-->

МАТЧ ВЕКА

До начала турнира казалось, что все против сборной мира, которой руководили президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов и знаменитый американский гроссмейстер Ясер Сейраван. Тем не менее «мир» победил и сделал это уверенно. О том, как это произошло, рассказывает непосредственный участник событий Сейраван.

ВОТ ВАМ И ОТСТАЛАЯ РОССИЯ!

…Изучая состав участников, я обнаружил неприятный сюрприз: там не было китайца Е! Китаец входит в двадцатку лучших игроков по рейтингу, он — отличное дополнение команде остального мира. Что случилось? Почему мы ослабили свою команду?

Двадцать четыре часа проходят быстро. Все сомнения рассеялись. Россия против остального мира – историческое событие. Две первые схватки были фантастическими. В любом случае это честь – быть частью этого. И я заставляю себя быть твердым, чтобы получить треклятую визу.

Скоро становится понятно, что я еду в совсем незнакомую новую Россию. Все вопросы решаются по e-mail за несколько часов. Необходимое письмо с приглашением было отправлено факсом. Российское консульство в Сиэтле уже получило факс, но нужна будет виза. Оперативность удивляет.

На следующий день появляюсь в российском консульстве, вооруженный фотографиями, пригласительным письмом, визовой формой и паспортом. Представитель консульства изучает мое заявление, неожиданно начинает смеяться и не может остановиться. Я остолбенел. Что я сделал неправильно? Нет, все в порядке, смех у него вызвала формулировка цели визита в моем пригласительном письме. Он переводит мне: «Россия против всего остального мира». Опять начинает смеяться.

«Сегодня Россия пытается найти свое место в мире, и мы готовы сотрудничать со многими нациями. Смешно читать, что мы против всего мира. Каковы наши шансы?»

Я обрадовался, когда он попросил у меня 110 долларов за визу. Немного дороговато, но в любом случае эта пытка завершилась триумфом. Все-таки Россия сильно изменилась.

…Новый Боинг 777 приземляется в Москве. Десятичасовой перелет, и наполненная смогом Москва уже где-то под нами. Москва погружена в дым: в течение многих дней на глубине нескольких метров горят торфяники. Но дождь преследует меня еще с Сиэтла. В Москве будут рады видеть меня.

…Изматывающий полуторачасовой паспортный контроль дополнен моим ожиданием багажа и улыбкой моего водителя Станислава. Я быстро попадаю в гостиницу «Метрополь», где живет сборная мира. Длительные проверки паспорта становятся ужасом.

ГЕНЕРАЛ И ЕГО ЛЕЙТЕНАНТ

Гостиница «Метрополь» вызывает старые воспоминания. Расположенная напротив Кремля, она была главной остановкой для всех иностранных туристов, посещающих СССР. В 1979 году мне пришлось два дня ждать, прежде чем меня пустили в Ригу. Это было мрачное место.

В новой России гостиница «Метрополь» опять приобрела свою былую славу: стала огромным отелем с хорошими комнатами и хорошей едой. Проходя мимо магазина «Подарки» по дороге к столу проверки я одобрительно замечаю иностранные газеты. Зашел в комнату, включил телевизор на первом канале СNN. Жизнь прекрасна! Пора принять душ: через 30 минут начнется собрание арбитров, капитанов и судей, а после собрание игроков.

Мой главный ассистент Булат Асанов присутствует на собрании. Мы встречались на разных мероприятиях. Он представляется: «Мой командир! Я ваш помощник, ваш ассистент, ваш лейтенант!» Он борется с произношением на последнем слове. «Вы должны сказать мне, что я должен делать!» Его заразительная теплота подкупает меня. В ближайшие дни Булат будет оказывать мне неоценимую помощь, я буду обращаться к нему с различными проблемами и за советом.

Собрание начинается. Тема – формула турнира. Десять раундов, состоящих из десяти игр каждый. Играть будем в быстрые шахматы — 25 минут на каждого игрока плюс 10 «бонусных» секунд с каждого хода.

