502 Bad Gateway


nginx

ВЕЛОСПОРТ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

В то время как сильнейшие велогонщики мира разыгрывали медали чемпионата мира (материалы читайте на стр. 22), самый титулованный из российских гонщиков – Денис Меньшов уже почти месяц находится в отпуске. Свои каникулы Денис по традиции проводит на родине – в Орле. В Москву вырвался на денек – сходить с семьей на концерт «Виртуозов Москвы» Спивакова и навестить редакцию «Советского спорта».

Московские пробки едва не поставили крест на планах победителя «Джиро-2009».

– Я опоздаю, похоже, на полчаса, – позвонил Меньшов вашему корреспонденту за час до назначенного времени встречи в редакции. – МКАД едва движется…

– Я только-только с кольцевой в город свернул, – сообщил Денис через полтора часа. В голосе одного из сильнейших многодневщиков мира звучала безнадежная досада.

– Я бросаю машину и еду к вам на метро, – произнес Меньшов спустя еще 20 минут. – Встретите меня у «Динамо»?

К моменту нашей встречи в назначенном месте Меньшов отставал от собственного графика на два с половиной часа. Такого «просвета» лидер «Рабобанка» не «ловил» даже в трехнедельных гонках и даже в ту пору, когда впервые в карьере проезжал супермногодневки.

– Ничего в Москве в пятницу планировать нельзя, – покачал головой Денис после обмена приветствиями. – Хотели всей семьей выбраться на концерт оркестра Спивакова в Дом музыки. Жена с детьми уже там, а я даже к вам опоздал. Ну, поехали же быстрее – вдруг повезет, и я еще успею к окончанию концерта.

В своем желании поспеть еще и на свидание с классикой Меньшов был последователен. В редакции он увидел стоящий у входа шоссейный велосипед (ваш корреспондент периодически использует его для поездок из дома на работу и обратно) и без раздумий сел в седло, проделав последние 70 метров верхом.

– А колеса-то слабо накачаны, – сделал он замечание, покидая седло у дверей конференц-зала. – Ну, спрашивайте…

ПОБЕГ ОТ ДЕТЕЙ

– Денис, ваш отпуск уже почти месяц проходит в Орле. Что успели за три с лишним недели каникул?

– Главные события семейных каникул еще впереди. Собираемся выехать на моря, погреться на песочке.

– Всей семьей?

– Нет. Решили в этом году попробовать в первый раз в жизни сделать ход конем и отправиться в теплые края без детей. До этого года мы ездили по курортам с двумя нашими мальчиками, а в этом году подошел уже возраст третьей (дочке Агате исполнилось уже два года. – Прим. ред.). Вместе с этим пришло сознание, что со всеми ними в поездке будет сложно. Оставим детей на попечение бабушек и дедушек, а сами сбежим от них на пару недель.

– Как родной Орел встречал своего лучшего велосипедиста? Многие спортсмены по окончании сезона не одну неделю проводят на приемах и важных встречах…

– В сентябре обошлось без мероприятий. После «Джиро» я в Орел на недельку заглянул, а в июле-августе поводов для новых торжественных встреч не дал. Так что жизнь дома протекала довольно спокойно.

– Еще скажите, что на велосипеде ежедневно по городу катались неузнаваемым.

– Катался понемногу, но только до середины сентября – как и предусматривал тренировочный план. А вот последние дней десять в седло вообще не сажусь – вот разве что сейчас у вас в редакции. Понемногу возвращаться к тренировочным нагрузкам начну с середины октября.

– У вас бывает состояние, когда в сторону велосипеда смотреть не хочется?

– Бывает. Но в этом году я за собой подобного не замечал. Может, оттого что форма в течение всего сезона была получше, чем год назад, может, эмоциональный фон был иным… В августе, например, было еще желание и тренироваться, и на старт выходить… Даже пожалел, что подходящих для меня гонок в календаре не осталось. В прошлом году настроение было иным: «Джиро», «Тур», потом Олимпиада сразу – не продохнуть.

30 ДОПИНГ-ТЕСТОВ ЗА СЕЗОН

– Отчего же нет подходящих гонок? Вот чемпионат мира – разве не подходящая гонка для Дениса Меньшова?

