ЭХО ОЛИМПИАДЫ

На 35-й Всемирной Олимпиаде главными фаворитами, как обычно, считались шахматистки Китая и Грузии. Нашим же девушкам в отсутствие неизменного лидера сборной Алисы Галлямовой из Казани отводилась второстепенная роль. Тем более что в последнее время серьезно усилились молодые шахматистки Индии во главе с новой звездой гроссмейстером Хумпи Конеру.

Тем не менее россиянки провели, пожалуй, лучшую свою Олимпиаду в Бледе, лишь пол-очка уступив сборной Китая. Немалая заслуга в этом успехе российской сборной принадлежит самой опытной нашей шахматистке очаровательной Светлане Матвеевой.

САМАЯ УДАЧНАЯ ОЛИМПИАДА

— Света, давай начнем наш разговор с Олимпиады. Ты знаешь, что была самым опытным бойцом в нашей сборной?

— Особенно я об этом не задумывалась, но какую-то ответственность чувствовала. Мне казалось, что есть вещи, которые могу сделать только я. В нашей команде уже созданы победные традиции, и надо было передать это молодым девчонкам, которые сейчас пришли в сборную. Я чувствовала, что могу защитить и поддержать их в трудный момент.

— Как я понимаю, эта Олимпиада была самой удачной для российской женской сборной. Все-таки отрыв от лидеров составил всего пол-очка, все решилось в последнем туре.

— По ходу борьбы – да. Мы играли ровно, без провалов и реально боролись за золото до последнего тура. С точки зрения командной – это самая удачная Олимпиада. Был случай, когда наши девочки взяли две или три медали в индивидуальном зачете – по доскам, но за золото при этом реально не боролись. А здесь – была борьба.

— Твой личный результат на этой Олимпиаде – лучший за всю твою историю игры за сборную?

— Во всяком случае, один из лучших. Довольно удачно я играла еще на Олимпиаде в Ереване. Кажется, тоже набрала +5.

— Ты что, точно не помнишь?

— Не помню. Я на такие вещи особенного внимания не обращаю. То, что было, оно уже в прошлом. Надо думать о будущем.

— Давай все-таки поговорим об этом прошлом еще немного. Лучший результат в команде показала 16-летняя Таня Косинцева из Архангельска – у нее 11 из 12. Впрочем, у нее и соперницы послабее. «Плюс пять» у тебя. Откровенно слабее своего уровня сыграла только Катя Ковалевская – что с ней случилось?

— Катя очень сильная и классная шахматистка. В контексте команды мне не хотелось бы препарировать нас на атомы и говорить о том, что кто-то сыграл хорошо, а кто-то не очень. Я хорошо помню Олимпиаду в Элисте, когда я сама была не в форме, но для команды было важно выставить меня, чтобы избежать сдвижки по доскам.

На таких турнирах, как Олимпиада, всегда идет жесткая нервная борьба. Нагрузка никогда не бывает одинаковой для всех. Команда – это единый организм, и воспринимать результат надо именно так. Если команда сыграла хорошо, значит, все члены сборной сыграли хорошо.

— Какие главные причины успеха?

— Первый раз мы ехали на Олимпиаду совершенно спокойными, потому что все организационные вопросы были решены заранее. Гонорар за участие в Олимпиаде был нам выплачен накануне турнира – это тоже важно, потому что психологически так играть намного легче. Это тоже заслуга нашего нового куратора – Вадима Валентиновича Ульянова, который приехал нас поддержать со всей своей семьей – женой и сыновьями.

Кроме того, у нас была очень хорошая атмосфера в команде.

ОНИ КОВАЛИ ПОБЕДУ

— Ты можешь перечислить тех, кто вам помогал?

— Главный тренер женской сборной Юра Якович, великолепно справлялся со своими обязанностями. Умел находить нужные слова для нас перед каждым матчем. Вселял уверенность в своих силах.

Очень помог Сережа Шипов, который поехал просто за свой счет помогать женской сборной. Он искренне хотел помочь команде, потому что верил, что у нас есть хорошие шансы. Его роль просто неоценима, потому что в женских шахматах роль подготовки очень велика. Одному человеку справиться очень тяжело. В идеале тренер должен быть у каждой играющей – тогда можно бороться за золото.

Еще хотелось бы поблагодарить наших ребят из мужской сборной – они даже не представляют, насколько важна была для нас их поддержка! Такая атмосфера возникла в первый раз и, надеюсь, не в последний.

Весь турнир в Бледе работали тележурналист Марина Макарычева с оператором – их дружеское участие ощущалась постоянно.

— Один день сборной – как он выглядит?

— Подъем в 9, завтрак, с 10 до 12 – подготовка. Обед, небольшой отдых – и на тур. Минут за десять до начала игры мы приходили в зал и настраивались на борьбу. После игры мы шли на ужин, потом прогулка вокруг озера, где-то полтора часа. Любимое кафе посередине маршрута – капуччино, общение с местными любителями. Вечером мы узнавали жеребьевку и опять готовились. Обсуждали, кого выставлять на игру, у кого какие дебюты.

Наши четыре доски практически равные. Можно кого угодно заменить – ничего не изменится. В этом, кстати, один из секретов успеха.

— Как тебе в целом понравилась эта Олимпиада?

— Место, конечно, шикарное. Потрясающе красивое озеро в горах... Но проблемы в самом начале турнира были. Организаторы не смогли справиться с бумажным потоком — вовремя распечатать жеребьевку, ввести в компьютер все результаты. Пришлось даже сдвинуть начало тура! В Стамбуле они быстрее вошли в ритм. Потом все вошло в нормальное русло до... закрытия, когда всем до единого призерам по доскам раздали не те медали.

