РАЗДЕВАЛКА У ДАРЬИ

В «Раздевалке» побывала двукратная чемпионка мира по трековым гонкам Ольга Слюсарева вместе со своим тренером и мужем Михаилом Ростовцевым. В сентябре Оля завоевала золотую медаль в гонке по очкам на мировом чемпионате в Копенгагене. Но она еще и на шоссе выступает. На чемпионате мира по шоссейным гонкам, состоявшемся на прошлой неделе в бельгийском Зольдере, Ольга дважды стала шестой, чудом избежав падения в групповой гонке.

Сегодня Слюсарева, Ростовцев и их пятилетний сын Сережа живут на два дома — в Туле и в Италии. У них образцовая семья. Ольга и Михаил сыграли свадьбу четырнадцать лет назад. Любопытно, что они поженились благодаря публикации в «Советском спорте».

Глава 1. Личная жизнь

ВЫНУЖДЕННАЯ СВАДЬБА

Ольга Слюсарева: — Двадцать пятого августа 1988 года я выиграла чемпионат СССР. Ко мне подошел корреспондент вашей газеты и спросил: «Когда вы с тренером поженитесь?» А уже тогда поползли слухи, что нас с Мишей связывают любовные отношения. Михаил развернулся и говорит: «У нас послезавтра свадьба». Проснулись утром и прочитали в «Советском спорте» статью под заголовком «Обручение медалями», где было сказано, что Слюсарева с Ростовцевым через несколько дней распишутся.

Михаил Ростовцев: — Меня заставили жениться! После публикации руководству настрочили докладные, и каждая из них начиналась со слов: мол, довожу до вашего сведения, что такой-то сожительствует со своей воспитанницей. Я снял двести рублей со сберкнижки, купил кольца, мы помчались в загс и поставили штампики в паспорта. Сперва, конечно, подали заявление, но нам пояснили, что надо ждать три месяца. Тогда я показал работникам загса заметку и взмолился: «Меня же с работы выгонят, уже в горком и обком вызывали». Короче, нам пошли навстречу, и 1 сентября мы поженились.

 — Михаил, как вы ухаживали за возлюбленной?

М.Р.: — Оля меня соблазнила, и все! Шутка. Но долгого процесса ухаживания и впрямь не наблюдалось. Я был строг с Ольгой. Однажды выгнал ее со сборов за то, что она проспала тренировку и даже не извинилась. На другой день я ей — билетик в зубы. А на следующий сбор она уже приехала за свой счет, потому что хотела тренироваться с моей группой.

— Ольга, какие подарки вы получали от Михаила?

О.С.: — У нас была дилемма — купить дачу или велосипед. И Михаил привез мне велик. Для меня это был лучший сувенир. Знаете, раньше нам многое было недоступно. Самым желанным подарком считалась фирменная майка, ведь в качестве экипировки нам выдавали футболки с гербом страны. Однообразие надоедало. Хотелось надеть что-нибудь яркое, выделяющее тебя из толпы.

 — У Ростовцева были и другие ученицы. Они строили ему глазки?

О.С.: — Я Мишу ужасно ревновала. Просто так, без повода. Я была влюблена, и мне казалось, что мой избранник самый лучший и не может не нравиться другим женщинам.

М.Р.: — Вообще-то я всю жизнь ненавидел девчонок на велосипедах. Привык работать с парнями, с ними быстрее общий язык находишь. Правда, встречались любопытные экземпляры. Ко мне попал одиннадцатилетний мальчик из Ленинабада Сергей Буховцев, который впоследствии стал серебряным призером мирового первенства. Мы прозвали его Стеклянный, потому что он постоянно выбивал головой стеклянные двери и окна.

Когда же я возглавил сборную профсоюзов, здесь в основном были девочки. Да какие — весь цвет страны! А результатов не было. Как-то врач из Москвы Роберт Яковлевич Гуральник, которого я считаю своим первым учителем в спортивной медицине, поделился со мной одним секретом: «Если ты хочешь, чтобы твои воспитанницы давали результаты, то должен изучить гинекологию». И познакомил меня со своей подругой, заведующей кафедрой столичного Института гинекологии. С помощью компетентных специалистов я потихоньку начал вникать в эту науку. Буквально через год мои ученицы завоевали восемнадцать медалей на чемпионатах и первенствах Союза, а Света Петрова, кстати, бывшая танцовщица ансамбля «Юность планеты», стала шестой на чемпионате мира.

ЖЕНСКИЕ ИСТОРИИ

— Зачем тренеру надобно досконально изучать особенности женского организма?

