ЛИЧНОСТЬ

Победу Кирсана Илюмжинова на очередных выборах президента ФИДЕ не назовешь сенсационной. Россиянин пользуется серьезной поддержкой во всех странах мира, и еще до выборов представители 90 стран объявили о том, что намерены отдать свой голос именно за него. После этого снял свою кандидатуру единственный оппонент Илюмжинова – сингапурец Игнасиус Леонг.

В общем, все сводилось к тому, что выборы получатся для Илюмжинова совсем не сложными. Действительность превзошла самые смелые ожидания: его поддержали представители всех 162 стран, входящих в ФИДЕ. Такое удивительное единодушие стало неожиданностью для всех. В том числе и для самого президента.

ПРЕДСКАЗУЕМЫЙ ИСХОД

– Я, конечно, предполагал, что за меня проголосуют большинство участников Генеральной ассамблеи, – улыбался Кирсан Николаевич через несколько часов после триумфальной победы. – Они разумные люди, им, как и всем нам, нужны стабильность, благополучие, предсказуемость. Но, конечно, не ожидал, что меня поддержат представители всех стран, входящих в ФИДЕ. От США и Великобритании до Уганды и Замбии. Такое единодушие очень приятно.

Как была организована ваша предвыборная кампания?

– Ею в основном занимались мои помощники – почетный президент ФИДЕ Флоренсио Кампоманес, грек Макропулос, нигериец Омуку и другие. Сам не считал должным проявлять особую предвыборную активность. Полагал, что за 7 лет сделал немало, чтобы заслужить поддержку всего мира. Как выяснилось, не ошибся.

А что считаете главной своей заслугой?

– Пожалуй, знаменитые Пражские соглашения, объединившие шахматный мир. После них все до единого элитные гроссмейстеры признали, что только ФИДЕ обладает правами на титул чемпиона мира. Только эта организация может представлять интересы шахмат в МОК. Эти и другие достижения были по достоинству оценены делегатами ассамблеи.

Что же касается самих шахматистов, то они также получили с моим приходом стабильность. Перед ними открыты самые широкие горизонты: теперь не приходится десятки лет ждать, пока до тебя дойдет очередь на право оспорить титул чемпиона. Если ты молод и умен, талантлив и работоспособен, то имеешь шанс стать лучшим шахматистом планеты и в 18 лет. Это, кстати, удалось сделать в прошлом году Руслану Пономареву.

САМАЯ НАРОДНАЯ ИГРА

Какие цели ставите сейчас перед ФИДЕ?

– Их немало, но главная – популяризация игры во всем мире. По данным статистиков, сейчас в шахматы играют более 500 миллионов человек. Внушительная цифра, но мы ставим перед собой еще более глобальную задачу – довести количество любителей шахмат до миллиарда. Другая цель – чтобы количество стран – членов ООН совпало с количеством стран, входящих в ФИДЕ. На следующий год планируем принять в свою дружную семью еще 22 страны, года через 4 еще 22. Тогда, видимо, и догоним ООН. Третья задача – прочно занять свое место в телевизионной сетке. На конгрессе была принята программа, которая, без сомнения, будет способствовать ее решению. Мы ведь не случайно перешли на трехчасовой контроль времени, который так нравится продюсерам телевидения. Раньше у этого контроля были противники среди действующих шахматистов, но теперь ситуация изменилась: за него поголовное большинство.

На ассамблее были приняты какие-то принципиальные решения?

– Да, делегаты подтвердили решение о создании единого рейтинга для всех игроков и турниров. Теперь наш элистинский офис будет обсчитывать итоги партий не только с обычным контролем времени, но и рапида и блица. Это еще один наш шаг в будущее шахмат. На сегодняшний день ФИДЕ рассчитывает рейтинги примерно 100 тысяч человек, а после Бледа будет рассчитывать 10 миллионов шахматистов. Теперь почти каждый любитель может фигурировать в рейтинг-листе наравне с Каспаровым. Будут обсчитываться десятки миллионов партий, в том числе сыгранных в интернет-турнирах. В общем, шахматы становятся воистину народной игрой.