Кто-то получил медаль со второй резервной доски, кто-то с первой – полная чехарда. Все разъезжаются – пойди найди в этой суматохе свою медаль. Для многих это было обидно. Как известно, денежных призов на Олимпиаде нет, люди борются за престиж, за эту самую медаль. Хоанг Транг, лидер вьетнамской сборной, сражалась за свое первое место на доске, снялась с очень важного матча (кстати, из-за этого грузинки упустили даже бронзу – в третьем туре вьетнамки проиграли 0:3), а ей дали совсем не ту медаль. Видно было, как она расстроилась.

— К вопросу о грузинках. Довольно обидно, что они, игравшие очень хорошо и, как казалось, забронировавшие себе победу, даже не попали в призы. Не слишком ли длинный турнир Олимпиада? Все-таки 14 туров выдержать нелегко...

— Что касается грузинок, которые первые десять туров действительно играли отлично... Нельзя сказать, что дело только в продолжительности Олимпиады – это слишком примитивное объяснение. В какой-то момент они посыпались, причем все. Соперничество с Китаем далось им слишком тяжело.

Я не думаю, что Олимпиада – слишком длинный турнир. На самом деле 14 туров – отличный формат, особенно с новым контролем. Даже в таком марафоне мы не встретились ни с Украиной, ни с Югославией, которые вынырнули из середины таблицы только в конце турнира. Команд очень много, не успеваешь сыграть со всеми сильнейшими.

КИТАЯНКИ ВСЕХ ЗАДУШИЛИ «ЗВЕЗДОЧКОЙ»

— По ходу игры были какие-то конфликты с конкурентами?

— Был известный конфликт, который связан с тем, что китаянки мажутся мазями во время игры, причем прямо за доской. Мы попросили их этого не делать, хотя бы отходить от столика во время игры, но они отказались. Кстати, мужчины-китайцы согласились с аналогичной просьбой от нашей мужской сборной.

На самом деле это серьезный вопрос. Например, у Кати Ковалевской просто аллергия на эту мазь. Представь себе – даже обычная вьетнамская «звездочка», если ей мажется сидящий напротив соперник, тебя не порадует. Я не знаю, будут ли сделаны какие-то выводы, но надеюсь. В этот раз даже подали бумагу, но Гийсен (главный арбитр Олимпиады) устранился от решения этой проблемы. Я уверена, что такого быть не должно, что это просто некорректно. Но китайцы используют все возможности для достижения цели. На прошлой Олимпиаде, в Стамбуле, мы видели, что у каждой китаянки был и личный тренер, и личный врач – делегация была просто огромная. Что было в Бледе – я не знаю, мы жили очень обособленно.

— Давай теперь поговорим про тебя. За последний год ты показала ряд отличных результатов. Начиная с мая в четырех личных турнирах набрала по «+4». В Кубке мира, единственная из россиянок, дошла до полуфинала. Новый этап шахматистки Матвеевой?

— Сложно сказать. До мая-то я практически год не играла.

У МАТВЕЕВОЙ ВСЕ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ

Почему же сейчас хорошо заиграла?

– Я думаю, что у меня появилась какая-то внутренняя устойчивость, которой не было никогда раньше. Довольно сложно сказать, что я прибавила в шахматном плане. В какие-то более молодые годы у меня, наверное, было больше чисто шахматного потенциала и наработок. Зато сейчас появилась психологическая устойчивость. Похоже, что я выбрала эволюционно правильное направление и Природа поддерживает меня на этом пути...

— Как мне кажется, в твоей игре появились свежие нотки. Более агрессивный дебют.

— Не знаю, мне сложно судить. Действительно, я практически полностью перешла на защиту Грюнфельда, хотя раньше в ответ на d4 играла в основном e6 и b6 на первых ходах. Однако серьезной дебютной подготовки мне не хватает и сейчас – я все время играю.

— Да и работа на сайте явно не способствует практической силе.

— Любая работа отрицательно сказывается на шахматном мастерстве. На сайте, во всяком случае, лучше, чем где-нибудь еще, потому что все-таки это шахматная работа.

— Мы вплотную подошли к вопросу о женских профессиональных шахматах. Ты сейчас можешь вести жизнь шахматного профессионала?

— Скажем так: удачное выступление на Олимпиаде и Кубке мира дает мне возможность еще какое-то время продержаться в профессиональных шахматах. Иными словами, я могу еще поиграть, не думая о хлебе насущном. Это радует! Но все это по-прежнему очень сложно – не видно турниров, в тумане перспектива. Сейчас я попала на чемпионат мира, он вроде бы должен состояться через год. Это значит, что у меня есть гипотетическая возможность заработать.

Возможно, что новый куратор женских шахмат Вадим Ульянов больше внимания уделит женской сборной. Он видит, что у команды есть потенциал. Я так понимаю, что он хочет, чтобы мы на ближайшем чемпионате Европы показали какой-то достойный результат, потому что, как это ни печально, в командных европейских чемпионатах у России нет вообще никаких медалей никакого достоинства. Хотелось бы это как-то поправить. Для этого нужно хотя бы 3 — 4 сбора в год. Кроме того, насколько я знаю, должен все-таки состояться матч с Китаем – это тоже отличная возможность потренироваться. Если все это реализуется, значит, перспектива все-таки есть!