ГАЛЕРЕЯ ЧЕМПИОНОВ

Четвертый в истории шахмат чемпион мира Александр Алехин (о трех первых чемпионах см. «Советский спорт» от 22.08, 5.09 и 3.10.2002) — первый великий русский чемпион. Он был человеком, безмерно любящим шахматы, готовым без остатка отдать себя возвеличиванию этой древней игры до уровня высокого искусства. В то же время великий шахматный художник, продолжавший традиции легендарного Михаила Чигорина, являл собой образец шахматного профессионала, отличающегося необыкновенной целеустремленностью, огромной силой воли, честолюбием, твердостью характера, а также невероятной работоспособностью. Современников великого гроссмейстера поражали его феноменальная память (позволявшая помнить на протяжении 15—20 лет когда-либо просмотренные партии), непостижимая глубина анализа выигранной партии и, конечно, фейерверк комбинационных озарений во время шахматного поединка. Тем не менее Алехин был и величайшим мастером шахматной стратегии, охотно сочетая, как он сам говорил, тактическое со стратегическим, фантастическое — с научным, комбинационное — с позиционным, стремясь при этом удовлетворить требования позиции.

ЧЕМПИОН РОДИЛСЯ В ШАХМАТНОМ САЛОНЕ

Александр Александрович Алехин родился 31 октября 1892 г. в Москве, в семье потомственного дворянина Александра Алехина и дочери текстильного фабриканта Прохорова Анисьи Прохоровой. Их дом в Никольском переулке был настоящим шахматным салоном, где собирались московские любители этой игры. Неудивительно поэтому, что среди первых учителей семилетнего Саши (помимо старшего брата и сестры) были такие известные шахматисты, как Ненароков, Дуз-Хотимирский, Блюменфельд. Однако лучшим способом совершенствования будущий чемпион считал самостоятельные занятия, без устали анализируя партии выдающихся шахматистов, а также собственные поединки. Свои первые турнирные партии учащийся лучшей московской частной гимназии Александр Алехин играл по переписке, проявив склонность к анализу и любовь к теоретическим познаниям. Уже в 13 лет он значительно превосходил своих соперников в оценке позиции, а в 1906 году, дебютировав в московском (гамбитном) турнире по переписке журнала «Шахматное обозрение», завоевал в нем первый приз. Любопытно, что маститые участники даже не подозревали о возрасте победителя. Например, князь Шаховской, сообщая 13-летнему сопернику очередной ход, писал: «Милостивому государю Александру Алехину».

НА ПОДСТУПАХ К СЛАВЕ

В 1908 году честолюбивый Алехин, стремясь к завоеванию звания маэстро, играет в турнире любителей Германского шахматного конгресса в Дюссельдорфе, играет успешно (плюс 5), но не покоряет мастерский рубеж. Однако 15-летний юноша не покидает Дюссельдорф и в ожидании исторического матча на первенство мира между Эмануилом Ласкером и Зигбертом Таррашем громит (4,5:0,5) в тренировочном матче известного немецкого маэстро Курта Барделебена, а затем делает ничью (1,5:1,5) с чемпионом Швейцарии Хансом Фарни. По возвращении в Москву Алехин, вдохновленный идеями и впечатлениями от матча великих маэстро, буквально разносит Бениамина Блюменфельда, а затем в феврале 1909 г. побеждает в Петербурге во Всероссийском турнире памяти М.И.Чигорина и становится мастером.

Столь громкие успехи и безмерная любовь к шахматам тем не менее не помешали Алехину в 1910 г. закончить Поливановскую гимназию и поступить осенью 1911 г. в Петербургское императорское училище правоведения, окончание которого в мае 1914 г. дает ему чин титулярного советника.

ИСПЫТАНИЕ

В августе 1914 г. началась 1-я мировая война, которая застает Алехина в Мангейме, где он играет в международном турнире мастеров Германского шахматного конгресса. Соревнования прерываются, лидировавший Алехин объявляется победителем, но все участники из России во главе с Алехиным оказываются интернированы. Правда, вскоре признанного негодным к военной службе Алехина отпускают, и переживающий за товарищей Александр выступает с благотворительными сеансами в Москве, Петрограде и Одессе в пользу русских шахматистов, интернированных в Германии.

В 1916 г. маэстро Алехин добровольно отправляется на Галицийский фронт во главе отряда Красного Креста. За спасение раненых на поле боя он награждается георгиевскими медалями и орденом Святого Станислава, но после контузии попадает в госпиталь в Тернополе, где дает сеансы одновременной игры вслепую местным шахматистам.

