В соответствии с пражскими соглашениями помимо Службы комиссаров, о которой мы уже рассказывали в одном из предыдущих номеров, очень большая роль в реализации планов объединения шахматистов отводится Комитету гроссмейстеров, выбираемому самими шахматистами. О планах и статусе комитета, который, в принципе, уже начал свою работу, рассказывает американский гроссмейстер Ясер Сейраван.

ЧЕМПИОНЫ МИРА ВНЕ КОМИТЕТА

Как сообщил Ясер Сейраван, при создании комитета вопросов было гораздо больше, чем ответов, и поэтому на первых организационных собраниях, проходивших в Москве, главное внимание уделялось проблемам профессиональных шахматистов, и особенно игроков, входящих в первую сотню рейтинг-листа.

В обсуждении принимали участие гроссмейстеры Халифман, Николич, Кирил Георгиев, Лотье, но во всех встречах неизменно присутствовали Сейраван, Азмайпарашвили и Михаил Гуревич.

Для успешной работы комитета в будущем было решено, пока не углубляясь в детализацию проблем статуса и полномочий комитета, просто стараться наилучшим образом исполнять свои текущие обязанности.

В связи с этим было решено сделать заседания комитета открытыми для всех играющих гроссмейстеров, а Ясер Сейраван и Зураб Азмайпарашвили согласились на первоначальном этапе совместно возглавлять комитет, взяв на себя ответственность за организацию заседаний и составление отчетов.

Большое внимание было уделено обсуждению возможных кандидатов в члены комитета. Решающими факторами при этом считались активное участие в решении проблем в прошлом и умение работать в команде. Было решено, что классический чемпион мира Владимир Крамник и чемпион мира ФИДЕ Руслан Пономарев, а также шахматист №1 в мировой классификации Гарри Каспаров не могут быть членами комитета, поскольку они связаны контрактными обязательствами на участие в различных циклах чемпионатов мира.

Тем не менее при выборе кандидатов, отвечающих самым высоким требованиям, оставались сомнения в том, что предполагаемые кандидаты дадут согласие участвовать в работе комитета. Во всяком случае, был утвержден следующий список кандидатов, которым будут отправлены приглашения на участие в выборах: Зураб Азмайпарашвили (Грузия), Утут Адианто (Индонезия), Михаил Гуревич (Бельгия), Жильберто Милош (Бразилия), Предраг Николич (Босния и Герцеговина), Юдит Полгар (Венгрия), Ясер Сейраван (США), Се Цзюнь (Китай), Александр Халифман (Россия), Артур Юсупов (Германия).

Все остальные играющие гроссмейстеры тоже имеют право участвовать в выборах, но как независимые кандидаты. А сами выборы предполагается провести во время Всемирной олимпиады в Бледе.

КОНТРОЛЬ ВРЕМЕНИ — ОСОБАЯ ЗАБОТА

Важнейшим условием на любом соревновании является контроль времени, что и определило особое внимание комитета, который в результате одобрил три варианта контроля для профессиональных турниров, обусловленных темпом игры. Самый медленный темп характеризует «профессиональные шахматы», значительно более высокая скорость имеет место в «быстрых шахматах» и, наконец, с максимальным темпом идет борьба в «пятиминутках».

В связи с тем, что контроль времени в шахматах осуществляется как механическими, так и электронными часами, следует применять два типа контроля.

При обсуждении контроля времени с помощью механических часов проблем не было, и было рекомендовано использовать в «профессиональных шахматах» два часа на сорок ходов, затем один час на двадцать ходов и тридцать минут до конца партии. В «быстрых шахматах» — тридцать минут на всю партию, а в «блице» — пять минут на всю партию.

Что же касается электронного контроля для «профессиональных шахмат», то здесь полной определенности нет. Есть три рекомендованных варианта: 150 минут плюс 30 секунд на всю партию; 100 минут плюс 30 секунд на 40 ходов и 60 минут плюс 30 секунд на завершение партии; два часа на 40 ходов, затем час на 20 ходов и 15 минут плюс 30 секунд до конца партии.

Третий вариант является самым традиционным, причем первые два контроля абсолютно идентичны тем, которые применяются при игре с механическими часами, а третий контроль позволяет избежать «гильотинного финиша». Любопытно, что на турнире претендентов в Дортмунде тоже будет применяться электронный контроль: 2 часа на 40 ходов, час на следующие 20 и 30 минут до конца партии.

ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ

Семичасовой контроль, имеющий место при проведении турниров в «профессиональные шахматы», заставляет шахматистов для подкрепления сил использовать разнообразные напитки, чай, кофе, бутерброды, что не всегда гармонирует с эстетикой шахмат. В связи с этим комитет считает необходимым запретить принятие пищи во время партии, а для восстановления сил шахматистов ввести 15-минутный перерыв на обед. Естественно, во время трапезы игрокам будет запрещено консультироваться с экспертами и секундантами, пользоваться справочниками, компьютерами и т.п.

Новаторская идея нового комитета, безусловно, заслуживает внимания, но требует одобрения всех шахматных профессионалов.

«ДВОЙНОЙ НОКАУТ» ВМЕСТО ОБЩЕЙ «ШВЕЙЦАРКИ»

К сожалению, комитету пришлось отложить свое решение относительно формата проведения первого цикла по профессиональным шахматам в связи с планами ФИДЕ провести трехсторонний чемпионат мира. А для второго цикла комитет утвердил вместо общей «швейцарки» (вместе с женщинами) отборочный турнир по системе «двойного нокаута», предложенного Александром Халифманом. За этим турниром следуют четвертьфинальные матчи из 8 партий, затем полуфинальные матчи из 12 партий и финальный матч за чемпионский титул из 16 партий.

В случае ничейного счета начиная с четвертьфинальных матчей в специальный день играются тай-брейки (две быстрые партии 25 мин. + 10 сек., а затем решающая блиц-партия).

Критике комитета подвергся и действующий формат «Гран-при» по «быстрым шахматам», хотя комитет и одобрил идею участия 32 шахматистов во всех этапах «Гран-при». Тем не менее, по мнению комитета, введение «двойного нокаута» позволило бы участнику, проигравшему один матч, сохранить шансы в борьбе за третий приз.

ПУСТЬ ЖЕНЩИНЫ ВОЮЮТ ОТДЕЛЬНО

Поскольку отборочный турнир у мужчин будет проводиться по системе двойного нокаута, а не по швейцарской системе, женщины должны проводить свой чемпионат по «профессиональным шахматам» отдельно от мужчин, хотя, по всей видимости, следует провести изучение мнений шахматисток по поводу формата чемпионата мира.

Что же касается чемпионатов по «быстрым шахматам» и «блицу», то, по мнению членов комитета, для женщин необходимо выделять места.

«БЫСТРАЯ» ОЛИМПИАДА

Особое внимание комитета было обращено также на контроль времени на 14-туровой шахматной Олимпиаде ФИДЕ. По мнению членов комитета, целесообразно Олимпиаду проводить в формате турнира по «быстрым шахматам», делая два тура в день, но с двумя выходными днями. Это позволит провести Олимпиаду в девять дней, резко сократить орграсходы. Правда, при этом по итогам турнира нельзя будет присуждать новые титулы отличившимся участникам.

Что же касается командного чемпионата мира ФИДЕ (круговик с участием 10 команд), то его следует проводить с использованием профессионального контроля времени.

ДОПИНГ – НЕ ШАХМАТНАЯ ПРОБЛЕМА

МОК признал шахматы спортом, но для вступления шахматистов в олимпийскую семью ФИДЕ в угоду МОК решила проводить допинг-контроль шахматистов на чемпионате мира в Москве. В связи с этим комитет гроссмейстеров призывает провести открытую дискуссию по этой проблеме. Совершенно очевидно, что допинг не является проблемой шахмат, и поэтому в вопросе допинг-тестов для шахмат следует сделать исключение.

Комитет с интересом изучал открытое письмо гроссмейстеров, касающееся пражских соглашений и Комитета гроссмейстеров. К сожалению, никаких конкретных рекомендаций относительно структуры комитета найти не удалось. Кроме критики, ни одного конструктивного предложения ни по одной из обсуждаемых тем в письме не прозвучало. В связи с этим комитет будет с интересом изучать все открытые письма и особенно те, где предлагаются конструктивные решения проблем профессиональных шахмат.

Следующее заседание комитета намечено на август, сразу после турнира в Амстердаме «Lost Boys» («Потерянные мальчики»), но мы надеемся, что его решения не затеряются в водовороте шахматных событий бурного лета 2002 года. И возможно, к этому времени удастся выяснить, является ли сам Комитет независимым органом, кто его будет финансировать и будут ли его решения безоговорочными, а следовательно, должна ли их утверждать генеральная ассамблея ФИДЕ?