ВЕЛОТРЕК

Если бы в последний день чемпионата мира по велотреку Ольга Слюсарева завоевала свою вторую уже золотую медаль, сборная России заняла бы в общекомандном зачете третье место, потеснив белорусов и французов на одну строчку вниз. В том, что этого не произошло, есть помимо законного сожаления об упущенных возможностях и некоторая доля справедливости, суть которой в том, что за два года до очередных Олимпийских игр мы, увы, не располагаем на треке боеспособной сборной командой.

Особенность скретча в условиях трека состоит даже не в том, что гонщикам не приходится карабкаться в гору, а в том, что спортсмены соревнуются на замкнутой трассе. Стоит одному или нескольким из них совершить длинное ускорение, и размеров 250-метрового полотна не хватит, чтобы понять, кто лидер, а кто догоняющий. В таких случаях общую группу попросту снимают, не давая завершить гонку, и лидеры делят медали в гордом одиночестве. Поэтому отрывы здесь нечасты, а активность пелотона гораздо выше, чем в шоссейных гонках, где караван может позволить себе отпустить кого-то, а спустя какое-то время наверстать упущенное. Но это тогда, когда этот караван есть кому «тянуть».

Женский скретч составляет 10 километров, или 40 кругов. В программе чемпионатов мира он проводился впервые. Слюсарева считалась фаворитом хотя бы в силу того, что за год побеждала во всех подобных гонках. Вероятно, поэтому соперницы или, по крайней мере, большинство из них даже не пытались предпринимать активных действий, выжидая, когда наша чемпионка мира сама пойдет в атаку. Оттого-то Ольга, для которой эта гонка стала четвертым подряд днем активных соревнований, большую часть времени вела за собой группу, пресекая попытки побегов.

— Похоже, что в группе надеялись только на меня, и поэтому, когда кто-то отрывался, никто не пробовал их догнать — ждали, когда включусь я. То, что Козликова умеет ускоряться, она показала днем раньше, когда вместе с итальянкой Верой Каррарой обогнала группу на круг. Но то, что возможно в гонке по очкам, в скретче недопустимо. Я, конечно, рассчитывала на победу, но не получилось. Уж извините — «Не шмогла я» (улыбается).

ОЛИМПИЙСКИЕ МЕДАЛИ ЛЕЖАТ НА ТРЕКЕ

Разница в количестве медалей, завоеванных нашей сборной в Копенгагене и год назад в Антверпене, составляет одно золото. С точки зрения статистики это совсем немного. Французы, например, недобрали в этом году гораздо больше, а украинцы вообще не разу не попали на пьедестал. Хуже другое. В прошлом году четыре «наши» медали поделили между собой три гонщицы, а в этом году все их собрала Слюсарева. Возражения в том духе, что третье командное место Белоруссии принесла Наталья Цилинская, а расположившуюся за нами Чехию подняла туда уже упоминавшаяся Козликова, конечно, уместны, но лишь отчасти. Чехия и Белоруссия никогда не диктовали моду на треке, а мы имеем богатейшие традиции и по-прежнему рассчитываем здесь на олимпийские медали.

В Сиднее на треке было разыграно 12 комплектов наград, и в дальнейшем это число будет увеличиваться, в то время как велосипедисты-шоссейники выступают лишь в индивидуальной и групповой гонке, где высочайшая конкуренция едва ли позволит России рассчитывать на богатый урожай.

«Медали лежат на треке», любит повторять главный тренер российской профессиональной команды ИТЕРА и тренер сборной в темповых дисциплинах Александр Кузнецов. Руководимая им группа регулярно выступает на трековых соревнованиях, а Алексей Марков — призер двух Олимпиад. Что касается нынешнего чемпионата, то, уже собираясь в Копенгаген, Александр Анатольевич призывал не обольщаться относительно его ребят, заявленных в индивидуальной и групповой гонках преследования.

— На треке этот год для нас «проходной». В следующем, а уж тем более в олимпийском году будем строить подготовку иначе. В Копенгагене мог бы показать результат Михаил Игнатьев, но ему, двукратному чемпиону мира среди юниоров, чемпиону Европы и победителю последнего чемпионата России в двух дисциплинах, отказал в поездке в Данию Международный союз. Миша не прошел по возрасту.

В последний день чемпионата, комментируя некоторые его итоги, он же сказал:

— Прошлогодние медали не стоило воспринимать как благоприятную для нас тенденцию. Первый послеолимпийский год совершенно особенное время — в командах происходит смена поколений, а результаты новых методик еще не успевают проявиться. К Олимпиаде все ведущие команды «прибавят»: и немцы, и французы, и англичане. То, как они умеют это делать, мы наблюдали уже не раз.

ЛУКАВАЯ ЦИФРА

В Копенгаген Россия привезла, пожалуй, самую многочисленную команду за последние несколько лет. Результат нам известен. Говорит ли он об общем уровне трека в России? И да, и нет. Президент национальной федерации велосипедного спорта Александр Гусятников, беседуя с вашим корреспондентом, начал как-то считать количество треков в стране и насчитал три с половиной. Из них «шлифовать результат» можно разве только в «Крылатском» (бетонные покрытия аналогичных сооружений в Туле и Ярославле для этого не вполне пригодны). Впрочем, и крылатский трек подходит не всем. Длина его полотна составляет 333 метра, в то время как подавляющее большинство крупнейших международных соревнований проходят на 250-метровых треках, имеющих совершенно особую специфику.

Сетования по поводу повального закрытия спортивных школ стало общим местом в объяснении причин падения результатов, но отмахиваться от этого ни в коем случае нельзя. Когда на чемпионат России в значительной части дисциплин не собирается даже десяток гонщиков — это о чем-то да говорит.

Имеющиеся в стране специалисты высокого класса Кузнецов, Геворков, Соловьев, Леонов, Ростовцев способны подготовить гонщика до уровня даже олимпийского чемпиона, но им скоро просто не с кем будет работать.

Есть и еще один аспект, который нельзя не назвать. Подготовка шоссейного и трекового гонщика — вещи слишком разные. Пример Ольги Слюсаревой, завоевавшей три медали в Копенгагене и при этом выигравшей в этом же сезоне более 10 шоссейных гонок, уникален, и вторая такая велосипедистка появится у нас еще не скоро. То, что за пределами пьедестала осталась Елена Чалых, многие тренеры объясняют как раз тем, что гонщица «перебрала» на шоссе.

То же и Марков. Одного взгляда на его результат в квалификации индивидуальной гонки преследования сведущим людям было достаточно для того, чтобы понять: «Леха не на ходу». Незадолго до чемпионата мира Марков выиграл два этапа на серьезной шоссейной многодневке в Португалии, выдержав среди прочего и испытание горами, являвшимися для него прежде труднопреодолимой преградой. Как знать — останься Марков на это время в Москве, в Копенгагене у нас могло бы быть на одну медаль больше. Однако в том и состоит парадокс современного велоспорта — олимпийские медали лежат на треке, а деньги — на шоссе.

Хамиф Муртазин, главный советник по спорту ИТЕРЫ, чья помощь, собственно, и является основной надеждой на успехи российских велосипедистов, внимательно следил за ходом соревнований, и его впечатления интересны хотя бы потому, что он видел трек свежим взглядом.

— Больше всего меня удивил момент, когда в утешительных заездах женского спринта две российские девушки не смогли одолеть единственную соперницу из Венгрии. Было еще несколько моментов, где сборная выглядела не командой, а каким-то коллективом, собранным за несколько дней и не научившимся работать на единую цель. Я прекрасно понимаю гонщиков, которым приходится думать о том, где зарабатывать деньги. Делать это можно только в шоссейных командах. Однако нам и руководству федерации просто необходимо найти такой ход, чтобы национальная команда по треку могла бы полноценно готовиться и прибавлять в результатах.

ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ АВСТРАЛИЮ 

Первое общекомандное место досталось австралийцам. Прошлогодний победитель команда Франции потерпела неудачу как раз в тех дисциплинах, где собрали свой урожай гонщики с Зеленого континента. Причин их успеха несколько. Оттолкнувшись от Олимпиады 2000 года, Австралия продолжает прогрессировать и поныне. В стране действуют 16 современных треков, а сборная, помимо этого, значительную часть сезона проводит в Европе, адаптируясь к местным спортивным сооружениям. В стране собраны сильные специалисты, разработаны и действуют новейшие методики фармакологической поддержки.

«В Австралии за допинг дисквалифицируют, а во Франции сразу сажают» — такой тезис звучал во многих частных комментариях успеха австралийцев. Звучал он конечно же не для микрофона, и потому фамилии ваш корреспондент называть не станет. Однако помимо этого тезиса в комментариях звучала и озабоченность нашего значительного отставания в этом вопросе. Команда испытывает острый дефицит в опытных медиках. Не для того, чтобы маскировать всевозможные «ЭПО», а для того, чтобы правильно использовать легальные средства. Без такой поддержки успешная конкуренция в современном велоспорте становится все более и более безнадежным занятием.

Сезон трековиков завершен, и у руководителей сборной и федерации есть время для анализа, хотя очередной сезон на треке начнется в следующем году рано — уже в феврале. Хочется верить — уроки Копенгагена не пройдут для нас напрасно.

НАША СПРАВКА

Скретч — групповая гонка с одним-единственным финишем, в некоторой степени аналог шоссейной.