Президент ФИДЕ и глава Калмыкии Кирсан Илюмжинов рассказал о подробностях объединительного матча в Элисте между Владимиром Крамником и Веселином Топаловым, а также об отказе болгарской стороне в матче-реванше. Также Илюмжинов в интервью Михаилу Шпенкову из «Известий» поделился соображениями относительно будущей формулы проведения встреч за шахматную корону. Ниже мы приводим самые интересные выдержки из этого материала.

- После скандального поединка Крамника и Топалова в Элисте вы ни разу не пожалели о том, что решили проводить матч у себя на родине?

- Никогда! Да и как могло быть иначе? Ведь тогда сбылась моя давняя мечта: впервые с 1993 года шахматный мир покончил с расколом, и у него появился единственный, но полноправный чемпион. А негативные эмоции забудутся. Кто вспомнит лет через 20-30 про какой-то «туалетный скандал»? Зато в энциклопедиях останется: «новый шахматный чемпион мира определился в Элисте». И мне, не скрою, это очень приятно. Наш город, считаю, доказал свою цивилизованность. Мне во время матча позвонил старый друг, который давно уехал из Калмыкии в Нью-Йорк. Он признался: как только услышал про туалеты в Элисте, испугался, что сейчас в новостях какой-нибудь сарай покажут. Так нет же, весь мир увидел, что матч проходит в подобающих условиях.

- Вы не боялись тогда, что матч будет сорван?

- Когда только летел в Элисту, думал: все быстро уладим. Но потом Крамнику было засчитано техническое поражение из-за невыхода на пятую партию. Он пригрозил покинуть Элисту, если партия не будет переиграна. В полночь в своей резиденции я начал проводить консультации с участниками матча. Сначала с Володей Крамником, затем с менеджером Топалова Сильвио Данаиловым. Далее были встречи с членами апелляционного комитета и главным арбитром матча Гердом Гийссеном... В три часа ночи я наконец приехал домой. Сел на кухне и стал пить калмыцкий чай. Один стакан, другой... В пять утра понял - пат, ходов не осталось.

- Даже без надежды на успех?

- Я тогда еще раз собрал Крамника и Топалова и задал им один вопрос: хотят ли они играть? И оба ответили утвердительно. Вот из этого мы и стали исходить. Знаете, сейчас на узких западноевропейских улицах можно встретить автомобили с резиновыми вставками на бамперах. Они сделаны для того, чтобы машины могли подталкивать друг друга - спереди и сзади. Иначе не разъехаться. Вот так и Крамник с Топаловым вошли в контакт, и компромисс был найден. Так мы спасли матч.

Хотя, конечно, тяжело было. Помню, мама Крамника, которая вместе со старшим сыном срочно приехала в Элисту из Туапсе, критиковала руководство ФИДЕ - мол, совсем замучили ее сына переговорами. Но куда же без них? Топалов в итоге получил очко за пятую партию, а Крамнику оставили индивидуальную комнату отдыха. Мне к окончанию поединка так хотелось побыстрее на кого-то корону повесить! В той ситуации я хоть марсианину готов был ее отдать! И на церемонии награждения, по-моему, самым счастливым человеком был я. Ведь этот матч наконец объединил шахматный мир.

- После того как ФИДЕ отказалась проводить матч-реванш, Топалов и Данаилов обвинили вас в «приватизации» чемпионского титула. Что вы на это скажете

- Они же прекрасно знают регламент - мы не можем назначать матч меньше чем за полгода до «турнира восьми», который пройдет в сентябре в Мексике. Это условие оговаривалось в соглашении, подписанном Крамником и Топаловым в апреле прошлого года. Когда я провожал из Элисты болгарскую делегацию, напомнил Данаилову: будете подавать заявку на матч-реванш - поторопитесь, у вас не так много времени. Но, видимо, тогда у них не были готовы необходимые документы.

- А когда наступит ясность с новой формулой чемпионата мира?

- Мы планируем назвать ее 1 марта. ФИДЕ уже проводит опрос более сотни ведущих гроссмейстеров. И познакомившись с их мнением, мы примем решение. Забегая вперед, могу сказать: чемпион мира скорее всего теперь будет определяться только в матче. Хотя есть один интересный вариант - по четным годам играется матч, а по нечетным чемпион определяется в «турнире восьми».

- Ситуация вокруг матча-реванша изрядно накалила и без того сложные отношения Крамника и Топалова. Как считаете, не лучше было бы, если бы пункт о проведении этого поединка вообще отсутствовал в их соглашении?

- Год назад его было важно подписать в любом виде. Крамник и Топалов сами были заинтересованы, чтобы пункт о матче-реванше был включен. И спорить с ними тогда было сложно. Ведь нужно было найти компромисс с двумя шахматистами, каждый из которых считал себя чемпионом мира. Ситуация в чем-то даже более сложная, чем во время «туалетного скандала». Ведь в Элисте им обоим было плохо, и мы совместно нашли выход. А когда подписывалось соглашение, оба себя прекрасно чувствовали и без объединительного матча.