13-й чемпион мира Гарри Каспаров не участвовал в 1-м этапе Гран-при ФИДЕ в Дубае, но после подписания пражского соглашения счел себя обязанным сыграть в московском этапе. Для подготовки к турниру Гарри Кимович избрал базу в Подольске, где и застал его наш обозреватель Леонид ШМАЧКОВ.

— Гарри Кимович, на протяжении почти шести последних лет в ваших интервью (в том числе и «Советскому спорту») конфронтация с ФИДЕ всегда была главной темой. Теперь это в прошлом, и мне хотелось бы узнать имя главного инициатора пражских соглашений…

— Мне сейчас сложно говорить, потому что это история, которую гроссмейстер Сейраван сейчас излагает примерно на сотне страниц в Интернете в трех частях. Первую часть мы уже перевели на русский, но говорить о том, чья это инициатива — моя или Кирсана Николаевича, наверное, было бы неправильно, потому что любой вырванный из цепи событий факт приведет к искажению. И мы, к сожалению, имеем на сегодняшний день большое количество искажений именно в российских СМИ. В них, увы, игнорируется то, что уже написано и прокомментировано в англоязычной прессе. В целом же, я считаю, когда такие глобальные события происходят в мире профессионального спорта, в шахматном мире, это значит, что все стороны, участвующие в конфликте, пришли к необходимости консенсуса. По разным причинам, но тем не менее это стало неизбежным. Поэтому процесс, который инициировал Сейраван в конце февраля, буквально за два месяца привел к феноменальным результатам. Все уже были готовы к тому, что надо найти какое-то решение, поскольку на всех направлениях обозначились явные тупики.

— После подписания соглашения тоже остался небольшой тупичок: за бортом очередного цикла оказались Ананд и Иванчук. Иванчук звонил Илюмжинову, и Кирсан Николаевич намеревается как-то содействовать подключению Василия к дортмундскому отбору.

— На самом деле это, конечно, проблема, и ее необходимо было поднимать. К сожалению, опять здесь очень много необъективной информации постоянно поступает от Крамника, который делал вид, что Дортмунд – это полностью уже закрытая тема, все согласовано, и пусть Ананд с Иванчуком играют с Каспаровым и Пономаревым. Тем не менее даже если вывести за скобки Каспарова, кажется весьма неубедительной попытка заставить Пономарева играть с теми, кого он уже обыграл. Всего четыре месяца назад на чемпионате мира ФИДЕ в Москве Пономарев убедительно победил Иванчука, который перед этим вывел из борьбы Ананда. Но вот что важно и нельзя забывать: после этого был турнир в Линаресе, где Пономарев снова обогнал Ананда и Иванчука. В связи с этим непонятно, почему Руслан Пономарев должен еще что-то кому-то доказывать. Мне кажется, что проблему Ананда и Иванчука, конечно, надо было решать, хотя я уверен, что Ананд вообще не собирался нигде играть.

СКОЛЬКО СТОИТ ЛОЯЛЬНОСТЬ?

— Кстати, вице-чемпион мира ФИДЕ Василий Иванчук отказался от участия в отборочном турнире претендентов в Дортмунде, в котором должен определиться соперник Владимира Крамника в борьбе за высший титул, по рекомендации чиновников ФИДЕ.

— Вася, безусловно, хотел играть в Дортмунде, а Ананд занимал, на мой взгляд, весьма неконструктивную позицию, считая, что он настолько велик, что его должны пускать сразу во все финалы, хотя мне приходится напрягать память, чтобы вспомнить, когда Виши выиграл последний раз в классические шахматы. Вот последнее место в прошлом году в Дортмунде помню, а победы в приличном турнире после Линареса-98 как-то не вспоминаются. Поэтому, кстати, Ананд не явился даже на это заседание в Праге, считая, что его обязательно должны куда-нибудь включить.

Я уверен, что, если бы Василия удалось каким-то образом ввести в Дортмунд, это было бы гарантией того, что цикл обретет законченность.

— А имелись ли противники подписания договора?

— Вообще мне кажется важным отметить, что договор поддержали практически все, но имелись и скрытые противники. В их ряды я бы записал, как ни странно, Виши Ананда. Дело в том, что ситуация, которая возникла в шахматном мире, – вот эта военная, – она оказалась очень многим на руку. Можно было получать хорошие призы с обеих сторон, можно было продавать и свою лояльность. Кроме того, не надо забывать, что Ананд выиграл звание чемпиона ФИДЕ в отсутствие Крамника и Каспарова. Вот эта ситуация многих устраивала, а сейчас благодаря договору в Праге (безусловно, историческому!) лояльность уже не является ходовым товаром. Надо просто играть и выигрывать. Шахматное пространство становится единым, но вот тем, кто паразитировал на этом процессе, подобная ситуация не нравится.

МАДАМ ОЖЕ ТРЕБУЕТ ВНИМАНИЯ

— Гарри Кимович, из разговора с Илюмжиновым я понял, что у спонсора дортмундского турнира мадам Оже имеются проблемы с деньгами и спасать ситуацию, видимо, опять придется Илюмжинову…

— Давайте сразу скажем так: у мадам Оже проблем с деньгами нет и никогда в жизни не будет, потому что денег у нее так много, что я не знаю, когда они кончатся.

