ВЕЛОШОССЕ

 Чемпионат мира по велошоссе, который завтра стартует в Штутгарте, можно назвать особенным уже накануне его старта. Причиной тому – беспрецедентные допинг-скандалы, которые один за другим сотрясают велоспорт. В ходе последней супермногодневки «Тур де Франс» были уличены в применении допинга и дисквалифицированы гонщики «Астаны» Александр Винокуров, Андрей Кашечкин. Со скандалом покинул «Тур» его лидер датчанин Михаэль Расмуссен из «Рабобанка».

На днях стало известно о том, что лишен звания победителя «Большой петли»-2006 американец Флойд Лэндис...

Многие из «штрафников» – фигуранты нашумевшего «дела Фуэнтеса», самого громкого допинг-скандала в истории велоспорта. Накануне чемпионата мира корреспонденты «Советского спорта» узнали новые подробности этого дела.

СКАЗКА С НЕСЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ

Жил да был на благословенных Канарах процветающий фермер Фуэнтес, много у него было табака, продавал он его по немалой цене, и ни в чем его семья нужды не знала. И был у того фермера сын Эуфимиано. Не сиделось отроку дома, возжелал он жизни беспокойной, полной состязаний…

На этом эпическое повествование о временах отдаленных заканчиваем и переходим к эпохе, приближенной к нам. Эуфимиано Фуэнтес занимался бегом с большим увлечением, но о достижениях нашего героя в качестве барьериста скромно умолчим — природа наградила его куда более талантливой головой, чем ногами. Он это вовремя понял и в довольно молодые годы стал преуспевающим спортивным медиком, врачом сборной Испании по легкой атлетике. «Теплое местечко» было потеряно после положительной допинг-пробы его супруги и клиентки Кристины Перес. Испанская барьеристка не была тогда дисквалифицирована из-за процессуальных нарушений и «добежала» до рекорда страны на олимпийском стадионе Сеула, а вот мужу пришлось искать себе иное применение.

У Фуэнтеса имелся диплом гинеколога, но зарабатывать исключительно с помощью него значило мелко плавать. И он воистину развернулся во всю ширь своего научного и организаторского таланта, создав едва ли не самую впечатляющую в мире полуподпольную сеть, обеспечивающую фундаментальное обеспечение фармакологических программ элитных атлетов. Когда газета «Эль Паис», спеша приурочить скандал к старту «Тур де Франс-2006», в нарушение журналистских и правовых норм вытащила эту сеть на поверхность, придав широкой огласке материалы полицейской операции «Пуэрто» (хотя расследование в то время еще только набирало обороты, и его ход был таким образом непоправимо нарушен), Фуэнтес дал развернутое интервью радио «Кадена Сер», где четко обозначил свою позицию.

— Профессиональный спорт – занятие, пагубное для здоровья. Я как врач старался оптимизировать функции организма спортсмена и минимизировать вред запредельных нагрузок… Ехать на одном здоровье многодневные гонки с такими скоростями, как сегодня, – самоубийство… Почему козлами отпущения сделали велосипедистов?! Я активно работал с футбольными командами высших дивизионов, с теннисистами, легкоатлетами, но в отношении их скандал замяли с самого начала. Нет, я не буду называть имен – врачебная этика, знаете ли…

КТО БЕЗ ГРЕХА?

Дело «Операсьон Пуэрто» в марте было отправлено пылиться на полку судьей Антонио Серрано, который не усмотрел в нем состава преступления против «общественного здоровья». Такая формулировка, кстати, появилась после принятия испанского антидопингового законодательства. Произошло это только в нынешнем году, а закон, как известно, обратной силы не имеет. Однако вспоминать о Фуэнтесе реже в связи с этим не стали. Ни один гонщик не свободен от подозрений, пока не будут названы все 58 имен – все это последствия «Операсьон Пуэрто», новые разоблачительные извержения могут начаться в любую минуту.

