ВЗГЛЯД ИЗ РОССИИ

Когда редакция предложила мне написать заметки с этого замечательного матча, я, тут же согласившись, позже задумался: а о чем, собственно, писать? Ход турнира, партии опубликуют и так. И решил — пусть это будут ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПОЖИЛОГО БРЮЗГИ, день за днем…

ИТАК, ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ТОРЖЕСТВЕННЫЙ. ДЛЯ ВСЕХ ЕЩЕ РАДУЖНЫЙ, ПОЛНЫЙ НАДЕЖД.

Зрители рассчитывают на большой шахматный праздник. Наша сборная, что и не скрывается, настроена только на победу. Сборная мира держится скромнее, но тоже не считает себя «мальчиками для битья». Руководители нашего спорта и ФИДЕ улыбчивы и охотно дают интервью о пользе шахмат и значении предстоящего события.

Все нормально, но нас, пожилых, немало повидавших на своем веку, тут несколько, и кое-что сразу настораживает. Например, слишком возбужденное состояние Гарри Каспарова, которого мы знаем с малых лет. И, напротив, совершенно спокойное у «зарубежных» ребят, бывших наших. Почти всех их я знаю с детства, так что могу говорить с ними легко, совсем откровенно.

Подхожу к всегда симпатичному мне Борису Гельфанду:

— А я ощущаю себя не на «той стороне», а просто в шахматах — кругом свои! — говорит он. — Как мы сыграем? Нам легче, мы просто будем стараться прилично действовать за доской. У противников ситуация сложнее: я же вижу, как кое-кто хочет что-то доказать…

Ты о Гарике?

— Мне его даже жалко. Ему труднее всех: он опять рвется объяснить всем, что он лучший. Это такая ноша… Как бы не перегореть!

Да уж! В первом туре Каспаров начинает черными с Васей Иванчуком. Вспоминаю, как в начале года на банкете, посвященном итогам чемпионата мира, мы сидели за одним столиком — гроссмейстер Юрий Разуваев, замечательный актер, режиссер, депутат Государственной Думы и, главное, фанатик шахмат Станислав ГОВОРУХИН и я. И вдруг видим бродящего по залу с пустыми глазами Иванчука.

— Вася матч проиграл, давайте утешим его, — предложил Станислав Сергеевич.

Позвали, предложили выпить. Он отказался, вяло ответив: «Здесь даже селедка не по-русски, без масла!» Нашли масло, налили по стопочке. Снова отказался. Пришлось прибегнуть к хитрости: «Вася! Ты давно не выигрывал у Гарика, давай выпьем за это?» Иванчук оживился и тут же опрокинул пару рюмок. А через пару месяцев он в отличном стиле обыграл Каспарова!

Теперь они встретились вновь… Описывать саму партию не стану. Замечу лишь, что в одной нашей газете комментатор лихо написал: «Дабы перехватить инициативу, Гарри Кимович пожертвовал пешку и своего добился…» Он либо совсем плохо играет в шахматы, либо очень уж болел за Каспарова! Мне представляется, что после ошеломляющего хода Иванчука 6.Лg1??! настроение Гарика сильно испортилось. Он вскоре ошибся, закрыв пешкой собственного слона, но как большой шахматист быстро это осознал и действительно нашел, может быть, единственный шанс. Но, отдав пешку, черные, конечно же, могли бороться только за уравнение, не более того. Да стали подводить нервы…

Огорчило в этот день не только наше первое поражение — 6:4, но и беспомощность молодого Александра Мотылева в борьбе с Виши Анандом. Конечно, все бывает, но так «рухнуть» белыми!

— Этот мальчик что, чемпион России? — спросил Борис СПАССКИЙ.

Да, а что тебе не нравится?

— В наше время чемпионы позицию понимали лучше. Есть ходы, над которыми мы и не думали: просто большой гроссмейстер не имеет право так ходить. Видно, что Мотылев талантлив, но сырой.

Комментируя другого чемпиона — Владимира Крамника, Юрий Разуваев сказал: «Не знаю, в чем дело, но такое впечатление, что Володя не может проснуться и держится лишь за счет своего класса. Впрочем, как и Гарри Кимович, который, не похож на себя. Будем надеяться, что они проснутся…»

А пока они «спали», счет увеличился и стал +3 в пользу сборной мира.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. УЖЕ НЕМНОГО ВОЛНУЮЩИЙ, НО ЕЩЕ ПОЛНЫЙ ОПТИМИЗМА.

Что бы ты сделал сегодня утром, если бы был тренером нашей сборной? — спросил я перед третьим туром Спасского.

