V4x3 l 1476981698169

Многие люди мечтали бы сбросить какую-нибудь звезду шоу-бизнеса с десятиметровой высоты. Теперь это можно увидеть в проекте «Вышка», идущем по воскресеньям на Первом канале и собирающем большие рейтинги. Ваш корреспондент встретился с обозревателем «Спорт-Экспресса», олимпийской чемпионкой Монреаля Еленой Вайцеховской, которая оценивает шоу в жюри.

«ВЫ ДУМАЕТЕ О КУЛЬТУРЕ ТЕЛА?»

– Елена Сергеевна, какой была ваша первая реакция на «Вышку»? Меня концепция проекта удивила…

– Я о другом думала. Если такая передача будет идти в прайм-тайм по выходным, это однозначно привлечет внимание к прыжкам в воду. А вид спорта мне не чужой.

– Понятно, когда раскручивают «Ледниковый период». Купил коньки, пошел в парк Горького – и ты уже фигурист. А какой прок от «Вышки»?

– Что такое прыжки в воду? Их мало смотрят и еще меньше понимают. Пусть хотя бы проявляют интерес. Не говорю уже о том, чтобы вести детей в секцию.

А если глобально, это культура человеческого тела. Для начала – отсутствие боязни его показать. Если возьмете Россию в любом сегменте, 10 человек навскидку – скорее всего всех десятерых будет стыдно раздеть на пляже.

– Ох.

– Потому что люди выглядят безобразно. И не умеют владеть телом.

– Это сложно?

– Когда вы ходите от дома до магазина и офиса, то об этом не думаете. Женщинам кажется, что они самые симпатичные и на 10 лет моложе. А на вышке все по-честному. Ты вышел – ручки отказали, ножки затряслись. И понял, что тебе уже сороковник и ни хрена ты не можешь, дряхлая развалина. Лично мне неприятно видеть толпы рыхлых бесформенных людей.

– Это везде так. На Америку посмотрите.

– В той же Европе гораздо выше культура собственного тела. Там больше передвигаются на велосипедах, и вообще существует мода на здоровый образ жизни. Это горные лыжи, бег... В любую деревню загляните – бабушки ходят с лыжными палками.

А у нас видели хоть одну?

«ВОДА – ЖЕСТКАЯ ШТУКА»

– Что вас больше всего зацепило на проекте?

– Когда Борисова полезла на 10 метров. Она только начала падать, и я поняла: Дана абсолютно не владеет своим телом. Но при этом у нее нет страха высоты. Такого непредсказуемого человека нельзя выпускать на вышку.

– Убилась?

– Чудом спаслась. Со стороны получилось ничего, но все могло обернуться очень плохо.

Вообще с 10 метров разбиться насмерть нельзя. С 25 метров – ломаются руки, ноги, ребра. Был случай, когда бронзовый призер токийской Олимпиады американец Лауренс Андреасен задался целью побить все рекорды по прыжкам в воду. И взял сначала 49 метров, но ему сказали, что какой-то француз сиганул с 58.

Тогда Андреасен выбрал лос-анджелесский мост в 117 метров. Семь раз его оттуда снимала полиция, а на восьмой не успела.

– И как?

– Умер от количества повреждений, несовместимых с жизнью.

Вообще вода – жесткая штука. Даже у высотников в технике безопасности прописано: если сорвался с моста, кидай сумку с инструментами, чтобы пробить водную пленку.

– А на десятке что можно повредить?

– Например, разорвать суставы. Получить перелом позвоночника, шеи, не говоря о пальцах.

– Это как нужно прыгнуть, чтобы шею сломать?

– Руки поставить ровно, а голову наклонить. И шею свернешь в любую сторону.

– Есть психологический барьер на трешке? Сам-то я на трамплине не стоял…

– А вы попробуйте.

– Пока не хочется.

– Страх есть даже на метре. Прыжки в воду – неестественное занятие. Потому что человек вообще не привык находиться без опоры в воздухе. С десятки ты летишь секунду и двадцать семь сотых. За это время нужно оторваться от твердой опоры и совершить сложный прыжок.

«Ледниковый период» проще. С тобой рядом профессионал-фигурист, который держит за руку. А на вышке ты один. Даже самый гениальный тренер не пойдет с тобой на высоту и не прыгнет в воду.

«А ЕСЛИ ПОТЕРЯТЬ СОЗНАНИЕ В ВОЗДУХЕ?»