Но на этом испытания не кончаются. Весной 1917 года умирает его отец (переживший мать лишь на полтора года), а летом 1919 г. в Одессе Алехина за принадлежность к дворянству и антисоветскую деятельность приговаривают к расстрелу. Лишь случайное вмешательство одного из революционных деятелей, знавшего Алехина как шахматиста, позволяет спасти гордость России перед самой казнью. Расстроенный Алехин теряет жизненные ориентиры, поступая сначала в студию киноискусства В.Гардина, а затем — в уголовный розыск следователем. Но шахматы вновь побеждают, когда Алехин узнает об организации в Москве в октябре 1920 года Всероссийской шахматной олимпиады. Сильнейшие шахматисты России сражались, несмотря на голод, отсутствие отопления, а зачастую и света. Не проиграв ни одной партии (из 15) Алехин уверенно занял первое место. Это был последний турнир русского гения на российской земле. Женившись в 1921 г. на швейцарской журналистке Анне-Лизе Рюэг, Александр Алехин, свободно владевший шестью европейскими языками, стал ее переводчиком в Коминтерне, после чего выехал с нею за границу, где остался до конца своих дней.

ЧЕМПИОН МИРА

В 1921 году Александр Алехин, выступая в Триберге, в Будапеште, а затем в Гааге, завоевывает первые призы и посылает вызов Капабланке. В 1922 г. Алехин продолжает турне по Европе, играя в Пьештяни, Лондоне, Вене, Гастингсе, затем гастролирует в Канаде и США. Весной 1924 г. в Нью-Йорке в большом турнире занимает 3-е место вслед за Ласкером и Капабланкой, а в 1925 г. побеждает в Баден-Бадене (16 из 20!). Подготовка к матчу с Капабланкой идет полным ходом, но Алехин верен себе: в Париже он устанавливает мировой рекорд игры вслепую на 27 досках (+27, -3, =2), в очередной раз женится — на вдове русского генерала-эмигранта Надежде Васильевой и удивляет всех защитой докторской диссертации в Сорбонне на тему «Система тюремного заключения в Китае».

Итак, теперь доктор Алехин сравнялся с доктором Ласкером, и осталось только отобрать высший титул у Капабланки. Алехин едет в Буэнос-Айрес и получает от правительства Аргентины гарантию финансирования матча с Капабланкой. Весной 1927 г. в Нью-Йорке Алехин в шестерном матче-турнире опережает всех остальных претендентов, но уступает первое место великому кубинцу, оставляя его в состоянии эйфории перед решающим матчем за корону. Осенью 1927 г. этот матч начался в Буэнос-Айресе, и после двух с половиной месяцев титанической борьбы двух шахматных колоссов Алехину удалось в 34-й партии довести число побед до требуемой цифры «шесть» (при трех поражениях и 25 ничьих) и стать четвертым в истории шахмат чемпионом мира.

Через два года новый чемпион уверенно отстаивает свое звание в матче с Ефимом Боголюбовым (15,5:9,5), а еще через 5 лет, в 1934 г., почти с тем же счетом (15,5:10,5) опять побеждает честолюбивого Боголюбова, получившего на 5-м Конгрессе ФИДЕ звание чемпиона ФИДЕ.

Однако в 1935 году Алехин неожиданно проигрывает матч за мировую корону голландцу Максу Эйве, которого сам приглашает к барьеру, считая, что преподаватель математики женской гимназии из Амстердама не сможет оказать серьезного сопротивления. Тем не менее матч заканчивается победой полупрофессионала Эйве (15,5:14,5), находившегося в блестящей форме и использовавшего явное недомогание Алехина, очень много курившего и зачастую злоупотреблявшего горячительными напитками.

Как известно, встречаясь с Алехиным, Капабланка матча-реванша не предусмотрел. Алехин исправил его ошибку, и через два года в Голландии Эйве имел возможность почувствовать истинную силу русского чемпиона. Алехин не только глубоко изучил творчество своего соперника, подготовив дебютные сюрпризы, но и преобразился внешне и внутренне, избавившись от собственных слабостей и вредных привычек. Кроме того, к тому времени русский эмигрант по достоинству оценил расцвет шахматной культуры в СССР и горел желанием вернуться на родину, но, конечно, вернуться чемпионом мира! Эйве был разгромлен (9,5:15,5) и в статье «Некролог» (!) написал, что «не стыдится, что был побежден таким противником».

К сожалению, Вторая мировая война помешала осуществлению планов русского гения, не знавшего даже о том, что отправленные им в 1936 г. в редакцию «64» два письма о своих ошибках и предложении сотрудничества так и не были напечатаны при его жизни. Тем не менее сразу после войны начались переговоры Алехина о матче с Ботвинником, а в начале марта 1946 г. Алехин получил телеграмму-вызов от чемпиона СССР М. Ботвинника. Однако уже 24 марта 1946 г. из Эшторила в Португалии пришло известие о кончине великого русского гения. Алехин умер непобежденным!

На памятнике в Париже, куда в 1956 г. был перенесен прах Алехина (на кладбище Монпарнас), написано: «Гению шахмат России и Франции».