Стоит пожалеть очаровательных сотрудниц элистинского офиса ФИДЕ, которым, видимо, придется перейти на 24-часовой рабочий день…

– В этом нет необходимости: мы намерены значительно расширить штат работников офиса. Естественно, за счет наших, местных, кадров.

Были ли какие-либо пожелания со стороны шахматных конгрессменов?

– Они, как ни странно, совпадали с теми, которые высказали в мой адрес во время недавних выборов калмыцкие избиратели. Меня просили сохранить стабильность, спокойствие и обеспечить прогнозируемость действий власти. Иного, впрочем, никто не ждет. Выражаясь образно, 25 ноября 1995 года в Париже, выбирая меня в первый раз, ФИДЕ покупала кота в мешке. Кто знал, что можно было ожидать от таинственного жителя далекой Калмыкии? Сейчас все было гораздо проще. Я постоянно на виду, мои дела хорошо известны всему миру. Ясен курс, которым я следую, и дальнейшие перспективы шахмат.

СЕРЬЕЗНОЙ ОППОЗИЦИИ НЕ БЫЛО

Столкнулись ли во время выборов с какой-то организованной оппозицией?

– Скорее нет, чем да. Мне пришлось провести ряд консультаций с некоторыми депутатами. Слава богу, они касались не политики, а каких-то технических и организационных вопросов. В итоге, как всегда, сработал наш вечный девиз «Мы одна семья».

Насколько изменилась ваша команда?

– Почти не изменилась. Грузинский гроссмейстер Зураб Азмайпарашвили и Игнасиус Леонг из Сингапура стали моими вице-президентами, а Александр Рошаль был выбран председателем комитета по печати.

ПРИВЕТ ЭЛИСТЕ

Вы единственный россиянин, возглавляющий столь мощную и авторитетную спортивную федерацию. Это, безусловно, повод для гордости.

– Кроме того, я единственный представитель Калмыкии на столь высоком посту. Сейчас хочу поблагодарить всех своих земляков, россиян, которые поддержали меня в решении снова баллотироваться на пост президента ФИДЕ. Приложу все усилия, чтобы моя работа на этом посту еще более повысила статус нашей республики и страны в глазах всего мира.

За последние часы мне позвонили сотни земляков, множество поздравлений из Калмыкии и других регионов пришло по Интернету. А некоторые граждане республики поздравили меня лично. Дело в том, что здесь, на олимпиаде, работает около 20 представителей Калмыкии.

Во время конгресса ко мне подходили многие депутаты и интересовались, почему ни один российский город не выдвинул свою кандидатуру на проведение очередной Шахматной олимпиады. Все прекрасно помнят олимпиаду-94 в Элисте и до сих пор с восхищением отзываются о калмыцком гостеприимстве. А сейчас на право стать страной – хозяйкой следующих Игр претендуют США, Испания, Индия, Италия, Эстония.

Обратили внимание на другой любопытный момент: оказывается, вы – единственный представитель стран бывшего соцлагеря, который занимает столь престижную и значимую должность.

– Похоже, это так. К сожалению, на Западе часто относятся к представителям Восточной Европы с настороженностью. Устоявшееся клише: мол, люди с Востока не способны руководить и ничего не понимают в демократии. Для меня в который уже раз было сделано исключение. Дело в том, что выборы в ФИДЕ абсолютно прозрачны и демократичны. Всем ведь ясно, что невозможно заставить проголосовать определенным образом американского сенатора или японского миллиардера. Эти люди отдали свои голоса в мою пользу, значит, они считают Илюмжинова лучшей кандидатурой на пост президента.

В целом вам понравилась олимпиада в Словении?

– Да. Во-первых, потому, что российские шахматисты выступили на ней на редкость удачно. Во-вторых, организаторы сделали все, чтобы эти соревнования стали праздником для всего шахматного мира. Порадовал и огромный интерес к шахматам со стороны общественности и массмедиа. Встретил здесь представителей МОК, Европарламента, с удовольствием общался с президентом Словении, другими официальными лицами. А вот вам любопытные цифры. За время олимпиады ее официальный сайт посетили 65 миллионов человек. На Играх было аккредитовано 380 журналистов. На 20 больше, чем во время недавней встречи Буша-младшего с Владимиром Путиным.