ГАЛЕРЕЯ ЧЕМПИОНОВ

МАКС ЭЙВЕ

Пятый в истории шахмат чемпион мира Макс Эйве (о четырех первых чемпионах см. «Советский спорт» от 22.08, 5.09, 3.10 и 17.10.2002), в отличие от своих предшественников, никогда не был до конца шахматным профессионалом, продолжая преподавание в женской гимназии даже в период подготовки к матчу с Алехиным. Тем не менее как шахматист Эйве был игроком яркого комбинационного таланта, что заставляло великого Алехина в борьбе с ним искать противоядие в позициях стратегического направления. В то же время пятый чемпион мира был выдающимся теоретиком, сумевшим подойти к изучению и развитию дебютов с математической точностью. Всему миру известны его 12-томные исследования по теории дебютов и эндшпиля, однако наибольшую популярность принесла Эйве работа на посту третьего президента ФИДЕ. Блестящий математик, литератор, журналист, великий гроссмейстер оказался и выдающимся организатором шахматного движения. За его невероятную мобильность, готовность лететь на другой край планеты (Эйве побывал в ста странах мира) президента ФИДЕ прозвали «летучим голландцем».

ЕМУ ПОВЕЗЛО РОДИТЬСЯ В ГОЛЛАНДИИ

Макс Эйве родился 20 мая 1901 года в Амстердаме в семье учителя церковной школы Корнелиуса Эйве и его жены Элизабет. Макс был в семье вторым сыном, а когда вслед за ним родились еще две девочки, а затем два мальчика, церковный учитель был вынужден перейти в государственную школу, подрабатывая уроками игры на скрипке и на пианино. Тем не менее, несмотря на не очень большой достаток, это была очень дружная семья, в которой царил культ музыки, образования и… шахмат! Корнелиус и Элизабет были заядлыми любителями шахмат, и неудивительно, что любознательный Макс освоил принципы древней игры, едва научившись ходить. Вскоре он уже обыгрывал родителей, затем одноклассников, а в 9 лет — членов шахматного клуба «Ледокол», куда принимались молодые люди в возрасте от 16 до 23 лет. Однако главным для Эйве в то время все же были занятия в школе, шахматам отводилось второе место, а на третьем оказался… футбол.

Юность будущего чемпиона мира пришлась на годы первой мировой войны, но ему повезло родиться в Голландии, где в эти годы жили такие корифеи, как чемпион мира Эмануил Ласкер, претендент на мировой титул Зигберт Тарраш и великие гроссмейстеры Рети, Мароци, Тартаковер. Общение с ними стало великолепной школой для 17-летнего Макса, и через год фамилия Эйве стала известна всем любителям шахмат Страны тюльпанов.

ПЕРВЫЕ УСПЕХИ

Уже первый дебют в чемпионате Голландии оказался для Эйве весьма успешным: он поделил 2—3-е места (в 1919 г.). Затем он сыграл вничью (5:5) матч с чемпионом Голландии Маршандом, после чего впервые попробовал свои силы за рубежом. В побочном турнире в Гастингсе он стал четвертым, а в феврале 1920 г. ему впервые удалось сыграть в сеансе с Эмануилом Ласкером и дважды добиться успеха. Великий Ласкер очень высоко оценил игру голландского студента, который через несколько месяцев стал чемпионом страны. В 1921 г. Эйве сыграл вничью матч со своим учителем и другом Гезой Мароци (6:6), но попытка обрести финансовую независимость с помощью шахмат потерпела фиаско. На турнире в Гааге он заработал лишь 11 гульденов и понял, что любимая математика — путь куда более надежный. В 20 лет Макс успешно сдал кандидатский экзамен по математике, а в двадцать пять блестяще защитил диссертацию. «Финансовая свобода» открыла Эйве дорогу к браку: в августе 1926 г. он женился на Каро Бергман, ставшей ему верной спутницей, а затем на три года окунулся в бурный мир шахмат.

В 1927 г. в Лондоне состоялся первый «Турнир наций» (Всемирная Олимпиада). Эйве, возглавляя сборную Голландии, показал четвертый результат на первой доске. В 1928 г. в Киссингене он делит 3—4-е места на турнире с участием Капабланки, Боголюбова, Рубинштейна и других корифеев.