ВСЕ ПО ПРАВИЛАМ

«Шевенинген» мне нравится. Когда каждый игрок играет против всей остальной команды, каждый несет ответственность за происходящее. Но кто будет запасным? Наш капитан команды, президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов определяет состав, и я удивлен его выбором. В резерв почему-то попадают Владимир Акопян (Армения) и Зураб Азмайпарашвили (Грузия). Талантливый, но все-таки юниор Тимур Раджабов (Азербайджан) – в основе! Тимур будет играть много игр!

Было быстро решено, что капитаны команд будут представлять свои составы в 11.30. Кто составляет пары и цвет – это был главный вопрос. Десять игр за раунд — казалось бы, достаточно логично, чтобы каждая команда имела пять белых и пять черных за раунд. Но тогда проблемы увеличивались. Лучший вариант – дать всей команде черный или белый цвет на каждый раунд. Но тогда у команды «черных» возникнут в последнем раунде серьезные психологические проблемы.

Десять раундов будут играться четыре дня. День первый: церемония открытия и два раунда. День второй – три раунда, день третий – три раунда. День четвертый – два раунда и церемония закрытия. Выбиваем условия, при которых капитан может дать отдых игроку, который сыграл две тяжелые партии.

Процесс апелляций. В случае необходимости апелляция должна быть предоставлена в письменном виде соответствующему комитету. Через час после конца раунда в конце дня. Комитет апелляции — Флоренцио Кампоманес, Георгиос Макропулос и Джон Маккрэри — даст свое решение к 11 часам следующим утром.

В целом совещание было четким и деловым. Капитан русской команды Андрей Селиванов интересуется: «Почему в апелляционном комитете нет русского?» Ответ был вроде бы логичным: комитет создан из людей нейтральных стран. «Да, но ведь Россия играет против всего мира!»

ТРАВМИРОВАННЫЙ СВИДЛЕР, СЧАСТЛИВЫЙ АНАНД И ТРЕЗВЫЙ ШОРТ

Вскоре собрание арбитров, капитанов, судей собрание переходит в собрание игроков. Петр Свидлер повредил сухожилие, столкнувшись на футболе с Евгением Бареевым. Благодарю Евгения за его помощь. Статус Петра не совсем понятен. Госпитализирован или способен играть? У меня сложилось впечатление, что Петер играть не может. Василий Иванчук отсутствует, но меня уверяют, что он будет вовремя.

Виши Ананд и его жена Аруна светятся от счастья. Когда их спросили почему, Виши признался: «Мне только что сказали, что будем играть всего по десять партий на брата. А я думал, по двадцать!» Мы смеемся, а я думаю, что Виши, должно быть, любит играть в шахматы. Двести игр? Я умру, пока досмотрю их до конца.

Позже, этим вечером, я встречаюсь с Найджелом Шортом, Максимом Длуги, Жоэлем Лотье и Дирком Дженом, главным редактором журнала «New in chess». Очень приятно видеть Макса, который перестал играть в шахматы 10 лет назад. Мы редко встречаемся. Последний раз я видел Макса в Вегасе, в казино. Он играл с отличной стратегией, но карты выпадали паршивые. Он объяснил, что попал в автомобильную аварию на Уральских горах и сильно повредил ногу. Его палата в больнице была оборудована всем необходимым. Включая интернет, телефон, чтобы не терять связь с миром. Вот вам и дикая Россия!

Найджел опасается, что лавры «самого раненого поделят между собой Свидлер и Длуги». «Я тоже был госпитализирован в Греции», — неожиданно говорит он. Оказалось, после визита в Малайзию Найджел страдал от отравления, что отразилось на его печени. Ему сказали не пить алкоголь какое-то время. Представляете, как мучается человек!

ДОРОГА В КРЕМЛЬ

Завтрак с Теймуром Раджабовым: я не могу не поразиться зрелости и приятным манерам 15-летнего парня. Родители Теймура могут им гордиться!

Узнаю расписание от главного судьи. Оказывается, в десятом раунде встретятся Ананд с Каспаровым и Пономарев с Крамником. Вот это матч!

Я предоставил нашу расстановку без изменений. Я уверен, что требуется протестировать всех ведущих игроков. Пришло время проверить выбор Кирсана.

Россия решает заявить своих резервных игроков на первые раунды. Я информирую команду об изменениях. Разговариваю с Петером Леко: ему придется играть с Крамником и Каспаровым. Говорю, чтобы он не волновался, что после сегодняшнего дня его расписание станет полегче. «Надеюсь на это», – с улыбкой отвечает Петер.