– Чемпионат мира – мероприятие слишком серьезное. И готовиться к нему нужно соответствующим образом. Участвуя по полной программе в «Джиро» и «Туре», выходить в сентябре на пик формы в третий раз – задача трудновыполнимая. Подходящих для меня классических гонок в августе не было, а стартовать еще и «Вуэльту»… Двух супермногодневок в сезоне для меня – больше чем достаточно.

– А как же неугомонный швейцарец Фабиан Канчеллара? Он стартовал во всех «Гран-турах», победил попутно на «Туре Швейцарии», а потом приехал на чемпионат мира и стал трехкратным чемпионом в «разделке»… Есть этому объяснение?

– Вот именно – стартовал. А доехал до конца только «Тур де Франс». На остальных трехнедельных гонках сходил, едва проехав половину этапов. Я же когда выхожу на старт, еду гонку до конца – если только не происходит чего-то из ряда вон выходящего. Расход сил у Канчеллары был совсем иным, чем у тех, кто на этих же «Гран-турах» бился за высокое место в генеральной классификации.

– Ваши тренировочные сборы во время сезона проходят в составе «Рабобанка»?

– Нет, в основном мы тренируемся по индивидуальным планам. Командные сборы проходят, но не на протяжении всего сезона. Вот в январе соберемся дней на 15–16 где-нибудь в ЮАР. Кроме того, перед «Тур де Франс», как правило, команда тренируется совместно.

– А как в остальное время вас отыскивают комиссары ВАДА?

– По компьютеру. Все спортсмены с прошлого года заполняют специальную компьютерную форму «АДАМС», в которую заносят все текущие сведения о себе и ближайшие планы…

– Кто нам только на эту форму не жаловался: лыжники, биатлонисты, легкоатлеты…

– Поначалу все испытывают проблемы с ее заполнением. Но я лично уже втянулся – замечаний мне не делают.

– В гости в Орел представители допинг-служб не наезжали?

– Нет. Да они, наверное, и не собираются. Наш международный союз ведь их информирует – когда и кого лучше проверить. Если человек месяц как в отпуске – зачем его зря беспокоить? Он ведь ни к чему серьезному пока не готовится.

– А в течение сезона часто с сотрудниками ВАДА видитесь?

– Начиная с февраля и до конца «Тур де Франс» прошел около 30 проверок. Многовато, но что делать?

«РОЗОВЫЕ МАЙКИ ДАРЮ ЛИШЬ БЛИЗКИМ»

– Вы говорили о том, что плана выиграть на «Джиро» у вас изначально не было – главной целью наметили «Тур де Франс». Неужели и теперь – через четыре месяца после победной итальянской супермногодневки и неудачной «Большой петли» станете настаивать на своей версии?

– Буду настаивать. Использовать «Джиро» как этап к подготовке к «Тур де Франс» – так и думали. То, что команда рассчитывала отработать итальянскую гонку в полную силу, – тоже верно. О том, что «Джиро» понравилась мне еще в 2008 году, когда я участвовал в ней впервые, – говорил всегда. Ну а этот год вообще особенный: столетие гонки, солидный состав участников (кроме Контадора и Вальверде, собрались все асы) – в общем, были все предпосылки для того, чтобы отработать многодневку по полной. Эти обстоятельства и подтолкнули в итоге к достигнутому результату.

– Вернувшегося в седло Лэнса Армстронга рассматривали в качестве серьезного соперника на «Джиро»?

– Изначально воспринимал, но лишь до некоторой степени. Если бы у него не было перелома ключицы в марте, он, возможно, и на «Джиро» показал бы зубы. Впрочем, все вокруг говорили лишь о том, что он готовится к «Туру» и Италия для него – проходной турнир. Он, конечно, пыхтел, но лишь для того, чтобы выйти на пик формы к июлю.

– Какой момент победной «Джиро» вспоминаете чаще всего?

В первый после гонки месяц в голове прокручивал едва ли не все три недели – день за днем. Сейчас вспоминаю главным образом заключительную «разделку» в Риме и падение за 800 метров до финиша.

– Изорванный в клочья на римской брусчатке комбинезон занял свое место в домашнем музее?

– Хранится где-то в ящике. Но жена обещала заняться этим вопросом осенью – думаю, не затеряется спортивный трофей.

– Сколько розовых чемпионских маек вы раздарили за сезон?

– Даже примерно не представляю, сколько именно. Сколько в команду после «Джиро» гостей приехало – счету не поддается. Стопки этих розовых маек (каждая по 100 штук) громоздились на столе – только успевай подписывать. А чтобы от себя лично – таких маек подарил немного: в Россию, для самых близких мне людей, привез всего штук шесть. Впрочем, некоторый запас еще остался.

– Разве можно после победы в Италии как следует собраться для старта в «Большой петле»? Два выигранных генеральных сражения в один сезон – такое удается раз в 20 лет…

– Сомнения во время подготовки к «Туру» были. Хотя я, как умел, гнал их прочь. И тесты также говорили о том, что восстановление проходит успешно. Однако сейчас, возвращаясь мыслями к первым этапам «Большой петли», понимаешь: чудес в жизни бывает мало… Со мной по крайней мере чуда не произошло. Да и состав «Астаны», скажем честно, был такой, что бороться с ним было делом почти безнадежным. Контадор, Армстронг, Кледен, Лейфаймер… – они могли занять первые четыре места в генеральной классификации, и никто бы не удивился.

– И как в таком случае готовиться к новому сезону, где вы вновь намерены стартовать и на «Джиро», и на «Туре»?

– Будем думать. Мог бы, конечно, сказать: мол, «Джиро» в 101-й год уже никого не интересует и поэтому буду готовиться исключительно к «Туру». Но все сложнее. Посмотрим, какие этапы нас ждут на этих супермногодневках, – презентации состоятся через пару недель. Скажем, в нашей команде есть однозначно слабое звено – командная гонка. Если на «Большой петле» запланируют командную гонку километров так под 70 – будет над чем подумать. Надо также посмотреть на то, как будут в новом сезоне сформированы команды-соперники. Что за команду соберет Армстронг? За кого в новом сезоне поедет Контадор? На мой взгляд, если он уйдет из «Астаны» – это будет для него не лучшим продолжением карьеры. Так что детальные планы на новый сезон только строятся.

«ГОЛЛАНДСКИЙ НЕ ЗНАЮ И НЕ УЧУ»

– Вы не из тех, кто любит переходить из команды в команду. Это черта характера или голландский «Рабобанк» вас настолько устраивает?

– Я не люблю скакать с места на место. Этим я отличаюсь от многих итальянских велосипедистов, для которых два года на месте усидеть – большая проблема. Лично мне «Рабобанк» нравится своей демократичностью: мне никто ничего не навязывает. Подготовка, соревновательный календарь – во всем мне предоставлена максимальная свобода.

– Максимально возможная свобода – это анархия…

– Да бог с вами! Высококлассных специалистов в команде хватает. Общефизическая подготовка, работа на высоте – мне всегда есть с кем посоветоваться. Во многих методиках я следую предложенной мне программе. Но там, где мой личный опыт подсказывает какие-то индивидуальные методы, никто не мешает мне их использовать.

– Голландский язык с 2005 года хорошо выучили?

– Практически не знаю.

– Как? А официальные мероприятия, презентации… Там-то приходится хоть несколько фраз на голландском произносить.

– Нет. Я же говорю, в этой команде все предельно демократично. Боссы, конечно, порадовались бы, если б я говорил на их языке, но требовать никто не будет. Что до меня – тяжелый язык, притом довольно «закрытый». В мире на нем мало кто разговаривает, а сам я в Голландии в году бываю дней семь-восемь… Вот разве что в следующем сезоне дней прибавится: «Джиро» стартует в Амстердаме, а «Тур» – в Роттердаме.

– А как же реклама? Знаменитый спортсмен мог бы стать лицом какого-нибудь товарного бренда в Голландии.

– Иностранцев в «Рабобанке» любят не меньше, чем своих. В конце концов я и испанец Оскар Фрейре – два спортсмена, которые показали лучшие результаты за всю историю команды. С другой стороны, такой популярности, которая была у Эрика Деккера и Майкла Богерда, нам не достичь. Я был на праздновании завершения карьеры последним – это было что-то невероятное. Мне ни в России, ни в Голландии ничего подобного не устроят.

– Вы ехали сегодня по Москве в метро – вас хоть один человек в лицо узнал?

