ВЕЛОШОССЕ

СОБЫТИЕ ДНЯ

Сегодня в Штутгарте стартует чемпионат мира по велошоссе. Сборная России везет в Германию, без преувеличения сильнейших, на сегодняшний день, гонщиков. Меньшову, Карпецу, Владимиру Ефимкину, Гусеву, Игнатьеву и Бубненковой знаком вкус больших побед. Осталось лишь подтвердить это на немецких трассах.

 Хоть что-то на нынешнем чрезмерно бурном этапе развития велоспорта остается стабильным. Чемпионаты мира частенько возвращаются туда, где уже имеется недавний опыт успешного их проведения. Вне конкуренции в этом смысле Италия – в 2008-м она будет принимать лучших гонщиков планеты уже в третий раз за последнее десятилетие. Германия отстала, но ненамного – Штутгарт стал столицей мирового первенства через 16 лет после впечатляющих баталий 1991 года.

А ведь были и варианты. Летом Штутгарт накрыло осколками допинговых и антидопинговых информационных взрывов. Позиция общедоступных телеканалов Германии, демонстративно прекративших трансляции «Тур де Франс», расследование «Дела Ульриха» в прессе (вполне в жанре «мыльной оперы»), признание Эрика Цабеля в прегрешениях середины 90-х и, наконец, ряд ультиматумов национальной федерации велоспорта едва не привел к отмене соревнований или, как минимум, к переносу их в другую страну. Италия тут же с готовностью предложила свои услуги, но штутгартский вариант все же удалось спасти.

У синтетической гоночной серии «Про Тур» совершенно неопределенное будущее. Только что компании-организаторы трех самых крупных многодневок и престижнейших однодневных «классик» вышли из-под его юрисдикции и станут ли в будущем сезоне гонщики рубиться за белую майку так, как делает это второй год подряд Данило ди Лука, – большой вопрос.

А вот за белую с радужными полосками будут отчаянно драться всегда. Звание чемпиона мира – в велоспорте некий абсолют, от конфликтов и веяний не зависящий. Хотя всем известно, что заветная майка несет с собой некое таинственное проклятие. В последующий сезон победы отчего-то обходят чемпиона стороной (в чем причина, в мистике или психологии – другой вопрос).

И все равно каждый рвется примерить заговоренное одеяние. «Да, я в этом году очень мало выигрывал, но ради того, чтобы стартовать каждую гонку с этой майкой на плечах, чтобы меня опять по-особому приветствовали болельщики, я готов отказаться еще от многих других побед», — сказал действующий обладатель радужной майки Паоло Беттини.

Итальянец и на воскресную гонку выйдет фаворитом. Адски сложная трасса (суммарный перепад высот более 5 километров!) в сочетании с дистанцией более 260 километров – под него и его «заместителя» ди Луку.

Все ждут итало-испанского противостояния — эти сборные укомплектованы мощнее других. Но сколько раз мы видели, как развязка этой уникальной гонки не вписывалась ни в какие логические рамки! Помечтаем?

С прошлым штутгартским чемпионатом у нас имеются позитивные ассоциации. В шоссейной гонке так называемых любителей победил Виктор Ржаксинский – и это был, собственно говоря, последний успех подобного рода, достигнутый представителем советской школы. Пардон, в тот момент уже постсоветской.

Факт распада СССР был зафиксирован совсем незадолго перед теми соревнованиями, но подкованные в истории спортивные архивариусы констатируют: Ржаксинский – представитель Украины. Но в центре фото победного финиша – красная майка с теми самыми четырьмя белыми буквами, и это ли не документ?

Виктор выиграл смелым отрывом, в котором ему здорово помог товарищ по команде Вячеслав Джаванян. Это – на заметку нашим сегодняшним бойцам.

Медали взятой в отдельности России приносил в гонках профи только Дмитрий Конышев. В его коллекции – серебро и бронза, хотя в 1999-м в паре десятков километров от порога своего дома на озере Гарда он был вполне способен стать и чемпионом. Судьба. На чемпионате мира от удачи зависит очень многое.

В ближайшие два дня в Штутгарте – «разделки». И давайте пожелаем «андерам», женщинам и «профикам» увидеть улыбку Фортуны. По крайней мере, у представителей молодежной категории во главе с Михаилом Игнатьевым все остальное для победы уже есть. И именно на их медали (если уж откровенно) мы надеемся с наибольшим на то основанием.