…Дорога до Кремля занимает десять минут. Сначала паспортный контроль, дорога через мост к зданию, Кремлевский дворец, где будет проходить событие. Опять проверка паспорта. По пяти эскалаторам поднимаюсь наверх. Документы проверяют на каждом этаже и перед входом в зал. Большой вам привет, господа Бен Ладен и Басаев!

Огромный игровой зал. Большая сцена с двумя прожекторами, игроки играют под сценой… Комнаты организаторов и VIP, пресс-центр, рестораны по обеим сторонам, большие настенные доски, продавцы книг и чемпионы. Много Чемпионов! Вижу Бориса Спасского и Василия Смыслова. Я горжусь тем, что знаю их!

Булат Асанов ходит вокруг меня, представляя всем подряд, собирает информацию для объявлений, программ и т.д. Охране, игрокам, организаторам и всем он представляет меня так: «Мой генерал, это мой друг…» Начинаются раунды.

СТРАТЕГИЯ ИГРЫ

Здесь стоит остановиться и объяснить, какие принципы мы использовали в управлении командой. Кажется, все элементарно: просто надо взять десять игроков, находящихся в идеальной форме, и выставить их на матч. Но все не так просто. Впереди сто игр, и значит, нам придется использовать запасных. Последним тяжелее всего: им придется прыгать с доски на доску, подменяя тех, кто устал, не в форме или просто не может удачно играть с конкретным соперником.

Я и Булат начали думать. Первая проблема: как остановить Каспарова? На недавнем матче Европа против Азии в Батуми он выдал поразительный результат — 11 из 12 очков. Если он сыграет плюс 10 и здесь, мы обречены на неудачу. Многие пытались бороться с Гариком и каждый раз уступали.

Мне пришла в голову парадоксальная мысль: две партии по быстрым шахматам, длящиеся два часа, гораздо утомительнее, чем одна пятичасовая. А если приходится играть три быстрые партии? Вывод совершенно ясен: на третью партию против Каспарова надо ставить совершенно свежего человека, который добьется нужного результата против утомленного Гарри Кимовича.

Опасно концентрироваться на одном игроке, но и Булат согласился со мной в том, что успешная игра против Каспарова станет залогом общекомандной победы. Не произойдет этого, и один Каспаров оставит от нашего корабля рожки да ножки. За ним потянутся и другие российские игроки.

Странно, но мы будем атаковать Россию в самом сильном месте. В случае удачи наши соперники будут деморализованы: для них будет сюрпризом, что самый сильный оказался в числе слабых. Капитан оппонентов будет, конечно, стараться руководить процессом, но вряд ли попрет против участия самого Гарика!

…Фантастическое начало: все получилось как раз так, как мы хотели! После двух раундов лидируем «плюс 3»! Виши Ананд получает от капитана Илюмжинова бутылку «Дон Периньона» как лучший наш игрок в этот день. Того же заслуживает и Иванчук, обыгравший в первой же партии Каспарова. Команда не может дождаться момента, когда попадет в гостиницу и начнет праздновать победу! Стараюсь выглядеть суровым и назначаю собрание на 22.00.

На пути в отель меня останавливают организаторы, и я оказываюсь в автобусе, везущем около 30 человек в русский ресторан. Опасаюсь опоздать на вечернее общекомандное собрание. Успокаивает то, что Кирсан также присутствует на обеде, а он тоже заинтересован вовремя быть на этом же собрании. Я прошу Булата не позволять мне расслабляться. Нет проблем… Еду подали, и Полина, ассистент директора ФИДЕ, сообщает мне, что позвонила в отель и предупредила о переносе собрания на 11 вечера.

При первой возможности мы с Кирсаном ретируемся. Мой капитан выглядит счастливым, будто бы он лично выиграл сегодня у соперников. Я ощущаю то же самое. Прощаясь, мы взяли в ресторане бутылку шампанского для нашего лидера по счету Виши. Отлично. Булат находит машину, и мы мчимся на встречу с нашими игроками. Там снова объясняем нашу стратегию: любой ценой остановить Каспарова. Собрание получается веселым и теплым. Дух игроков на высоте. Шампанское от Илюмжинова с благодарностью принято Виши.