В 1928 г. состоялась вторая Всемирная Олимпиада, но Эйве предпочел участвовать в личном чемпионате ФИДЕ вместе с другими полупрофессионалами: Матисоном (1-й чемпион мира среди любителей 1924 г.), поляком Пшепюркой, венгром Штейнером, австрийцем Беккером, которые уже не считали возможным называться чистыми любителями. В рыцарском зале гаагского дворца Бинненхоф Эйве одержал 10 побед, проиграв лишь однажды, и уверенно занял 1-е место. В 1931 г. Эйве побеждает в Рождественском турнире в Гастингсе, впервые опережая Капабланку. А годом позже в Берне делит 2—3-е места вслед за Алехиным в турнире с участием Боголюбова, Султан-Хана, Бернштейна и Флора.

ЧЕМПИОН МИРА

В 1933 г. Эйве неожиданно получает от Алехина письмо с фантастическим предложением разыграть высший титул… на пароходе, плывущем в Индонезию, в матче из десяти партий (пять туда — пять обратно). Но ошеломленный Эйве, только что выигравший в очередной раз чемпионат Голландии, промолчал в ответ. Он посчитал, что уже достиг своего потолка, и решил полностью переключиться на науку. И если бы не случайная встреча с австрийским мастером Гансом Кмохом, ставшим впоследствии библиографом Эйве, шахматный мир имел бы на одного чемпиона мира меньше. Кмох убедил Эйве, что у него есть шансы, но не в коротком морском бою, а в серьезном матче из 30 партий, причем желательно в Голландии. После согласия Алехина, как раз собиравшегося еще раз «подоить» самоуверенного Боголюбова, Эйве начал всестороннюю подготовку. Для укрепления физического состояния он энергично занялся зарядкой, закаливанием, много плавал, играл в теннис и даже боксировал. Большое внимание было уделено дебютной подготовке, поскольку именно в этой стадии перевес Алехина над соперниками был особенно ощутим. А практическая подготовка состояла в участии в 1934 г. в трех международных турнирах: в Цюрихе, Ленинграде и Гастингсе.

3 октября 1935 г. исторический матч Алехин — Эйве на первенство мира стартовал в Амстердаме. По условиям матча 30 партий игрались в 13 городах Голландии, причем чемпион мира Алехин, независимо от исхода матча (!), получал 10 тысяч гульденов, а победителем считался набравший 15,5 очка (выиграв по крайней мере 6 партий). Специально не готовившийся к матчу с голландцем Алехин тем не менее предусмотрел в контракте проведение матч-реванша. Поначалу авторитет Алехина не позволял Эйве поднять голову. После девяти партий счет был 6:3 в пользу чемпиона мира, но уже к 15-й партии Эйве сравнял счет, наказав чемпиона за самоуверенность. Усилием воли великий Алехин вновь ушел вперед, но на длинной дистанции часто нарушавший режим чемпион не мог соперничать с прекрасно подготовленным голландцем. Победив со счетом 15,5:14,5, Эйве стал пятым чемпионом мира и национальным героем. Ведь в маленькой Голландии в то время не было еще ни одного чемпиона мира! К сожалению, новому хозяину Олимпа совсем недолго удалось купаться в славе. Через два года в матч-реванше Эйве встретился совсем с другим Алехиным, резко изменившимся внешне и внутренне. Русский чемпион не только избавился от собственных слабостей и вредных привычек, но и серьезно изменил дебютную стратегию, подготовив заодно множество сюрпризов, к которым Эйве был совершенно не готов. Он проиграл досрочно 9,5:15,5, но по условиям контракта соперники сыграли еще 5 партий (со счетом 3:2 выиграл Эйве).

ПРЕЗИДЕНТ ФИДЕ

Таким образом, Макс Эйве оказался самым краткосрочным чемпионом, словно в шутку одолжившим на пару лет этот титул у Алехина. Зато экс-чемпионскую корону самый знаменитый голландец носил дольше всех: целых 44 года! За это время он участвовал еще во множестве турниров по всему миру, издал массу книг по теории шахмат, а также по математике и кибернетике. Однако самую большую известность доктор Эйве приобрел, став 23 сентября 1970 г. третьим в истории президентом ФИДЕ. Эйве был, пожалуй, самым справедливым и честным президентом, не боявшимся к тому же в свои 70 лет постоянных перелетов по всему миру и прозванный за свою мобильность «летучим голландцем». Он посетил за 8 лет своего президентства более ста стран, значительно увеличив число новых стран — членов ФИДЕ. На его долю выпали серьезные испытания в матчах Спасский — Фишер и Карпов — Корчной. Слишком большое количество отрицательных эмоций во время второго матча заставило Эйве принять решение покинуть пост президента ФИДЕ. 20 мая 1981 года весь шахматный мир отметил 80-летие Эйве, а через полгода, 26 ноября, в больнице Амстердама сердечный приступ остановил жизнь пятого чемпиона мира.