ВЕЛОШОССЕ

СОБЫТИЕ ДНЯ

 Последним уходил на дистанцию прошлогодний чемпион мира Фабиан Канчеллара. Предпоследним, за минуту до итальянца, – чемпион России Владимир Гусев. А за минуту до него – серебряный призер чемпионата мира-2006 американец Дэвид Забриски… Стартовый протокол преподнес интригу, которую в журналистском сне не придумаешь. И Вячеслав Екимов, спортивный директор велокоманды «Дискавери» (Володя Гусев гоняется за нее), согласился взять вашего корреспондента в техничку сопровождения…

ПЕРЕД СТАРТОМ

— Радио проверь, — говорит Екимов сидящему справа от него Ренату Латыпову.

— В порядке, — покрутив тумблеры, отвечает тренер Гусева.

Рядом со мной плюхается на заднее сиденье механик Айдар Камилов, который только что выполнил свой последний долг перед гонкой – помог Володе поставить велосипед на стартовый подиум. Айдар бесцеремонно сует мне под бок запасные колеса, захлопывает дверцу – и…

— Поехали, Вовчик, поехали, — будничным голосом говорит Екимов (у него прямая радиосвязь с гонщиком) и жмет на газ.

Час назад мои попутчики обсуждали шансы Гусева. Володя мощно провел сезон: пятое место в прологе на «Тур де Франс», двенадцатое там же – в элитной «разделке». Горбатая штутгартская трасса вполне для него, легкого, поджарого. А то, что сзади непобедимый Канчеллара… Когда-то же надо его обыгрывать!

— Если сзади фары не появятся, значит, все хорошо, — подытожил Екимов предстартовые расклады, включая фары нашей технички.

ПЕРВЫЙ КРУГ

В двадцати метрах от бампера «Шкоды» несется гонщик. Идеальная посадка, ноги работают с веселой ритмичностью. И настроение в нашем молчащем салоне незримо поднимается.

— Хорошо по частоте, Вовчик, хорошо, — комментирует Екимов. — Начинай набирать подъем, там метров 200, потом расслабление.

Гусев играючи берет первый подъем.

— Здорово, передача хорошая у тебя стоит, скорость выше полтинника.

В этот момент рация, поставленная в «бардачке», хрипло выплевывает информацию: «Себастьян Ланг финишировал. Время 56.58». Немец в числе главных конкурентов, но никто еще не знает, что принесут ему эти секунды.

Екимов успевает рулить на извилистой дороге, слушать рацию, переводить сказанное Латыпову. Все это – не отрывая глаз от фигурки, летящей над дорогой впереди нас.

— Вовчик, начинается подъем, один километр, переключайся по одному зубчику буквально.

Сколько таких сражений один на один с дорогой выдержал сам Екимов! После олимпийской победы его стали называть классиком «разделки». Он заслужил право советовать, учить, выговаривать. Но сегодня он просит.

— Хорошо, Вова. Держим скорость, держим. Начинается спуск и равнина до разворота. Раскатываемся!

«Ласло Бодроги, 11.36 после первого круга», — хрипит рация.

Впереди на длинной прямой успеваем заметить машины, сопровождающие Давида Забриски.

– Ты видишь Забриского, ты разменял ему минуту, — реагирует Екимов. — Хорошо, Вовчик!

Айдар оглядывается назад. По его лицу понимаю, что ничего хорошего там нет. Украдкой смотрю в заднее стекло – так и есть, фары эскорта Канчеллары.

— Вова, восемь секунд проигрываем Забрискому. И минус 23 Канчелларе, — Екимов невозмутимо уточняет информацию. – Вова, примерно шестое место, вровень с Карпецом.

Про Карпеца, закадычного приятеля и непримиримого соперника, Гусеву тоже надо сейчас услышать. А Екимов, глянув в зеркало заднего вида, бормочет себе под нос: «Канчеллара несется на всех парах…»

ВТОРОЙ КРУГ

Это не трасса – чертово колесо. Повороты, спуски, муторные тягуны.

— Володя, очень крутой левый поворот, когда уйдем под мост.

Гусев классно вписывается в вираж, пролетает под мостом – и что-то выкидывает в сторону.

— Очки выбросил, — бесстрастно говорит Айдар.

— Очки? – переспрашивает Екимов. И без перехода: — Концовочку, Вова, все повороты проходимы, потом длинный спуск, отдышишься.

А я оглядываюсь назад. И вижу, что фары стали гораздо ближе. Екимов это видит давно.

— Володя, Канчеллара в 200 метрах за тобой, если хочешь, расслабься, потом вместе поедете.

В этой машине всем уже ясно, кто станет второй год подряд чемпионом мира. Ради этой гонки Канчеллара отказался от элитной «Вуэльты», все поставив на кон. И против этого лома пока нет приема…

— Вова, мы останавливаемся, тебя накатывает Канчелара, — говорит Екимов, и мы сворачиваем на обочину. Мимо, низко пригнувшись к рулю, проносится итальянец. И золотой нимб уже висит у него над шлемом. А трасса совсем некстати вылетает на узенькие улочки Штутгарта.

— Вова, потерпи, чтобы он не накрыл тебя на поворотах. Он у тебя на колесе и будет с поворота атаковать, — предупреждает Екимов.

Вова вцепляется. Вова терпит.

— Помни, не сиди в колесе. Либо слева, либо справа от него, либо в двадцати метрах сзади, — об этом тоже надо напомнить, чтобы Гусев в горячке не нарвался на штраф.

Трезвонит мой мобильник. В гонку включается корреспондент «Совспорта» в Москве Константин Бойцов:

— У Канчеллара абсолютно лучшее время.

Но это всем в нашей машине и так уже ясно.