Вопрос дня: кто завтра должен выйти на уставшего Гарри? Логика подсказывает: кто угодно, только не Юдит Полгар. Она проиграла сегодня обе партии, она имеет катастрофический счет с Гариком. И тем не менее ставка делается именно на нее. Тут был и психологический момент: мы не могли потерять Юдит после первого же тура. А так она сможет отдохнуть два тура и постараться выдать партию жизни в третьем. Юдит — борец по натуре, она не любит оказываться вне событий, но тем не менее принимает мое решение.

Смотрю на свою команду и вдруг уясняю для себя, что чуть ли не половина ее — постоянные клиенты Гарика. Широв, Шорт, Юдит — все они проигрывают ему стабильно и в любых позициях. Только у Васи Иванчука все с ним хорошо, но он только что обыграл его! Решаю поставить против 13-го чемпиона мира Найджела Шорта «черным» цветом в пятом раунде.

ЖИЗНЬ СНАЧАЛА

Странное ощущение, будто бы жизнь началась сначала. Юдит нет в списке играющих в третьем и четвертом туре. Русские должны быть убеждены, что ее не будет и в пятом туре. Интересно, разгадает ли наш маневр хитроумный Гарик?

Третий раунд идет хорошо, и к его концу выясняется, что мы можем рассчитывать на ничью. Поразительно, как Борис Гельфанд умудрился защитить тяжелую позицию против Каспарова. Я не видел чистой победы за Гарри, но все равно нормальный человек не захотел бы по доброй воле та-а-кую позицию на месте Бориса.

А вот в четвертом раунде наше лидерство пошатнулось: Россия выигрывает с перевесом в очко. Алексей Широв по традиции уступает лидеру россиян. И почему такой замечательный игрок всегда проигрывает Гарри?

Пятый раунд, и великий момент: игрок № 1 в мире против игрока № 1 женского пола в мире. Дергаюсь на протяжении всей игры. Каспаров решил защищать «Берлинскую стену». Возможно, не такой уж плохой выбор: я чувствую, что у него не хватает энергии, чтобы биться в острой сицилианке. С другой стороны, «Берлинская стена» не подходит Каспарову по стилю. Вспоминаю Открытый чемпионат США в 1998 году. Тогда Полгар белыми выиграла впечатляющую партию в берлинском варианте у гроссмейстера Джоэля Бенджамина. Вся подготовка Полгар пошла насмарку, но ведь она неплохо ориентируется и в сложившейся позиции! Господи, как же я за нее болею! Всю жизнь я сомневался, что женщина сможет когда-нибудь обыграть лучшего игрока мира, и вот этот момент близок.

Полгартаки сделала невозможное. Я крепко ее обнимаю. Счастливая улыбка на лице Юдит. Она спрашивает: «Я снова в основе?!»

Раунд полон решающими играми. Все заканчивается не так плохо: мы проигрываем, но с минимальным разрывом. При этом, проиграв бой, получили огромный заряд уверенности и оптимизма, которого должно хватить на всю войну.

На собрании команды узнаю неприятный сюрприз. Виши Ананд, который проиграл в пятом туре, говорит, что нуждается в перерыве. ОК! Из пяти игр в его расписании он хочет отсутствовать на одной. Ясно, что Виши не должен пропустить весь четвертый день. Он должен отдыхать или в шестом, или в восьмом раунде. В восьмом раунде его оппонент тоже должен устать, и тут скажется великолепная физическая форма Ананда. Но если он пропустит шестой раунд, то у нас будут проблемы. Там ведь Шорт должен играть черными против Каспарова (вот тоже пунктик я себе придумал!). И тут свое слово берет Найдж: он хочет играть с Каспаровым черными. Только что приехал Виктор Корчной. Может ли он помочь Шорту в подготовке? Виктор готов сделать это. Нервы накалены, но нас подбадривает наше лидерство.

МЯГКИЙ ПРОВОКАТОР

Утром я пропустил завтрак с моим деловым партнером в Америке ради разговора с представителями ФИДЕ. У меня в руках несколько важных документов по идеям реорганизации элитных турниров: Олимпиады, чемпионата мира и т.д. Собираюсь говорить о необходимости реформы в управлении ФИДЕ.

Булат организовывает посещение постпредства Калмыкии в Москве, где собирается президентский Совет. Я делюсь с ним своими планами и брошюрами об Американской шахматной организации. Ничего конкретного не происходит, но, кажется, мне удалось вызвать реальный интерес. Вовремя возвращаюсь для сдачи расстановки нашей команды. Оказывается, русские сделали только одну замену по сравнению со вчерашним днем. Они удивлены, не увидев Виши в расстановке. Их замешательство заставляет меня улыбаться.

Раунд шестой, и снова 5-5. Тимур проигрывает в третий раз, и впереди у него очень трудная партия черными против Каспарова.

Сосредотачиваю внимание на партии Шорта. Кажется, что Найдж защищается «провокаторски» мягко. Я успокаиваю себя мыслью о том, что Гарри будет нелегко разбить его защитные построения. Как и ожидалось, провокация сработала. Каспаров идет в наступление, жертвует пешку. Фигуры Шорта пассивны, но сам он предельно сконцентрирован. Таким я его никогда не видел. В итоге уже Гарри приходится спасаться. 5:5 в нашу пользу?

Раунд седьмой, ужасный. Позиции мы получили прекрасные, и я уже настроился на победу со счетом 6-4. Получилась ничья

Восьмой раунд — идеальный. Я не верю своим глазам. Гельфанд красиво обыгрывает экс-чемпиона Халифмана, Акопян — Каспарова. Тяжелейший удар по сборной России.

Следует пресс-конференция, которую вел главный редактор журнала «64» Александр Рошаль. «Как получилось, что четыре чемпиона мира — Каспаров, Крамник, Карпов и Халифман — набрали в сумме «–6?», — спрашивает он меня. «Я не знаю, — отвечаю искренне, — но я им благодарен».

ПОЛНАЯ ДОМИНАЦИЯ

Собираем силы перед решающим штурмом. Расслабляться нельзя – это понимает вся команда. Я играл на многих соревнованиях, где российские (советские) игроки вырывали победу именно в решающих раундах. Об этом напоминает и Корчной, чья помощь воистину неоценима. Приходит в голову мысль отправить в бой Зураба Азмайпарашвили, который доказал, что надежен. У него строгая инструкция: не рисковать. Знаю: он сделает так, как указано.

Казалось, все собрались посмотреть, как российская команда оправится после поражения и восстановит статус-кво. Среди зрителей — легенда шахмат Давид Бронштейн. С этим человеком всегда приятно поговорить, даже когда твои нервы накалены до предела.

Боже, какой раунд! Дела казались ужасными. Широв получил безнадежную позицию против Грищука, Пономарев должен был уступить Каспарову. Все хорошо было только у Леко. Петер Леко – настоящий профессионал во всем. Он понимает, что в шахматах нет мелочей. Он хорошо одет, хорошо подготовлен к каждой игре, он — единственный, кто информировал меня о том, как выглядели соперники. Я советовал Петеру выступить в партии против Морозевича в роли нападающего. И это ему удалось!

Через какое-то время наши плохие позиции вдруг стали нормальными. Каспаров потерял нить игры и вынужден был довольствоваться ничьей. Затем Грищук сотворил нечто невообразимое и проиграл с лишней ладьей. Невероятная перемена, характерная для игры Широва! В последнем раунде мы увеличили наше лидерство до плюс 4!

Теперь ключ от победы в матче был в руках «остального мира».

Десятый раунд. Полная доминация! Широв громит Свидлера и набирает семь фантастических очков из десяти. Я счастлив и горд за него. К сожалению, как оказалось, это был единственный радостный момент раунда. Мы получили несколько плохих позиций на других досках. Но шахматная богиня была с нами, и мы в очередной раз избежали тяжелого проигрыша — 5-5. Невероятно, но команда остального мира выиграла со счетом 52-48. Пресс-конференция после игры была потрясающей по накалу, все ожидали объяснений. Мы их предоставили.

Церемония закрытия, полная людей, была самой тихой из всех, на которых мне пришлось побывать. Аплодисменты звучали только в честь легенд шахмат — Андре Лилиенталя, Василия Смыслова, Давида Бронштейна и Бориса Спасского.