— Очевидно, что Карпову нужно отдохнуть, прийти в себя. А играть пора и Дрееву. Скорее всего, не должен играть и Звягинцев после такого удара… В команде появились настоящие бойцы, готовые драться до конца: Саша Грищук, покалеченный на футбольном поле, но не на шахматном Петя Свидлер, Саша Морозевич. Вот на кого нужно ставить! Боюсь, что этого не произойдет: у вас в команде слишком много чемпионов…

Признаюсь, я был настроен более оптимистично, и после 3—4 туров, в которых Россия выиграла пусть и скромно, но все же два раза подряд по 5,5:4,5, снова пристал к 10-му чемпиону мира: «Ты и сейчас в миноре по поводу нашей победы? Вот мы в 5-м туре их шарахнем еще раз и догоним, а то и обгоним?!»

«Ну-ну! Смотри сам, не только по результатам, но и по игре. Морозевич обе партии выиграл и как крутил в каждой! Грищук набрал полтора, но борется, никого и ничего не боясь. Дреев легко отбился от таких титанов, как Леко и Иванчук. Толя отдохнул в третьем туре, в четвертом был уже на грани победы с Анандом, скоро созреет… А теперь о великих! Акимыч (так Спасский в шутку давно зовет Каспарова. — Прим. Е.Б.) в третьем туре снова ползал, ничего не мог поделать с Гельфандом. В четвертом, правда, одолел Лешу Широва, но тот ведь полный его клиент, проигрывает Акимычу всегда и везде! Володя после двух первых бледных ничьих «сдул» третью партию Широву, мало что видя, а в четвертом туре не выиграл «свою» позицию у Гельфанда. Нет, с Крамником что-то происходит! И три ничьих Саши Халифмана хилые такие... А в четвертом туре — бледненькая игра белыми с Пономаревым и заслуженный ноль. Как говорили в старой Одессе: с такой игрой и на свободе?»

Старый товарищ меня огорчил, и пятый тур я не выходил из комментаторской: здесь все было яснее и нагляднее. Вот Карпов в острейшей схватке переигрывает Леко, а Свидлер (ура!) — Ананда. Боже, но что делает Гарик?! Он играет черными против Юдит Полгар «берлинскую стену» в испанской партии. Всегда белыми, а тут — другим цветом: что-то заготовил?

Увы, черные быстро и бесславно рассыпаются. Саша Морозевич обыгрывает Смирина, Крамник (наконец!) побеждает Шорта. В одном туре мы выиграли четыре партии! Но тут же следуют три поражения — Сергея Рублевского, Мотылева, Бареева — 5:5.

Итог второго дня неплох сам по себе. Но ясно, что проблемы трех чемпионов —Каспарова, Крамника и Халифмана — не сняты с повестки дня. А учитывая, что Мотылев и Звягинцев явно «не тянут» и непонятно, что с Рублевским, улыбаться уже не хочется. У соперников, конечно, тоже проблемы. Неудачно играют Шорт и Володя Акопян, непонятны пока Зураб Азмайпарашвили и Юдит Полгар, но 8 гроссмейстеров в полном порядке. Ой, многовато!

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. ЕЩЕ НЕ ОЧЕНЬ ТРЕВОЖНЫЙ, НО УЖЕ ОЧЕНЬ НЕУВЕРЕННЫЙ.

Накануне 6-го тура собираю консилиум давних друзей. Спрашиваю: «Как оцениваете ситуацию?»

Юрий Разуваев, гроссмейстер: «Она хуже, чем кажется. Четыре чемпиона сегодня играют белыми! Если они не дадут плюс два, такого шанса может и не быть. Сашу Мотылева ставить больше нельзя, он совсем «в шара не попадает». Но боюсь, что Нюма (старший тренер нашей сборной Н.Рашковский. — Прим. Е.Б.) своего земляка не сдаст и тот еще одну может проиграть».

Евгений Васюков, гроссмейстер: «Проигрываем пока только очко. Теоретически наверстать можно, но не с такой игрой! И не с тренером, который боится им слово сказать. Мне ясно, что Мотылев больше играть не должен, хоть и хороший парень. Он сломлен! Ставить нужно Рублевского, который опытнее. Звягинцев? Разве только еще разок, если Гарик или Халифман совсем уж тянуть не будут».

Шестой-седьмой туры проходят в страшной борьбе и оканчиваются одинаково — 5:5. Вновь проигрывает Мотылев (набрал очко из 6!), белыми все чемпионы устояли, но не выиграл никто — тревожнейший симптом! А потом наступает трагедия: Крамник в своей позиции, которую он выигрывал десятки раз, добивается подавляющего перевеса против Смирина, но в несколько ходов как завороженный зевает все подряд. В семи встречах белыми четыре чемпиона мира набирают минус один!

— Приехали, — говорит Спасский. — Можно сливать воду!

Без веры, но еще пытаюсь защищаться: «Но впереди еще три тура …»

— Сливай воду, — повторяет Борис Васильевич. — Побеждать почти некому.