Канчеллара проносится мимо Володи, тот, встав на педали, спуртует.

— Здорово ты его поймал, — голос Екимова слегка дрогнул. — Потерпи, Вова, держись, сколько можешь. Терпи, терпи, терпи!

Я, сидящий за спиной Екимова, уже все понимаю: это у него сейчас ноги налились свинцом, срывается дыхание и пульс под 200 – это его обходит в эти секунды беспощадный Канчеллара.

— Вова, терпи, терпи, — Екимов повторяет это пять раз, как заклинание. — Только не отпускай его, пожалуйста.

А из Москвы сообщают мне: у Гусева 13-е время. Паршивая цифра. Екимов не говорит о ней Гусеву. Он говорит другое:

— Здорово, Вовчик. Канчеллара – это твоя медаль. Добери его, родной!

Но Канчеллара уходит. И меня начинает потряхивать от невозможности как-то помочь Володе: ну, потерпи же родной!..

ТРЕТИЙ КРУГ

У этой гонки – олимпийская цена. Перед стартом российский гостренер по велоспорту Юрий Кучерявый объяснял вашему корреспонденту: «Если кто-то из ребят попадет в пятнашку (15 лучших. – Прим. ред.), то в Пекине у нас будет две лицензии в «разделке». – «А ребята об этом знают?» — «Еще как!» И Гусев, и идущий где-то впереди него Карпец бьются сейчас не только за себя. Володе очень надо подняться вверх с этого треклятого 13-го места – подальше от греха…

– Терпим, терпим! – молитва Екимова. — Видишь, он сдается в горе, он только на равнине может. Добирай его, Вовчик, раскатывайся!

Дыра между гонщиками уже метров 150. Замеряю собственный пульс: 120. Кто бы замерил сейчас у Екимова… Трасса опять поползла наверх. Володя раскачивает головой, как же он смертельно устал. Но ему нельзя об этом думать.

— Вова, финишируй на горочке. Терпи, терпи, терпи! Всем тяжело!

Гусев, встав с седла, танцует на педалях – и гора неохотно уходит под него.

Снова звонок из редакции, где прилипли к телеэкрану «Евроспорта»: «На 31-м километре у Гусева пятое время! Минус 20 секунд третьему месту».

Екимов реагирует незамедлительно:

— Вова, у тебя пятое время. Ты в гонке! Только 20 секунд у тебя до третьей медали.

Может, показалось, но ноги гонщика, бьющегося с дорогой, заработали чаще. Да нет, не показалось!

— Здорово, Вовчик, остаемся в посадочке, едем, едем, раскатываемся!..

Снова затяжной подъем. Снова безумная «танцовщица» перед вершиной. И как награда на ней – успокаивающий голос Екимова:

— Вова мы в десятке, но надо быть в пятерке. Сейчас прямая до города. Голову спрятал под руль – и пошел!

Вова прячет голову. На спидометре – почти 50 км/час. Работает «на краях», раскручивая максимальные передачи и на передней звездочке, и на задней.

— Пять километров до финиша, раскручиваемся, тут небольшой пупок, надо на 11-й его влететь.

«Карпец, 58.29», — сообщает рация.

Уж Карпеца-то он сегодня обыграл. Но этого, черт возьми, мало!

— Вовчик, Канчеллара съел Забриского, он привез ему две минуты. Мы цепляемся за тройку, Вовчик!

И кто сказал, что гонка с раздельным стартом скучна, статична, неазартна? Вас не было в нашей «Шкоде»…

— Канчеллара – первый, Бодроги – второй, у тебя шанс быть третьим. Разгоняйся, Вовчик, терпи! До потемнения в глазах!

ПОСЛЕ ФИНИША

…Екимов вдруг резко бьет по тормозам. Перед нами полицейский с жезлом. Приказывает свернуть на обочину – на финиш ехать нельзя.

— Вовчик, отдай все, отдай! – Екимов говорит это вслед рвущемуся на финиш гонщику все так же спокойно, но мне кажется, он кричит.

Сворачиваем на обочину. Кто-то из механиков кричит в открытое окно:

— Шестой!..

И Екимов наконец улыбается:

— Вова, шестой, но все равно молодец, я тебя поздравляю. Хорошая «разделка».

После финишного створа догоняем Гусева. Красное мокрое лицо. Улыбается. Едет, держась за кузов нашей машины. Его первый вопрос:

— А кто четвертым-пятым приехал?

— Мы пока не знаем.

Второй вопрос напрашивался:

— Мы что, с Вованом (Карпецом – Прим.ред.) в одно время ехали?

— Ехали, — говорит Екимов. — Но ты его сделал.

Гусев удовлетворен. И резюмирует в открытое окошко:

— Я думаю, на Олимпиаде можно с Канчелларой побороться.

Олимпийский чемпион паркует машину, поворачивается ко мне: «Приехали».

— Самому гоняться, наверное, было легче? – говорю я ему.

— Легче, – просто соглашается он.

«Повезло» с техничкой Вовчику.

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Штутгарт (Германия)

Гонка с раздельным стартом

Мужчины «Элита» (44,9 км). 1. Канчеллара (Швейцария) – 55.41,3. 2. Бодроги (Венгрия) – отставание 0.52,1. 3. Клемент (Голландия) – 0.57,8. 4. Грбач – 1.12,2. 5. Ланг (оба – Германия) – 1.17,5. 6. Гусев (Россия) – 1.47,0. 7. Гутиерес Паласиос (Испания) – 1.56,2…10. Виггинз (Великобритания) – 2.10,8…12. Забриски (США) – 2.13,9…18. Миллар (Великобритания) – 2.40,1…21. Карпец (Россия) – 2.48,4.