После 11-й партии за звание объединенного чемпиона мира по шахматам между Веселином Топаловым и Владимиром Крамником оба шахматиста прошли допинг-контроль. На пресс-конференции, стенограмму которой приводит официальный сайт турнира, Крамник оценивал свои шансы на победу в турнире, Топалов шутил о том, что он не может посмотреть по телевизору футбол. Как обычно, первым общение с журналистами начал российских гроссмейстер.

– Уже не первая партия в Элисте играется под лозунгом: «Пусть он предложит ничью!» Отчего это происходит? Никто не хочет уступать другому?

– Признаться, я об этом не думал. Позиция все время была «под ничью». Может минимальное преимущество по выходе из дебюта белые все-таки сохраняли: у них все-таки два слона, и мне предлагать ничью было как-то неудобно. А после крайне неудачного хода Топалова уже черные без малейшего риска играют на выигрыш, и уже ему неудобно предлагать, хотя позиция, считаю, ни в один момент не вышла за рамки четкой ничьей. Вы видите: в этом матче нам не часто приходится предлагать друг другу ничьи, так что никакого адреналина это не добавляет и ни о какой психологии говорить не приходится.

– Начиная с начала «туалетного дела» вы вели себя в высшей степени корректно, не отвечая на выпады с противоположной стороны. Однако перед этой партией от вашего имени последовало «открытое письмо». Для чего вам это было нужно?

– Я не вижу ничего криминального в этом заявлении. Я просто хотел еще раз напомнить всем о том, о чем говорил за этим столом по окончании шестой партии: я не признаю результата пятой партии и нынешнего счета 5,5:5,5. Для последующих юридических процедур, которые, естественно, последуют после завершения матча, было очень важным зафиксировать свою позицию. Это ни в коем случае не является психологической атакой на соперника, у меня не было ни малейшего желания поднимать какой-либо скандал…

– Владимир, не будь вы участником этого матча, на кого бы поставили?

– Хм… У меня все-таки белые фигуры, об этом нельзя забывать, но, понятно, что в таких партиях может быть все. Все стоит на кону! Важно и то, у кого окажется крепче нервы, кто, в конце концов, удачливее. Поэтому предсказать победителя трудно. Со своей стороны могу сказать, что у меня есть опыт (и немалый) игры в подобных ситуациях. Да, я знаю, как это делается, но гарантировать что-то в такой ситуации не сможет никто.

– А как вы относитесь к тому, что судьба титула может быть решена в быстрых шахматах или даже блице?

– Это будет еще не так плохо! Надеюсь, что судьба титула не будет решена в суде...

Затем на пресс-конференцию пришел Веселин Топалов.

– Веселин, не огорчил ли вас результат партии? Это был ваш последний белый цвет?

– Нормальный результат. Кончено, всегда хочется выиграть, но результат закономерен. Я не имел ощутимого перевеса, чтобы сейчас говорить, что ничья – негативный результат.

– Теперь вам предстоит играть последнюю партию черными…

– После 11-й партии день отдыха, буду готовиться к 12-й, как к любой другой встрече. Я сейчас счастлив тем, что легко и успешно прошел допинг-тест! Посмотрим послезавтра – пока у меня хорошее настроение. О партии буду думать только завтра…

– Веселин, как тогда собираетесь провести последний оставшийся выходной?

– Будем обдумывать стратегию на последнюю партию. И… не знаю, по-моему, завтра футбол будет! Дело в том, что у нас в коттедже не ловится НТВ-плюс, и я по этому поводу уже собрался писать апелляцию. Может быть, мне его поставят, а то у меня не хватит денег оплатить его установку…

– Вы говорили, что у вас пока недостает матчевого опыта. У Крамника его с избытком, и как показал финиш его матча с Леко, Владимир умеет собраться в нужный момент. Вы не почувствовали этой его собранности в последних партиях матча?

– Это был один-единственный матч, когда он по-настоящему собрался! Мне кажется, каждый матч течет по-своему, каждая партия имеет самостоятельную окраску. Не надо накладывать впечатление от одного на другое. Увидим, как сложится концовка нашего матча. Опыт – это хорошо, но в памяти остаются не только победные моменты, но и отрицательные эмоции: тот же Крамник несколько дней находился в состоянии сильного стресса. Я же в этом смысле, как чистый лист: у меня нет ни плохих, ни хороших воспоминаний…

– В матчах Каспарова с Крамником и Крамника с Леко близость к цели явно сковывала действия тех, кто ближе к финишу вел в счете. Вы ничего такого не чувствовали?

– Это нормальное волнение, почему оно должно мешать показывать свою лучшую игру? В конце концов, это далеко не первый мой турнир, даже не первый чемпионат мира, в котором я участвую, и волнение мне давно не мешает играть. Безусловно, от результата этого поединка зависит очень много: и деньги, и титул единого чемпиона мира – может быть, это самое важное соревнование в моей жизни, но это не имеет значения. Надо абстрагироваться от всего, сконцентрироваться на шахматной доске, и делать лучшие ходы! Больше ничего.

– Веселин, матч уже заканчивается. Удивила ли вас чем-нибудь игра Крамника, и чувствуете ли вы разницу в 70 очков в рейтинге между собой и ним?

– Единственное, что я почувствовал: все партии, которые проиграл Крамнику, были проиграны одноходовыми просмотрами. Сначала первые две, затем 10-я партия… Во всех остальных, когда играл нормально, владел инициативой, давил. Объективно он стоял лучше только в третьей партии, во всех остальных, если я ничего не зевал, стоял объективно лучше.

Ничего нового я в его игре не увидел, хотя, допускаю, что я тоже ничем новым Крамника не удивил. Да это и трудно было сделать – все-таки мы знаем друг друга уже 17 лет!