И точно, как глядел в эту самую распроклятую воду: Грищук выпускает Леко, Дреев — Шорта, короче 8 ничьих, но Халифман «горит» Гельфанду. А что же наша надежда — Гарри Кимович? Против него поставили Володю Акопяна, до того игравшего всего две партии и обе неудачно. Что за странный эксперимент тренеров сборной мира?

— Может быть, одно из лучших наших решений, — скажет по окончании матча Виктор Львович Корчной. — Гарри Кимович, как мы видели, явно не тот…

Тут следует кое-что объяснить несведущим. Психологический ход соперников был точно рассчитан. Дело в том, что Каспаров три года назад назвал Володю, ставшего вторым в Лас-Вегасе, наряду с другими участниками проходившего там чемпионата мира шахматным «туристом». В возникшей в печати полемике Акопян и несколько его коллег заявили, что хамить всегда легче и что они готовы дать достойный ответ 13-му чемпиону мира. И вот нашли место встречи… Тренеры поверили, что Акопян к ней психологически готов. А вот Гарри?.. Черными он играл совершенно беспомощно и потерпел третье поражение в матче, предопределившее и проигрыш нашей команды в 8-м туре — 4:6.

Как же счастлив был Акопян!

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ, ПОСЛЕДНИЙ. НАПРЯЖЕННЫЙ ТОЛЬКО В ПЕРВЫЕ ПОЛЧАСА, ПОСЛЕ ЧЕГО ВСЕ СТАЛО ЯСНО…

Кто может выиграть в 9-м туре? Крамник — у Ананда и Каспаров — у Пономарева? Маловероятно при их форме. Но ведь оба играют белыми, все понимают и умеют собраться, как никто! Карпов играет черными, но он явно сильнее Шорта! Вот бы взять здесь 2,5 очка из трех! Леша Дреев белыми вполне может победить юного Раджабова, а Халифман, наконец, пусть и черными — Полгар. Грищук и Свидлер играют белыми, тут шансы на полтора очка реальные. Так что вот он, звездный час нашей сборной, отыграем свои три очка, и они дрогнут перед решающим туром!

Увы! Довольно скоро два «великих К», а вслед за ними Халифман заключили перемирие, и надежды стали быстро таять. Совершенно беззубо играет белыми против Смирина Рублевский, обычно очень активный гроссмейстер. Похоже, он думает только об одном — не проиграть! Как ни странно, судьба и после этих четырех ничейных «битв» как будто не хочет нашего поражения в матче. Грищук полностью переигрывает Широва и должен вот-вот его добить! Дреев имеет подавляющую позицию против Раджабова. Но главное — что мы имеем черными? Морозевич — отличную позицию против Леко, Бареев легко уравнял шансы с Иванчуком, Карпов уже явно переигрывает Шорта…

Все снова обрушилось на последних минутах: Саша Грищук, так хорошо игравший весь матч, видно, перегорел. Выиграв фигуру, он вдруг по-шахматному «ослеп», а потом уже с лишней ладьей (!) зачем-то разменял ферзей. Результат: четыре черных пешки стали неудержимы. Тут же, допустив несколько ошибок кряду, рассыпался Морозевич. А опытнейший Дреев уже в выигрышном окончании зачем-то сделал несколько лишних разменов и позволил сопернику построить ничейную крепость. Лишь Анатолий Евгеньевич по-чемпионски довел партию до победы. Снова проиграли 4,5:5,5, и разрыв достиг четырех очков.

Знаем, что хуже всех себя чувствует Петя Свидлер, пропустивший предыдущий тур — очень болит нога. Но играть ему, видно, нужно — ставить-то некого! В перерыве перед последним туром узнаем, что все же решили поставить против Раджабова черными Звягинцева, набравшего пока пол-очка из трех…

— Ой, ребята, — качает головой Спасский. — Так нельзя, тем более что и Каспаров и Крамник играют теперь против Ананда и Пономарева черными. На кого надежда?

— Наверное, на Карпова, Бареева и Морозевича, играющих белыми, — предполагает Васюков.

— Это похоже на сдачу матча, — говорит Спасский. — Карпов скорее всего обыграет Полгар, но у Бареева — непробиваемый Леко, а с Сашей Морозевичем играет Иванчук, который сейчас в полном порядке. Так кому же выигрывать?! Дрееву и Грищуку, но черными?! Да и Свидлеру черными туго придется против разыгравшегося Широва…

Вот и накаркал! Снова Каспаров, Крамник и Халифман делают «свои» ничьи и быстро начинает «гореть» Звягинцев. Итог матча уже нельзя изменить, хотя «по нашему графику» выигрывают и Карпов, и Дреев, и близок к победе Грищук. Вскоре мир подписывают Бареев и Морозевич, но проигрывают Свидлер и Звягинцев. Отчаянно борется Саша Грищук, но опытный Борис Гельфанд в ладейном окончании без двух пешек точной игрой добивается мира — 5:5! И конец матча с разрывом в четыре очка в пользу сборной мира.

