Безусловно, главными фигурами пражского соглашения были президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов и 13-й чемпион мира Гарри Каспаров, длительное время находившиеся в конфронтации. Однако не менее важную, цементирующую, роль сыграл американский гроссмейстер Ясер Сейраван, сумевший придумать в качестве буфера между ФИДЕ и шахматистами службу шахматных комиссаров. За очень небольшой отрезок времени корреспондент каспаровского сайта Илья Городецкий, общаясь с Сейраваном, успел понять, что американский гроссмейстер — настоящий дипломат, реально способствовавший достижению пражского компромисса.

ЧЕЛНОЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ

Как сообщил гроссмейстер Сейраван, для реализации плана примирения конфликтующих лагерей он «установил контакт со всеми заинтересованными сторонами и осознал, что все они думают об объединении». В результате удалось понять, что Гарри Каспаров «очень-очень сильно хотел, прямо-таки мечтал об этом». Крамник после турнира в Вейк-ан-Зее также поддержал идею объединения, сообщив, что «оно необходимо, но, к сожалению, никто не хочет говорить об этом, и дело не движется». Общаясь с руководством ФИДЕ, Сейраван почувствовал «громадную заинтересованность в объединении со стороны ФИДЕ при отсутствии понимания того, как сделать первый шаг навстречу Каспарову, не говоря уже о других шахматистах».

ВСЕМ СЕСТРАМ ПО СЕРЬГАМ

Таким образом, выяснилось, что все думают о примирении, и осталось только найти план, учитывающий интересы всех действующих лиц. Для ФИДЕ принципиальным являлось то, что звание чемпиона мира принадлежит только этой организации, а значит и розыгрыш этого титула не может проходить без их благословения. А вторым условием являлось обязательное участие всех шахматистов, в том числе и Каспарова с Крамником, в турнирах под эгидой ФИДЕ.

Совершенно ясной представлялась и позиция Каспарова: я сильнейший игрок мира (самый высокий рейтинг), я одержал победу в 10 супертурнирах подряд и ни в каком отборе принимать участие не буду.

Крамник категорически возражал против матч-реванша, считая своей задачей организацию отборочного цикла, справедливого и открытого (кстати, турнир в Дортмунде не совсем соответствует этому требованию, так как носит элитный характер).

Да, он выступал за объединение с ФИДЕ, но при этом Международная шахматная федерация должна была уважать его позицию по классическим шахматам.

У МЕНЯ ЕСТЬ ПЛАН, СДЕЛАЮЩИЙ ВСЕХ ПОБЕДИТЕЛЯМИ

Осознав проблемы всех заинтересованных сторон, Сейраван придумал четкий план, который, по его мнению, делал всех победителями. Самой главной тонкостью и единственной, по-настоящему новой его идеей явилось предложение о создании службы шахматных комиссаров — группы честных людей, которые должны были бы стать чем-то вроде буфера между ФИДЕ и шахматистами: «На сегодняшний день слишком много неприязни накопилось между ФИДЕ и гроссмейстерами, и поэтому подобный буфер необходим». Именно Сейраван предложил на этот пост нескольких человек, предварительно заручившись их согласием, поддержкой и благословением.

В Праге американец обсуждал вместе с шахматистами множество объединительных проектов, причем некоторые, по его мнению, были просто блестящими. Однако каждый раз непременно кто-либо говорил: «Не пойдет! Не пойдет!» В результате нашлись критики и у окончательного плана. Поэтому Сейраван смирился с тем фактом, что какое бы решение ни было принято, оно все равно не удовлетворит всех. Поэтому мудрый гроссмейстер заранее говорил своим критикам: «Извините, что я не смог удовлетворить ваши запросы. Но, пожалуйста, поймите, моей единственной целью было объединение. Мы не идем к ней идеальным путем, но по крайней мере мы движемся в правильном направлении. В конце концов, нас ждет потрясающее будущее: сильнейшие шахматисты будут играть в интереснейших турнира; у нас будет три чемпиона мира — по классическим шахматам, по быстрым шахматам и по игре в блиц.

Я не говорю, что теперь каждый стал победителем, но в любом случае шахматный мир сделал большой шаг вперед».