— Тем не менее Илюмжинов сообщил об этих затруднениях Оже.

— Надо просто разделять. У нее проблем нет, проблемы могут быть только с желанием платить, поскольку она одна из самых богатых женщин Европы, которой муж оставил просто гигантское состояние. Однако богатых людей много, а за шахматы пока платит один Кирсан Николаевич. Здесь важно опять вспомнить, что по настоянию Крамника, даже скорее по категорическому требованию, турнир в Дортмунде и последующий матч Владимира с победителем дортмундского отбора были исключены из объекта соглашения. Поэтому на сегодняшний день ни Кирсан Николаевич, ни Бессел Кок никакой ответственности за Дортмунд не несут. Более того, Дортмунд никакой официальной просьбы не излагал. Другое дело, что мадам Оже частным порядком говорит с Бесселом Коком, а Дортмунд обращается к Илюмжинову. Я знаю, что Бессел Кок со своей командой приезжает в Париж, и они, безусловно, будут с Кирсаном Николаевичем и Орловым эти проблемы обсуждать. Но в отсутствие официального запроса со стороны Дортмунда и Крамника этот процесс будет малопродуктивен, поскольку Крамник категорически утверждал, что с деньгами у них все в порядке.

КРАМНИК ПЕРЕСТАЛ ИГРАТЬ В ШАХМАТЫ

— Я вчера узнал, что Крамник отказался играть в Москве. Вы знаете об этом?

— Да, я знаю, Крамник вообще играет в шахматы все реже и реже. Для шахмат это, конечно, потеря, потому что он шахматист чрезвычайно сильный. К тому же в этом есть трагический элемент, поскольку человек, выигравший матч на первенство мира, должен, в общем-то, нести какую-то ответственность за судьбу шахмат. В прошлом году его выступления были, мягко говоря, неблистательны, а в этом году он практически перестал играть в шахматы. Это, конечно, дело Крамника, хотя если он утверждает, что несет какую-то ответственность за шахматы, он обязан активно участвовать в турнирах.

— Я думаю, что это реакция на Прагу.

— Он и до Праги еще неудачно сыграл в Монако. У него голова занята другими делами. Я-то занимался ими 15 лет, но все-таки играл в шахматы. Видимо, это не так просто совмещать, в чем Крамник сейчас убедился. Кроме того, на мой взгляд, и тут я с вами полностью согласен, Крамник до сих пор не знает, что делать с Дортмундом, с последующим матчем. Совершенно очевидно, что наш поединок с Пономаревым зафиксирован, и Бессел Кок просто готовится подать заявку на его проведение. С точки зрения большинства шахматистов и любителей шахмат, этот матч и является как бы объединительным. Что же касается следующей игры, то у всех остался большой вопросительный знак, поскольку не известно: кто будет организовывать матч Крамника с победителем отборочного турнира, кто будет искать деньги?

И довольно сложно в этих условиях говорить вообще о проведении матча 2003 года, потому что в бюджет надо закладывать это сейчас, базируясь на общем календаре, который мы сейчас обсуждаем, то есть пятилетнем, хотя даже сейчас предлагают уже шестилетний – до 2008 года. Все это должно быть заложено. Но о чем говорить, если это событие может не материализоваться?

— На пражском саммите Владимир Крамник был легализован как «классический» чемпион мира. Тем не менее Илюмжинов не решился вернуть ему вроде бы законный 14-й номер, опасаясь апелляции в суд со стороны Широва.

— Широва или Халифмана?

— Широва. Есть ли у него какие-либо основания? Ведь он выиграл матч у Крамника, но ни денег, ни обещанного матча с Каспаровым не получил.

— Получил Широв деньги или не получил — это проблема Широва, но про суд я ничего не знаю. Видимо, он имеет очень небольшое паблисити, потому что сейчас он играет в Линаресе, и, как я понимаю, с Рентеро у него отношения не самые плохие.

— Я недавно поздравлял с днем рождения Анатолия Евгеньевича Карпова, и он мне сообщил, что не будет играть в московском Гран-при. Видимо, не хочет расплескать пражский успех?

— Это для меня новость. Тем не менее отказ шахматистов, участвующих в дортмундском отборе, понятен: они готовятся. Что же касается решений Крамника и Карпова, с моей точки зрения, они не вписываются в концепцию профессионального спорта, требующего постоянной игры. С другой стороны, Карпова можно понять, потому что у него другой возраст и другая биография за плечами, нежели у Крамника. Карпову никому доказывать ничего не надо. А Крамник – он в положении, когда от него ждут каких-то подтверждений того, что матч в Лондоне – это был не единичный успех в его жизни. Но он, к сожалению, ничего доказать не смог, а сейчас ничего доказывать и не хочет. И это, мне кажется, факт прискорбный.

— Спасибо, Гарри Кимович, желаю вам успеха!

— Спасибо, до встречи на турнире.