Вечер того же последнего дня. Ликование одних участников, минорное настроение других. Попытки разобраться, что же случилось?

Сразу после окончания матча беседую с «нашим испанцем» Алексеем Шировым.

— Леша, ты показал лучший результат сразу в двух командах —7 очков из 10! Ты этого ожидал?

— В таком составе никто ничего ожидать не может — слишком мы все близки по классу. Я удачно играл на старте: мог выиграть все три первые партии, но чуть не повезло, и набрал 2,5 очка. Потом с Гарри играл… Ужас какой-то!

— Ты почему-то с Каспаровым всегда играть не можешь….

— Да, это, увы, так. Но сумел снова наладить игру. А на финише, конечно, повезло. Саша Грищук меня должен был обыграть. Но много ошибался, а потом даже упустил ничью. Мы настроены были трезвее многих ваших. Над Россией висел какой-то рок: победить, и при этом с серьезным счетом! Это и погубило, и в первую очередь — Каспарова.

Виктор Львович Корчной тоже говорил о четкой оценке сборной мира своих возможностей, то есть о той же трезвости подхода к матчу. А мы? Как объяснить наше поражение? Закономерно ли оно? Проще всего объяснить его плохой формой лидеров. В самом деле, часто ли Каспаров и Халифман набирают по минус два, а Крамник — минус один?! На это недвусмысленно намекают и президент Российской шахматной федерации Андрей Селиванов, и старший тренер команды гроссмейстер Наум Рашковский. И частично это так. Но убежден, что только частично!

Не нужно валить неудачу на тех же Мотылева и Звягинцева, набравших всего 1,5 очка из 10: здесь-то, конечно, им не повезло, что-то не удавалось, но они явно играли как могли! Проблема здесь иная: точно ли они должны были играть за сборную?

И здесь у меня, «пожилого брюзги», сразу первый вопрос: «А все ли наши сильнейшие играли за команду и кто вообще ее формировал?» И на этот простенький вопрос я три дня не мог найти ответа — никто на себя ответственности не брал! Вот в сборной мира все было ясно с первого дня: президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов сразу заявил, что сборную формировал он и берет на себя за это всю ответственность. А здесь пять самых ответственных членов Исполкома РШФ (из них — три вице-президента!) категорически отрицают, что имели отношение к формированию команды!

Вы спросите: «А что, не нужно было брать в нее Каспарова, Крамника и Халифмана?» Вопрос так не стоит. Он стоит проще: быстрые шахматы отличаются от обычных, классических, или нет? Для любого профессионала и ответ очевиден: конечно! Тогда почему команда России формировалась только по одному признаку — по рейтингу, который, как известно, отражает силу игры в классические шахматы?! Ведь известно, скажем, что такие молодые гроссмейстеры, как Владимир Малахов, Дмитрий Яковенко или тот же Александр Ластин, только что ставший чемпионом России, в быстрые играют очень здорово! А вот Халифман и Звягинцев, сами того не отрицающие, хуже…

Быть может, стоит хотя бы провести какой-то отбор или (на худой конец) на том же сборе поиграть с ними пару дней и посмотреть, кто чего стоит? Но никто этим не озаботился: ни президент РШФ Селиванов, взявший на себя обязанности капитана, ни тренерский совет Федерации, как выяснилось, не собиравшийся вообще почти полтора года! Самым откровенным оказался тот же тренер сборной России Наум Рашковский, сказавший на банкете мне в присутствии трех известных гроссмейстеров: «Кто собирал, кто собирал?! Чего ты пристал? Я и еще один человек. Предложили президенту Федерации, он принял…»

Грустное, хотя и честное признание. Грустное не только потому, что мы проиграли, но еще и потому, что нет сомнений у этих «ребят» в собственной непогрешимости!

Кстати, Рашковский с Селивановым земляки: оба — уральцы. Интересное совпадение, не так ли?!

Все печально уже не вдвойне, а втройне, ибо через месяц — Всемирная олимпиада. Мы уже не ездили на чемпионат Европы, имеем опыт проигрыша первенств мира, остался последний рубеж! Времени, чтобы опомниться, совсем мало — ровно месяц. Давно доказано, что ставить на одного в команде, пусть он и самый развеликий, нельзя. В Блед должен поехать не просто сильнейший состав, должна поехать КОМАНДА из шести гроссмейстеров, подчиненная одной цели — вернуть утраченное и доказать, что мы по-прежнему лучшие в мире. Пока еще мы это, убежден, можем.