– Кто-нибудь на проекте хоть один прыжок выполнил идеально?

– Там ребята выступают хорошо. Например, во втором выпуске Миша Башкатов показал прыжок с десятки. С моей точки зрения – 10 баллов однозначно! Человек грамотно выполнил все вращения, абсолютно вертикально вошел в воду, без брызг. Как он это делает – не знаю.

А в финале он точно так же погасил вход, делая со стойки оборот вперед. Я так не умею гасить!

Но люди тренировались как умалишенные, резко худели. Все это длилось два с половиной месяца.

– То есть с первого раза не прыгнуть?

– Нет, конечно. Сделайте кувырок на гимнастическом мате – у вас звездочки в глазах мелькать начнут. А если совершить сальто и потерять сознание в воздухе? Тренер сядет в тюрьму. Поэтому сначала идет солидная подготовка – работа в зале, на батуте, поролоновой яме. Их тренировали профессиональные люди, которые прекрасно знают вариант: «Пришел – прыгнул – унесли».

Огромное достижение «Вышки» – за весь проект не случилось ни одной серьезной травмы.

«БОЛЬШАЯ ОШИБКА – МЕРИТЬ УСПЕХ ДЕНЬГАМИ»

– Знаменитая фраза тренера Олега Романцева: «Дублер московского «Спартака» всегда будет популярнее любого олимпийского чемпиона по ходьбе». Вы не считаете, что великие чемпионы по прыжкам в воду брошены и забыты? Ну кому нужны их победы?

– Большая ошибка – мерить успех деньгами. Все эти пренебрежительные высказывания, которые проскакивают в адрес других видов спорта, замешаны только на одном – футболисты больше получают. И все.

– Популярность у них выше.

– Вчера о тебе писали, как о русском Марадоне, а сегодня позиционируют только как бойфренда малоизвестной азербайджанской девушки. Громадные деньги кончаются, а привычки остаются. И мы видим несчастных людей, чьи запросы не совпадают с возможностями. У них за душой нет ничего, даже образования.

А большой спорт позволяет человеку понять, может ли он стать лучшим в мире. Это единственная ценность олимпийской медали. И когда ты – чемпион, приходит осознание: ты можешь все. Достигнешь цели в любой области.

Но ты никогда не будешь менеджером или учителем номер один в мире. Это возможно только в спорте.

– Есть вероятность, что после «Вышки» прыжки в воду войдут хотя бы в десятку по популярности в России?

– Нет. А смысл?

– Ну как? Тот же Илья Захаров совершил подвиг в Лондоне, когда перепрыгнул китайцев. О нем не помнит никто! А я хочу, чтобы он считался героем в России.

– Да это глупость думать, что тебе кто-то должен. Ты стал лучшим в мире – молодец. Это поднимает самооценку. Нашим футболистам этого чувства никогда не понять.

Те, кто идут за золотом Олимпиады, в большей степени ненормальные. Но человек должен отдавать отчет, что делает это для себя. Заплатят пожизненную стипендию как олимпийскому чемпиону – дай бог им здоровья. Нет – ищи себя где-нибудь еще.

Людей, которые пропадали в черную дыру, если они при этом не были алкоголиками, очень мало. Как правило, все себя находят и нормально живут после спорта.

«СЛОЖНОСТЬ, ЧТОБЫ ВСЕХ УБИТЬ»

– Стать лучшей в мире – ваша главная мотивация, когда вы шли к золоту Монреаля-1976?

– Я всегда хотела выиграть Олимпиаду. Может, потому, что семья спортивная. И когда собирала программу, конкретно держала в голове эту цель. Мне тренер сказала: «Особенно брать нечем, только сложностью. Она должна быть такой, чтобы всех убить».

Сколько я над ней мучилась! Но совершенно четко знала – если в один прекрасный день попаду все прыжки, то меня никто не догонит.

И повезло – я это сделала всего два раза за карьеру. В том числе на Олимпиаде.

– А когда первый раз?

– На открытом Кубке Канады-1975 в Торонто. Ко мне на церемонии награждения подошел Карло Дибиаси – тренер своего сына Клауса, который побеждал на трех Играх подряд (1968, 1972, 1976). И сказал: «Через год ты завоюешь золото в Монреале.

Если нет, то прилюдно можешь мне заявить, что я ничего не понимаю в прыжках в воду».

– Когда вы стали чемпионкой, что сказал отец – Сергей Вайцеховский, главный тренер сборной СССР по плаванию?

– Он всем давал интервью, только мне ничего не говорил. Я не вспомню каких-то важных слов. Но мне нравилось, что он радовался.

«ПРЫЖКИ ДОЛЖНА И БАБА МАША ПОНИМАТЬ!»

– Почему прыжки в воду в Китае – главный спорт?

– Номер один там настольный теннис, бадминтон. Но прыжки в тройку входят. У нас когда-то художественная гимнастика была страшно популярна. Или фигурное катание.

Они правильно раскручивают этот спорт. Он же может принести восемь золотых медалей Олимпиады. Китайцы взяли шесть в Лондоне, семь в Пекине. Это их национальное достояние.

– Четырехкратная олимпийская чемпионка У Минься популярна, как Аршавин – в России?

– В Китае совсем другое отношение к звездам. Например, там были очень недовольны, что У Минься покинула страну. В их федерации мне сказали: «Как она могла уехать? Ей же позволили бесплатно родить второго ребенка!».

– В смысле?

– В Китае на это был большой налог. Могу ошибаться, но если первым рождался мальчик, то разрешали завести еще одного ребенка. А если девочка, то нет. Там же чудовищные последствия были из-за этого закона, который в итоге отменили.

У Минься знают все в 1,3‑миллиардной стране. Там даже когда меня представляют как олимпийскую чемпионку по прыжкам в воду, китайцы начинают плясать, словно вокруг майского шеста.

– Недавно борьбу думали исключить из программы Олимпиад. Это может произойти с прыжками в воду?

– Конечно. Хотя меньше шансов. Здорово спасли синхронные прыжки, когда их ввели в программу с 2000 года. Без них наш вид спорта давно бы вычеркнули. Шансов на интерес публики – ноль. А синхрон позволяет понимать прыжки в воду, не будучи специалистом. Сидит дядя Вася на диване. Прыгуны разошлись – плохо, вместе нырнули в воду, погасили вход – классно.

Понимаю, что нужно популяризировать спорт, рассказывать о прыжках в воду до малейших нюансов. Но у меня был умный папа. Я недолго работала телекомментатором, и он сказал: «Ты должна объяснять не для специалистов. Они сами прекрасно все видят. Нужно добиться того, чтобы баба Маша не выключила телевизор, когда наткнется на прыжки в воду. Рассказывай что угодно – истории, байки, анекдоты. Но чтобы люди это смотрели».

И это единственный способ развивать наш спорт. Потому что если я скажу: «Три с половиной оборота назад из передней стойки с двумя с половиной винтами в произвольном положении», то меня быстро переключат. Ну а «Вышку» будут смотреть.

«МОРОЗОВ – ДУША ПРОЕКТА»

– На реальных соревнованиях бывают судьи, как Станислав Садальский?

– Нет, конечно! А в «Вышке» целый букет характеров: положительный герой, злобный тролль, критик… Это коммунальная квартира в классическом виде. И я далека от мысли, что это сделано случайно.

– Какие персонажи вам понравились больше всего?

– Все по-разному. Александр Морозов потрясающий! В смешном шарообразном виде он так ловко управляется с собственным телом, что гармоничен и позитивен абсолютно. Его не любить невозможно. Душа проекта, он замечательный.

Я болела за Диму Клокова. Все-таки свой, спортсмен. Дети до сих пор вспоминают мою фразу, когда я сказала в первом выпуске: «Дима, оценка высокая. Я вашего папу знаю».

В плане преодоления себя безумно понравились Макс Шарафутдинов, Митя Фомин, Влад Демин... Ребята реально завелись и соревновались. На них было интересно смотреть.

– С этого года на чемпионатах мира по водным видам спорта вводят прыжки с 27 метров. Зачем?

– Это другой вид спорта. Хай-дайвинг.

– Вы бы прыгнули в 18 лет?

– Наверное, да. Из любопытства. У меня авантюрный характер.

Хотя однажды я полезла на 16 метров, и за этим меня застала тренер. Никогда в жизни она на меня так не орала! «Тебе, дура, выступать, а ты сейчас травму получишь!»

– Хорошо, что вы не боитесь высоты.

– Почему? Очень боюсь. Недавно на даче забралась на трехметровую пристройку и чуть не грохнулась в обморок.

– И как это сочетается с прыжками?

– Большая загадка. Но страшно, когда внизу нет воды.

Связанные материалы: