Конечно, количество носителей редкостного некогда звания за последние годы возросло безмерно, но есть люди, составляющие подлинную историю Больших шахмат, и не слышать их – значит плевать против ветра.

И, наверное, последнее. Да, в идеале никакой талант не должен рассчитывать на свое особое положение. Только вот арбитр в шахматах не имеет права – не имеет, и все! – быть голым фиксатором результатов. Он должен знать свое дело, знать людей, которых судит. Знать, что Иванчук – человек пограничного состояния: таким были и величайшие Пол Морфии, и Вильгельм Стейниц, и Арон Нимцович, и доктор математики и философии Эммануил Ласкер, и Роберт Фишер – упаси Боже, я совсем не предрекаю Василию их конечную судьбу. И лезть к человеку, выходившему на моих глазах в турнирный зал при полном параде и галстуке, в одних шлепанцах без носков, да еще после почти трагического поражения, – это, знаете ли, ни в какие рамки не лезет! Никак не отрицая высокую культуру соратников президента ФИДЕ, должен все же признать: до высокой европейской культуры им как до небес.