– Да что вы – разве я футболист или хоккеист?

– А в Голландии могли бы неузнанным пройти по улице?

– Разумеется. Там, конечно, узнают чаще – в этой стране велосипед популярен куда больше, чем в России, но от повышенного к себе внимания не страдал.

«МНОГИЕ ЗАХОТЕЛИ БЫ ПОЖИТЬ В ШКУРЕ АРМСТРОНГА»

– Тут нельзя не вспомнить про Армстронга и форменной истерии, что творилась вокруг него на минувших супермногодневках…

– Ему нелегко в такой атмосфере. Как велосипедисту ему едва ли помогает то обстоятельство, что по улице приходится перемещаться исключительно в сопровождении двух телохранителей. Хотя я уверен, что многие хотели бы оказаться в шкуре Армстронга.

– Вам самому хотелось бы?

– Я бывал в ситуации близкой – на престижных «Гран-турах». Ничего хорошего в этом не обнаружил.

– Но, быть может, хоть тогда велоспорт начали бы замечать в России. Вы уже дважды выигрывали «Вуэльту», победили на «Джиро» и при этом до сих пор не имеете звания заслуженного мастера спорта. Да и госнаград вам никто не присваивал.

– Да, заслуженного мастера мне не присваивали и государственными наградами тоже не отмечен.

– Но звание «Почетный гражданин Орла» у вас ведь есть?

– Пообещали после «Джиро», а потом оказалось, что уже поздно. Документы на это звание надо было подавать до первого июня, а «Джиро» в этот день только закончилась.

– А что полагается почетным гражданам вашего города? Бесплатный проезд на автобусе да льготы по коммуналке?

– Табличку на доме повесят, – смеется Меньшов.

– Ну да, по крайней мере соседи по подъезду узнавать станут!

– Соседи и так узнают. Нам с ними повезло. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить наших соседей снизу. Очень хорошая семья – невероятно терпима в отношении моих старших детей. Не представляю, как бы сам вел себя, если бы наверху кто-то так же шумел, как мои Ваня и Саша.

– Дети велосипед уже в совершенстве освоили?

– Да – уже вовсю катаются! Иной раз по моим стопам пойти хотят – буду гонщиком, и все тут. Правда, иногда в автоспорт рвутся. В общем, ясно одно: родились они с генами гонщиков.

БЛИЦОПРОС

«НА ТРЕТЬЕЙ НЕДЕЛЕ «ГРАН-ТУРА» ХОЧЕТСЯ МЯСА И ВИНА»

В КАКОЙ СТРАНЕ МЕНЬШОВ НАИБОЛЕЕ ПОПУЛЯРЕН?

В Испании

В КАКОЙ СТРАНЕ НАИБОЛЕЕ КОМФОРТНО ЖИВЕТСЯ?

В России

ЧЕГО БОЛЬШЕ ВСЕГО ХОЧЕТСЯ НА ТРЕТЬЕЙ НЕДЕЛЕ «ГРАН-ТУРА»?

Чурито (огромный кусок поджаренной говядины с кровью. – Прим. ред.) и бутылку испанского вина

ЧТО ЗВУЧИТ В НАУШНИКАХ ВО ВРЕМЯ ТРЕНИРОВОК?

Русский рок: «Сплин», «Танцы минус»

СКОЛЬКО КИЛОМЕТРОВ ЗА ГОД ПРОЕЗЖАЕТЕ НА ВЕЛОСИПЕДЕ?

От 25 000 до 27 000

ЛЮБИМАЯ ВЕРШИНА

Восьмикилометровый подъем в Испании, где тестируется наша команда. Личный рекорд – 16,36.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Денис МЕНЬШОВ

Родился 25 января 1978 года в Орле.

В профессиональном спорте с 2000 г.

Количество побед среди профессионалов – 25.

Победитель «Тур де Л’Авенир» (2001), обладатель белой майки «Тур де Франс» (2003), победитель тура Страны Басков (2004), «Вуэльты Испания» (2005 и 2007), «Джиро д’Италия» (2009).

Выступает за команду «Рабобанк» (Голландия) с 2005 года.

Женат. Воспитывает троих детей. Живет в Орле и Памплоне (Испания).

Связанные материалы: