ВЕЛОСПОРТ

Чемпионат мира по велоспорту в его нынешнем формате подобен хорошо спланированному рок-концерту. Сначала публику разогревают «новые имена», потом на сцену поднимаются те, чьи имена публике о чем-то говорят, и потому их выступление служит для зрителей сигналом к скорому наступлению кульминации.

«Заводила» концерта в Зольдере Марио Чиполлини сполна отработал потраченные на него рекламу, время и средства. Собственно, иначе и быть не могло.

Накануне старта групповой гонки профи организаторы распространили информацию о проданных билетах. По отчетам из касс, вся 21 тысяча ярких картонных карточек стоимостью от 40 до 350 евро разошлась еще за два дня до начала гонки. Еще столько же безбилетных зрителей выстроилось вдоль 13-километровой трассы, чтобы 20 раз посмотреть, как мимо них пролетит караван из 201 велосипедиста.

Телевизионные сюжеты о гонке профи были построены вокруг одной лишь темы — итальянцы просто обязаны вернуть себе золото чемпионата мира. Последний раз «скуадре адзурре» удавалось выиграть гонку профи в 1992 году, и с тех пор Италия словно забывала на время чемпионатов мира, что является ведущей державой в области велоспорта.

А БЫЛИ ЛИ ШАНСЫ?

Строили свои прогнозы и в штабе российской команды. Чемпионская майка и призовые места хотя и упоминались в этих прогнозах, но как-то очень вскользь, будто бы не имевшие отношения к предмету разговора.

— Если из 12 наших ребят завтра профиниширует хотя бы половина, это будет достойным результатом, — пояснял свою мысль Александр Кузнецов. — Темп гонки будет высочайшим, а завалы на мокрой трассе — обычное дело. Тягаться с итальянцами бесполезно. На Чиполлини будут работать 11 человек.

— Шансы против Чиполлини и команды можно ловить только в отрывах, — высказал собственное мнение президент Федерации велоспорта России Александр Гусятников. — Вот только едва ли итальянцы отпустят в отрыв кого-нибудь из серьезных гонщиков. Мы можем рассчитывать на Конышева, Иванова и Сметанина, но даже третье место будет большой удачей.

В России любой спорт любят мерить медалями на чемпионатах мира и олимпийских играх. Если их нет или их мало — значит наши спортсмены у нас никакие. Между тем мало кто пытается хотя бы в общих чертах вникнуть в суть вопроса. Для завоевания первой за последние 10 лет золотой награды чемпионата мира спонсоры итальянской команды собрали 2 миллиона долларов. Именно к ним апеллировали те, кто убеждал Чиполлини не торопиться с уходом из большого спорта.

После своего победного финиша «Супермарио», беседуя с вашим корреспондентом, довольно снисходительно вспоминал о событиях июля. «Перестаньте напоминать мне мои слова во время «Тур де Франс»! Да, я действительно говорил о том, что могу завершить карьеру, поскольку был очень расстроен событиями вокруг нашей команды. Однако даже тогда я ловил себя на мысли, что, входя в свой гараж, в первую очередь смотрю на велосипед и только потом на стоящий там же «Феррари». Помню, я сказал свой жене, что умру, если вдруг покину велоспорт, а своему отцу я вовсе ничего не говорил – боялся, что он не поймет такого неожиданного решения.

Методики моей подготовки очень просты — три дня тренировок, один день отдыха. Каждый день один и тот же сценарий: сначала час езды за автомобилем, затем два часа по горам Тосканы и еще час — за автомобилем. Кроме того, раз в полчаса я работаю над спринтерской подготовкой, ускоряясь за мотоциклом».

Результаты такой подготовки зрители в Зольдере смогли оценить по достоинству лишь однажды — когда «Супермарио» встал на педали и своими длинными и мощными, как стволы деревьев, ногами выжал на последних 200 метрах скорость 65 км/ч. Для победы этого оказалось достаточно.

Два миллиона сделали свое дело. Да, собственно, и не могли не сделать. Итальянцев было не обыграть. Все 256 километров кто-то из гонщиков в синей форме находился впереди пелотона, в то время как Марио ехал где-то в глубине, оберегаемый сразу двумя соотечественниками, словно завернутый в вату. За три круга до финиша караван подобрал последний отрыв и диктовка итальянцев стала отчетлива, как уханье на военном параде большого полкового барабана.

За 10 километров до финиша «Король лев» переместился в голову группы, за четыре он вместе с Петаччи, Ломбарди и Беттини выехал вперед. Почти одновременно с этим на шоссе образовался первый (!) настоящий завал. В узком месте трассы его организовал… (угадаете кто?) конечно же итальянец. Маттео Тосатто вроде бы довольно банально поскользнулся, но продолжить борьбу за награды смогли чуть более 25 человек. Среди них три итальянца.

Чиполлини сделал то, для чего собирались деньги, «скатывалась» команда, старались телевизионщики и собирались зрители — стал чемпионом. Дмитрий Конышев, давно выступающий в Италии и знающий все тонкости итальянских тактик, оказался единственным из российских гонщиков, проскочившим завал, и финишировал 19-м.

ГИМН ЗАКАЗЫВАЛИ?

Победы в групповой гонке чемпионата мира случайными не бывают. За 70 лет, в течение которых проводятся чемпионаты мира среди профи, победителями этих гонок лишь трижды становились гонщики из стран, которые не входят в десятку ведущих велосипедных держав. Последний раз таким «джокером» оказался латыш Романс Ванштейнис в 2000 году.

Причиной такого положения дел, как и вообще главной движущей силой в мировом велоспорте, являются деньги. Перед Зольдером было вполне очевидно, что для Чиполлини это единственный шанс стать чемпионом мира за много лет. В горах Чипо едет лишь на морально-волевых и даже в лимит редко укладывается. Следующие чемпионаты мира и Олимпийские игры пройдут как раз в таких условиях, и значит, шанс был лишь один — побеждать в Бельгии. Это понимал Марио, и это же понимали спонсоры. Крупные и мелкие компании крутятся в итальянском велоспорте уже давно и что почем разбираются отлично. Потребовалось бы собрать три миллиона, собрали бы и три — дивиденды с победы гораздо выше.

Что у нас? Как уже сообщала наша газета, компания «Итера» приняла решение не финансировать российскую профессиональную команду в следующем году. Одним из ключевых мотивов такого решения были названы невысокие спортивные результаты, достигнутые группой. Напомним, за два года участия в профессиональных гонках «Итера» поднялась на 47-е место в мировом рейтинге.

Один миллион долларов, выделявшийся нефтегазовой компанией для единственной в России профессиональной команды, — цифра по российским меркам немалая. Однако в полумиллиардном бюджете 100 зарегистрированных в UCI команд эта цифра объективно является каплей в море. Согласитесь, миллион на сезон и миллион за одно лишь участие в чемпионате мира (именно таким было условие «Супермарио») слишком разные вещи, чтобы говорить о соизмеримости достигнутых результатов. Потенциал и авторитет российских велосипедистов-шоссейников в мире высок, но для того, чтобы реализовать его на уровне Олимпиад, чемпионатов мира и «Гранд-туров», необходимы вложения, хоть как-то сопоставимые с бюджетом конюшен элитного дивизиона. Вероятность того, что кто-то из россиян сможет стать звездой в составе европейской команды, конечно, есть, но она крайне мала.

А миллион или два миллиона долларов… Это та плата, которую в современном велоспорте должен заплатить желающий услышать гимн своей страны на чемпионате мира. Другие варианты профессиональный спорт предлагает редко.

ДОСЛОВНО

«Шансы против Чиполлини и команды можно ловить только в отрывах»

Президент Федерации велоспорта России
Александр Гусятников