М.Р.: — Многие девочки-тинэйджеры, перешедшие ко мне от других тренеров, выглядели прямо дистрофиками. Их обязывали сильно худеть — «сушиться». Эта «сушка» довела до того, что у них гормональный фон был нарушен, и в свои четырнадцать-пятнадцать лет они по физиологическому развитию напоминали семилетних детей.

— Простите, ваша жена входила в эту компанию?

М.Р.: — Оля была здоровым большим «ребенком» — ей было восемнадцать, когда я взял ее в группу. Но большинство юных спортсменок понятия не имели, что такое женский график и прочее. Им никто не объяснил, что в определенные периоды никак нельзя перенапрягаться, чтобы не попасть в «яму», из которой потом выкарабкиваться минимум полгода. Патология была настолько серьезной, что медики утверждали, что девочки никогда не смогут родить (позже все они обрели счастье материнства). Так вот сначала я этот запущенный контингент поднимал на ноги, определяя на лечение, а уже потом мы приступали к тренировкам.

— Были времена, когда вы находились на грани развода?

М.Р.: — Через два или три года после свадьбы мы стали часто конфликтовать. А потом обвенчались, и напряг как рукой сняло. Дело, конечно, не только в обряде венчания. Просто Ольга всегда думала, что я вижу в ней исключительно спортсменку. И, естественно, давала выход накопившимся обидам. Я сказал ей: «Завязывай! Ты необходима мне как женщина, а не как велосипедистка, а то, чем мы сейчас занимаемся, наша работа, и не более того. Но сможешь ли ты обойтись без нее?»

О.С.: — Однако тут же нагло добавил: «Поехали в парк за мороженым. Покатаемся на велосипедах». И я поняла, что все, привет горячий! Я обречена жить с фанатом и велосипедным маньяком либо разводиться с ним. Но я люблю мужа, поэтому предпочла первый вариант.

ФИРМЕННЫЕ МАКАРОНЫ

— Вы женаты четырнадцать лет, а вашему сыну Сереже пять. Что, долго не отваживались завести наследников?

О.С.: — Мы планировали своего ребенка, а не рожали его с бухты-барахты, потому что нам негде было растить малыша. Мы год прожили в гостинице на тульском стадионе, а затем переехали в пятиметровую комнатушку, где стены сыпались. В 1996 году нам дали двухкомнатную малогабаритку — сорок пять квадратных метров. Я ходила беременная, поэтому нам было не до ремонта. Мы успели поставить новую входную дверь и переклеить обои в кухне. Выбрали веселенькую расцветку — в кленовый листочек. И с тех пор больше ничего не меняли. Почти шесть лет сидим на чемоданах в надежде заработать на другую, комфортабельную, квартиру. Рассчитываем только на свои силы. А как иначе? Скажем, за чемпионат мира, который я выиграла в прошлом году, нам с Михаилом вручили в МГФСО по пять тысяч рублей. В Туле мы вообще не получили ни копейки.

— В 1998 году вы, трековики, начали осваивать и шоссейные гонки. Как созрели до такого решения?

М.Р.: — Элементарно. Я работал в Тульском государственном университете, имея сто десять рублей в месяц, денег, сами понимаете, не хватало. Оля тоже кое-какие денежные призы приносила. Но что значит — выступать на треке? В лучшем случае это четыре этапа Кубка мира в год, но, как правило, на все не попадаешь. Ольга неплохо заработала один-единственный раз, когда победила на каком-то этапе в трех видах, получив полторы тысячи долларов. И то я умудрился потратить их на велосипедные прибамбасы, купив, к примеру, за пятьсот баксов колесо последней модели. Тогда это был шик! Жена сгоряча колесо забраковала, но потом оттаяла и до сих пор с удовольствием на нем ездит. Сейчас на Кубке мира уже не те призовые, что были раньше, — всего-то триста долларов за победу. Кроме того, шоссейные гонки — большое подспорье в темповых видах на треке.

Слюсарева успешно дебютировала в коротких многодневках во Франции, а в 1999 году стартовала на «Тур де Франс», где выиграла один этап, после чего ей предложили контракты сразу несколько профессиональных команд. Мы остановились на «Дель Од» и уехали в Италию. Но в этой дружине было слишком много звезд: литовка Диана Зилюте, россиянка Зуля Забирова, немка Вера Холифилд. Но, в общем, это была литовская команда на базе Италии, созданная под Зилюте. По регламенту к соревнованиям допускается по шесть гонщиц от команды. И вполне понятно, что в «Дель Од» началась дележка турниров, приведшая к разногласиям. В конце концов я отправился в Россию, а через пару месяцев вернулась и Ольга, убедившись, что в такой нервозной атмосфере невозможно полноценно подготовиться к Олимпиаде в Сиднее.

— Вторично вы обосновались в Италии в составе российской команды «Итера». У вас собственный особнячок или кондоминиум?

О.С.: — Квартирка еще меньше тульской. Нам помог ее снять наш знакомый, сеньор Каррара.

 — Это случайно не папа чемпионки Европы Веры Каррары?

О.С.: — Нет, он менеджер юниорской команды «Прахма». У него, кстати, два русских мальчика из Самары катаются — Вова и Саша, фамилии не припомню. Мы очень признательны Карраре, поскольку то помещение, которое нам предоставили итальянцы, оказалось бараком: на тридцать восемь комнат одна уборная. «Итере» выделили две маленькие комнаты с двухъярусными кроватями. Мы спали на кухне: Михаил с Сережкой на диване, а я — на раскладушке. Строению, наверное, лет двести — триста, сыростью от камней тянет, все течет. И поскольку здоровье дороже, мы решили выделить часть зарплаты на аренду квартиры.

Мы живем в доме на двадцать семей, с бассейном во дворе. Команда празднует у нас все дни рождения. Места в нашей деревушке Белонго, расположенной в ста километрах от Милана, между Брешиа и Бергамо, изысканные. Рядом озеро Изео, горы и много шикарных шоссейных дорог для тренировок.

Что касается Италии, то нас поразило, как много средств и сил здесь уделяется детскому спорту. Даже в крошечной Белонго построили три стадиона и два детских клуба. С шести лет ребятишки катаются на настоящих гоночных велосипедах. И еще мы удивились, что двухлетние малютки уже посещают так называемую утреннюю школу, где их учат грамматике, чистописанию, религии и так далее, то есть с младенческих лет приучают к коллективизму и вере. Сережа ходит в футбольный клуб. После того как он забил первый гол, папа хорошо отметил это событие.

— Освоили местную кухню?

О.С.: — Стряпней занимается муж, так что у нас «деликатесы» имени Ростовцева — макароны в любое время дня и ночи.

 — Вы говорите по-итальянски?

М.Р.: — Лучше всех Оля. На второе место я бы поставил Серегу, а себе бы отвел третью «ступень пьедестала».

 — В любом иностранном языке быстрее всего усваивается ненормативная лексика.

М.Р.: — Мы запомнили ругательные словечки «казина» и «каца», которые не берусь перевести. Ну а выражение «порко путана» и так всем понятно.

 — Вы возите с собой сына на все соревнования. Боитесь оставить его без родительского присмотра?

О.С.: — Видно, я сумасшедшая мать. Места себе не находила, когда Сережка оставался в Туле. Мне намного легче, когда он со мной. Я вижу, что он здесь и ничего с ним не случилось. А если, не дай бог, заболеет, то пусть лучше при мне. Любопытно, что Сережа обычно хворал в мое отсутствие. Вот я улетела без семьи в Америку, а у него поднялась температура под сорок. Звоню родным, Михаил убеждает меня, что все в порядке, а у самого голос дрожит. Как выяснилось, в этот момент он держал ребенка под холодным душем, чтобы сбить жар.

КСТАТИ

К Новому году Слюсаревой обещали присвоить звание майора. Она приписана к Федеральному агентству правительственной связи и информации. Ольга шутит, что по окончании спортивной карьеры сможет работать в военкомате. А если серьезно, то Ростовцев уверен, что жена может переплюнуть его как тренер. Однако Слюсарева не хочет заниматься тренерством в России, и особенно в Туле, где ШВСМ находится на грани закрытия: нет формы, инвентаря. Оля раздавала юным спортсменам собственные майки, заработанные на «Тур де Франс».

Глава 2. Спорт

ДЕФИЦИТ КИСЛОРОДНЫХ МАСОК
НАШАТЫРНЫЙ СПИРТ

— Ольга, вам ближе шоссейные или трековые гонки?

— На шоссе я отдыхаю душой и не так утомляюсь, как на треке, где стартовал и нет даже доли секунды, чтобы расслабиться. Сидишь в положении эмбриона, и не разогнуться.

На чемпионате мира 1995 года по трековым гонкам произошел казус. В спринтерском полуфинале я проиграла француженке Фелисии Баланже не по силам, а физически. Трек находился на высоте 3000 м. Врачи зарубежных сборных после гонки снабжали своих подопечных кислородными масками, а наш доктор приносил мне ватку с нашатырем. Первый заезд я выиграла, несмотря на гипоксию — нехватку кислорода, но не смогла восстановиться, поскольку нашатырь не доходил до легких и не вентилировал их. А Баланже оттянулась в маске и вышла на дорожку свеженькой, как огурчик.

— Считается, что на шоссе ведется более серьезная работа.

— Не сказала бы. Треку попросту не хватает рекламы, которая, как известно, двигатель торговли. Посмотрите, на чемпионатах мира зрителей нет. Трек себя изживает, хотя новые виды появились. Шоссейные баталии, напротив, очень популярны. Вот мы поднимаемся на 2000 метров. Степь да степь кругом, а болельщики уже нас ждут, палатки разбивают. Это уже ритуал. Помимо всего прочего, на шоссе каждый может прокатиться. Вытащил из сарайчика велосипед — и вперед! Трек — это совсем другая специфика, узкая специализация.

— Помните свои ощущения, когда дебютировали на «Тур де Франс»?

— Я безумно волновалась перед первым горным этапом, поскольку меня предупредили, что в горах гонщики сходят пачками или доезжают до финиша выжатыми, как лимон. На старте меня колотун бил, я была уверена, что сойду с трассы. Преодолела пригорок, думаю, когда же основное действо начнется. А гонка закончилась. На «Туре» я выиграла тринадцатый этап и тотчас позвонила домой. Там веселье в полном разгаре. Мне кричат в трубку: «Оленька, мы знаем, что ты выиграла, вчера по телевизору сказали». «Почему вчера? — переспрашиваю. — Я же только что с пьедестала сошла!»

— Вам требуется специальный уход за лицом — ведь во время гонок на открытом воздухе кожа портится от дождя и ветра?

— Морщинки могут появиться. Но я, признаться, гигиенической косметикой практически не пользуюсь. Иногда даже забываю кремами помазаться. Вспоминаю о них, когда приезжаю в Россию, и от некачественной воды так кожу стягивает, что возникает эффект «кирзовых сапог».

ДОСАДНЫЙ ПРОИГРЫШ

— Очень расстроились, когда проиграли чемпионат мира в Зольдере в групповой гонке?

— Разумеется, я же ушла в отрыв и нацеливалась на медаль. Массовое столкновение помешало мне беспрепятственно добраться до финиша. Впрочем, я благодарна Господу, что не упала, потому что неизвестно, как сложилось бы падение. Было, конечно, желание реализовать себя на шоссе. В этом году у нас даже «Тур де Франс» проходил как этап подготовки к чемпионату мира — мы делали акцент на равнинные гонки. Увы, не сложилось.

— Правда, что вашим подругам по команде полностью не выплатили зарплату, положенную им по контракту?

— Девочки, по-моему, получили семьдесят пять процентов от установленной суммы из-за того, что, по мнению руководства, показали низкие результаты.

— Вроде бы из «недостачи» для россиянок и был сформирован призовой фонд. Скажем, победителям презентовали по пять тысяч долларов?

— Эта сплетня, на мой взгляд, мало похожа на правду. Зарплата есть зарплата, и она должна быть такой, какой ее определили. Не знаю, почему произошла такая недооценка девчат. Я-то получила всю причитающуюся сумму и неуютно чувствовала себя перед приятельницами. Они говорят: «Ну конечно, ты же чемпионка мира. Тебе зарплату выплачивают до конца и месяц в месяц». В принципе, в этой ситуации много нюансов. Но я как рассуждаю? Мы работаем всей командой, вшестером, для одного первого места. Кто в данный момент может выиграть, тот и выигрывает. Почему же над остальными так издеваются?

МНЕНИЕ

Александр ГУСЯТНИКОВ, президент Федерации велоспорта России:

— Ольгу Слюсареву слепил как спортсменку Михаил Ростовцев. Взял в крепкие руки и волевым решением сумел сделать из нее выдающуюся спортсменку. Оля – универсальная велосипедистка. Начинала как спринтер, потом перешла в темповые виды, а после и на шоссе. И везде выступает успешно.

НАША СПРАВКА

Ольга Слюсарева. Родилась 28 апреля 1969 г. в Пятигорске. Рост 167 см, вес 60 кг. В сборной команде с 1989 г. Чемпионка мира 2001 и 2002 гг. в гонке по очкам (трек). Многократный призер чемпионатов мира (трек). Трехкратная чемпионка Европы (трек). Победительница этапов «Тур де Франс» (шоссе). Первый тренер — В. Мельник. Тренер — М. Ростовцев.

Михаил Ростовцев. Родился 3 сентября 1957 г. На тренерской работе более двадцати лет. Слюсарева и Ростовцев имеют сына Сергея. Живут в Туле и Белонго (Италия).