Президенту Международного союза велосипедистов (UCI) Пэту Макквейду пришлось по итогам «Тур де Франс» даже сделать специальное заявление, прозвучавшее как вотум доверия новому чемпиону «Большой петли». Макквейд видит в Альберто Контадоре символ обновления пелотона, символ нового велоспорта. Здесь обнаруживается редкая точка соприкосновения мнений UCI и организаторов гран-туров (в атмосфере беспрерывной дележки сфер влияния между ними велоспорт живет уже несколько лет): придут молодые да «чистые», сменят старых хитрецов – и вот оно, спасение…

Только ведь чуть ранее слово взял известный «охотник за черепами» немец Вернер Франке, заваливший, к примеру, такую крупную дичь, как Ян Ульрих. Франке заявил, что у него на руках оказались документы с подробным описанием того, чем и в каких количествах потчевал Альберто Контадора Эуфимиано Фуэнтес. Где же документы, Вернер? Отдал полиции, как и положено законопослушному гражданину, утверждает немец.

ПОДОЗРЕНИЕ КАК ВЕЩЕСТВЕННОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Имя Контадора в связи с «Операсьон Пуэрто» всплыло много раньше большинства остальных – будучи плотью от плоти испанской велогруппы «ОНСЕ», а затем «Либерти Сигурос», Альберто был «сделан» как гонщик Маноло Сайнсом. Тем самым менеджером, который долгие годы проработал в связке с Фуэнтесом. В том самом интервью радио «Кадена Сер» опальный доктор произнес следующую фразу: «Меня удивляет и возмущает, что имена многих из тех, с кем я действительно работал, замалчиваются; зато во всеуслышание называются те гонщики, кого я вообще лично не знаю! Например, молодой Альберто Контадор». Как бы хотелось использовать слова синьора Фуэнтеса в качестве основы для алиби чемпиона «Тура-2007», да вот только верить им отчего-то не очень получается.

Немецкий велосипедист Йорг Якше — детонатор самого большого информационного взрыва после собственно появления материалов «Операсьон Пуэрто» на газетных страницах, говорил: «Фуэнтес для маркировки мешков с кровью гонщиков из «Либерти» использовал наши инициалы. У меня – J. J. Я видел мешки с надписью A.C. Я ничего не утверждаю без твердых доказательств (в отличие от некоторых), но как вы думаете, кому они могли принадлежать»? Берем на веру слова герра Якше? Автор этих строк тоже не стал бы торопиться с выводами. Но пока ясно одно: Альберто Контадор в качестве иконы борьбы за очищение велоспорта – на редкость неудачный выбор…

Пару месяцев назад менеджер «Рабобанка» Тео де Рой в одном из интервью обмолвился о том, что в пелотоне по-прежнему многие говорят: не только дело Эуфимиано Фуэнтеса живет, он и сам продолжает деятельность. И снова – никаких доказательств, никаких определенных источников информации. Похоже, такая практика потихоньку становится «новостным стилем» эпохи антидопинговой борьбы.

КСТАТИ

Вот уже год, как испанский доктор является едва ли не самым востребованным человеком в спортивной журналистике. Сотни спортивных СМИ мечтают заполучить его интервью. Однако Фуэнтес категорически уклоняется от контактов с прессой – даже его фотографий имеется менее десятка. Попытки взять у него интервью натыкаются… на неподъемные финансовые требования. По различным слухам, Фуэнтес требует с журналистов от 250 до 300 тысяч долларов за возможность задать ему вопросы.

КАК НАЧИНАЛОСЬ «ДЕЛО ФУЭНТЕСА»

23 мая 2006 года
В рамках расследования дела о нарушении антидопингового законодательства испанским велосипедистом Роберто Эрасом (в 2005 году гонщик стал победителем «Вуэльты», но после был дисквалифицирован за употребление эретропоэтина) испанская полиция производит арест спортивного директора команды «Либерти Сегурос» Маноло Сайнса и трех человек, связанных с ним, включая доктора Эуфимиано Фуэнтеса. Появляется сообщение о том, что в мадридской лаборатории доктора обнаружено множество контейнеров с замороженной кровью, принадлежащей известным спортсменам.

25 мая 2006 года
Первый из велосипедистов – испанец Оскар Севилья, признает, что посещал лабораторию Фуэнтеса.

30 июня 2006 года
В канун старта «Тур де Франс» из заявочных листов профессиональных команд исчезает сразу десяток громких фамилий. Среди них Ян Ульрих (Германия), Оскар Севилья и Франсиско Мансебо (Испания), Иван Бассо (Италия). Команда «Астана» не допускается к старту в полном составе. Публикуется список гонщиков, подозреваемых в сотрудничестве с Фуэнтесом, – в нем 31 фамилия.