ГАЛЕРЕЯ ЧЕМПИОНОВ

Третий в истории шахмат чемпион мира Хосе Рауль Капабланка (о первом и втором чемпионах мира Стейнице и Ласкере см. «Советский спорт» от 22.08. и 5.09.2002), в отличие от своих предшественников, достаточно поздно приобщившихся к таинствам Каиссы, стал играть в шахматы чуть ли не раньше, чем научился ходить. Вместе с врожденной интуицией и быстротой мышления это предопределило необыкновенную уверенность в проведении им выбранного плана при невероятной точности в оценке позиции. Кристально чистое ведение дебюта и миттельшпиля соединялись у Капабланки с непревзойденной эндшпильной техникой, причем для его игры было характерно переплетение тонких планов с неожиданными комбинационными решениями и точными маневрами. Вместе с тем в его творчестве господствовала тенденция к простоте, причем в этой внешней простоте и чистоте рисунка игры прослеживалась неповторимая красота истинной глубины.

ДЕТСКИЕ ГОДЫ

Хосе Рауль Капабланка родился 19 ноября 1888 года в Гаване в семье военного капитана Хосе Мариа Капабланки и его жены Мариа Граупера Марин. Детство Рауля проходило в кругу семьи среди многочисленных братьев и сестер, которые не могли понять, что так притягивает младшего братишку к столу, за которым шло шахматное сражение их отца с очередным гостем. Однажды маленький Рауль решился сделать замечание отцу, игравшему с командиром крепости Ла Кабанья генералом Лонье, и бравый капитан понял, что сынишка что-то понимает в этих фишках, и предложил сыграть. К удивлению отца, их поединок закончился достаточно быстро, однако сеньор Капабланка отнюдь не расстроился из-за разгрома, учиненного сыном, которому не исполнилось еще даже четырех лет. И на следующий день привел сына в Гаванский шахматный клуб, где в то время проходил второй матч чемпиона мира Вильгельма Стейница с Михаилом Чигориным. Встреча с Игрой в исполнении великих маэстро оставила в душе будущего чемпиона глубочайший след, определив всю его дальнейшую судьбу. Позже он писал: «Способность человека к чему бы то ни было чаще проявляется вследствие какого-нибудь особенного случая, который вырывает интерес ребенка из обычных границ. Со мной это произошло во время одной из исторических встреч Стейница с Чигориным…»

Однако частые посещения шахматного клуба в столь юном возрасте оказались не совсем благоприятны для психики ребенка. Рауль подолгу не мог заснуть, прокручивая в голове отдельные моменты проведенных партий, и по совету врачей Хосе перестал водить сына в клуб. Это продолжалось вплоть до 1899 года, когда Гавану посетил Гарри Нельсон Пильсбери. Великий американский гроссмейстер давал сеанс вслепую на 16 досках, еще на нескольких досках (и тоже вслепую) он играл партию в шашки, а заодно играл партию в вист.

ПЕРВЫЕ УСПЕХИ

«Игра Пильсбери, — как писал впоследствии Капабланка, — буквально наэлектризовала меня, и с согласия родителей я стал вновь посещать Гаванский шахматный клуб. Не прошло и трех месяцев, как я достиг силы первой категории». С необыкновенным упорством Рауль изучает шахматную литературу, уделяя особое внимание постановке дебюта и технике эндшпиля. К 13 годам он обыгрывает многих сильнейших шахматистов страны и, наконец, встречается с чемпионом Кубы Хуаном Корсо. По условиям матча победителем становился тот, кто первый выиграет четыре партии. Игра шла очко в очко, но все же в 13-й партии 13-летний юноша добился решающей победы, выиграв свой первый официальный матч.

Тем не менее родители еще не считали, что шахматы станут основной профессией их сына, и Рауль был отправлен учиться в частную школу в Нью-Йорк с условием не играть в шахматы в период учебы. Математика, история, философия, медицина, музыка — вот далеко не полный круг интересов Рауля, мечтавшего к тому же стать звездой бейсбола (к счастью для шахмат, помешала травма плеча). Однако после поступления в Колумбийский университет (почему-то на химико-инженерный факультет) Капабланка вернулся к любимой игре, став постоянным посетителем шахматного клуба в Манхэттене. Здесь вскоре он становится самой заметной фигурой не только благодаря природной красоте и изысканным манерам, но главным образом за счет невероятной скорости воплощения своих стратегических замыслов и элегантных комбинаций.

Особую популярность Капабланка приобрел зимой 1909 года, когда совершил турне по городам США. Сыграв 602 партии, он лишь 13 проиграл при 18 ничьих. Этот феноменальный успех открыл ему дорогу к матчу с чемпионом США Фрэнком Маршаллом, не так давно конкурировавшим за высший титул с самим Ласкером. Борьба шла до 18 побед, и несколько городов США стали свидетелями триумфа молодого кубинца, оступившегося лишь однажды в этом растянувшемся на три месяца матче (при 14 ничьих).

В 1911 году Капабланка побеждает в крупном международном турнире в Сан-Себастьяне (Испания), где, кроме Ласкера, играл весь шахматный цвет Европы и Америки, а затем совершает турне по Европе. В конце октября он посылает из Вены телеграмму Ласкеру в Нью-Йорк, вызывая его на матч за мировое первенство.

ЧЕМПИОН МИРА

Эмануил Ласкер под разными предлогами оттягивает подписание соглашения о матче, и лишь в начале 1920 года в Гааге на этот документ ложатся подписи обоих великих шахматистов. За 10 лет ожидания исторического поединка Капабланка демонстрирует свое блестящее мастерство на турнирах в Гаване, Нью-Йорке, Гастингсе, Петербурге. Не забывая и о будущих поколениях шахматистов, Капабланка публикует книги «Моя шахматная карьера» и «Основы шахматной игры». Михаил Ботвинник и Анатолий Карпов были очень благодарны Капабланке (как и миллионы любителей) за «Основы…», книгу, ставшую для них путеводителем по шахматному королевству.

15 марта 1921 года в Гаване начался, наконец, матч за высший титул между Ласкером и Капабланкой. Матч игрался на большинство из 24 партий, но закончился досрочно — после 14-й партии. К этому моменту Капабланка вел в счете 9:5, не проиграв ни одного поединка. Свое поражение Ласкер объяснял усталостью к концу игры из-за ослепляющего весеннего солнца Гаваны. Однако основная причина заключалась, конечно, в игре кубинца, не уступавшего Ласкеру в дебюте, но превосходившего его в миттельшпиле и особенно в эндшпиле.

Став третьим в истории шахмат чемпионом мира, Капабланка в 1922 г. побеждает на турнире в Лондоне. В 1924 г. в Нью-Йорке занимает второе место вслед за Ласкером в матч-турнире, а в 1925 г. берет третий приз в 1-м Московском международном турнире и заодно снимается в фильме Пудовкина «Шахматная горячка», где играет самого себя. Однако самый большой турнирный успех ждал Капабланку в начале 1927 года, когда уже была достигнута договоренность с Александром Алехиным о матче в Буэнос-Айресе на мировое первенство. В Нью-Йорке в матч-турнире шестерых в четыре круга Капабланка на 2,5 очка опередил занявшего второе место Алехина, вновь уверовав в свою непобедимость.

БЕЗ КОРОНЫ

Тем не менее осенью 1927 г. в Аргентине Капабланка, до этого никогда не проигрывавший Алехину, уступил в матче за высший титул. Это было титаническое трехмесячное сражение до 6 побед, в котором лишь в 34-й партии Алехину удалось сломить сопротивление великого кубинца (при 25 ничьих). Капабланка первым поздравил нового чемпиона мира с победой сначала в письме (после второго откладывания 34-й партии), а затем в торжественной обстановке на закрытии матча, заявив, что особенно ценит то обстоятельство, что победу над ним одержал именно Алехин.

Лишившись короны, жизнерадостный кубинец продолжал радовать шахматный мир своей игрой. В 1928 г. он побеждает на турнирах в Будапеште и Берлине, в 1929 г. выигрывает турнир в Барселоне, в 1930 г. в Гастингсе лишь пол-очка уступает Эйве, а в 1931 г. побеждает в Нью-Йорке, а затем в Голландии выигрывает матч у Эйве из 10 партий без единого поражения. В 1935 г. Капабланка играет во 2-м Московском международном турнире, однако уступает Ботвиннику, Флору и Ласкеру, но в 1936 г. блестяще побеждает в 3-м Московском, на целое очко опережая Ботвинника. В том же 1936 г. он делит 1 – 2-е места с Ботвинником на турнире в Ноттингеме, опережая сразу трех чемпионов мира – Алехина, Ласкера и Эйве.

В 1939 г. на Всемирной Олимпиаде в Аргентине великий сын кубинского народа сыграл свою последнюю официальную партию в матче с Аргентиной, показав лучший результат на 1-й доске.

Капабланка никогда не жаловался на здоровье, хотя из-за приступов гипертонии тяжелые головные боли часто преследовали его во время ответственных партий. Но вечером 7 марта 1942 года тяжелый приступ настиг его в шахматном клубе Манхэттена в Нью-Йорке, и на следующий день, не приходя в сознание, Хосе Рауль умер в госпитале «Монт-Синай», где за год до этого оставил мир его предшественник Эмануил Ласкер. Через неделю в Гаване в национальном капитолии в Некрополис де Колон был похоронен величайший певец шахматной гармонии Хосе Рауль Капабланка.