ЭКСТРИМ

Владимир Маслаченко едва ли не главный экстремал на территории всего бывшего Союза. Спектр его увлечений поражает воображение – горные лыжи и снегоходы, парусный спорт и виндсерфинг, альпенсерф и даже гонки на собачьих упряжках! Мэтр комментаторского цеха всегда готов дать пару бесплатных советов любителям активного отдыха, будь это Владимир Путин или читатели «Советского спорта».

— Горные лыжи – это моя вторая любовь после футбола, — с места в карьер начал разговор Владимир Маслаченко. — Увлекся я ими еще в конце 60-х годов на Чегете, тогда это было очень модное место для отдыха. А для спортсмена – идеальное место для подготовки к сезону. Пару недель по горам полазаешь, а потом на равнине эти самые горы и своротишь. Ну да ладно. Так, значит, отдыхал я на Чегете и постоянно пересекался с любителями горных лыж, которые каждый день приносили со склонов кучу новых баек и новых впечатлений. В итоге не выдержал — пошел в прокат с твердым намерением взять лыжи. Их-то мне быстро подыскали – 2 м 15 см длиной, до сих пор помню, — а вот ботинок нет. Откопали только ботинки для прыжков с трамплина, да еще с сыромятными ремнями. Но мне было уже все равно. Натянул амуницию, встал на гору и понесся вниз. Поворачивать еще не умел и если бы не вратарская техника и умение падать, целым бы не остался. Моя фирменная дубленка, купленная во Франции, была целиком залеплена снегом. Тогда я серьезно и заболел. В хорошем смысле слова заболел — горными лыжами.

— Сейчас спортсменов игровых видов спорта нередко штрафуют за увлечение экстремальными видами, которые несут риск получить серьезную травму. Как в «Спартаке» относились к вашим лыжным похождениям?

— В команде ничего не знали. И думаю, если бы узнали, по голове бы не погладили. А вообще жаль, что мне не удалось продемонстрировать всей стране эффективность такой подготовки. В тот год, считаю, спартаковское руководство едва ли не впервые нарушило спортивный принцип. Я очень рассчитывал схлестнуться за место в воротах с только-только пришедшим в команду Анзором Кавазашвили, но мне этого, по сути, так и не дали. В итоге я написал заявление и ушел из футбола.

СОВЕТ 1. ОСТАНОВКА – НОСОМ В СУГРОБ

— И в итоге пришли на Гостелерадио. Насколько я знаю, тогда в анкете вам предложили указать, в каких видах спорта вы хорошо разбираетесь. Горные лыжи входили в этот список?

— Такое анкетирование проводилось гораздо позже. Я тогда уже был секретарем партийного бюро всей ГТРК, но как скромный человек написал всего три вида: футбол, горные лыжи, виндсерфинг. А один деятель, не буду называть его имя, тем более что человек он был неплохой, написал аж 35 видов! Восемнадцать он знал «прилично», а в семнадцати обещал «легко разобраться». Когда мы его спросили, как же, мол, так, он ответил: «Ну а что тут такого? Идет, допустим, гимнастика, я говорю: «Какой эффектный соскок!», идут прыжки, говорю: «Какой красивый прыжок!» Я до такого не додумался и вообще всегда комментировал только то, в чем чувствовал себя компетентным.

— Наверняка «продвигать» на телевидении такой буржуазный вид, как горные лыжи, было непросто?

— С моей энергией это получалось неплохо, хотя без единомышленников было бы сложно. Тогдашний председатель Гостелерадио Сергей Георгиевич Лапин быстро понял, что это чрезвычайно эффектный, как говорится, телевизионный вид спорта, и с интересом относился к моим инициативам. Я делал такую рекламу горным лыжам, которую им не делал никто. Освещал на «Маяке» этапы Кубка мира, брал бесконечные интервью у представителей этого вида, в том числе у Леонида Тягачева, нынешнего главы НОК, чуть ли не сам выбивал деньги для их поездок на соревнования.

— Говорят, что вы и Путина на лыжах научили кататься?

— Приятно, что обо мне такое говорят, но лично я в горах с президентом не катался. Однако, не боясь показаться нескромным, скажу, что «заразил» горными лыжами всю страну, и, видимо, Владимир Владимирович также поддался моему влиянию. К тому же на встрече в Кремле я дал ему парочку дружеских советов.

— Какие, если не секрет?

— Я порекомендовал ему кататься на более коротких лыжах и без палок – в свободном катании без них легче. Раньше палки активно использовались, чтобы тормозить. Знаете, поставил палку себе между ног и останавливаешься носом в сугроб. Теперь, когда появилась техника поворотов, без палок кататься гораздо увлекательнее.

СОВЕТ 2. СКОРОСТНОЙ СПУСК – НА ПОЛОВИНЕ ЛЫЖИ

— Доводилось читать об истории развития в нашей стране такого вида спорта, как сноуборд. Пионеры этого дела вспоминают, что и вы приложили свою руку к его становлению…

— Было дело. Как-то после гонки на нартах во Франции были мы в гостях у знакомого, как оказалось, одного из ведущих сноубордистов мира. Он подарил мне доску, которую я и привез в Союз. Я был знаком с ребятами, которые катались с гор на ими же сконструированных досках. Показал им мой подарок, они, используя его как образец, начали выпуск аналогичных сноубордов, которые даже пользовались определенным успехом. Позже я приглашал эту компанию на Домбай, на лыжное шоу, откуда вел репортажи. Сделал для телевидения несколько программ, в которых показывал элементы ультра-си: экстремальные спуски на сноубордах, полеты с круч, прыжки через пни. Честно говоря, нынешние направления развития сноуборда – слалом, спуск по ледяному желобу – мне кажутся не очень интересными.

— Как относитесь к другим экстремальным зимним видам?

— К фристайлу очень хорошо отношусь. Еще в середине 70-х я начал пробивать этот вид спорта на телевидении, постоянно получая по шее от руководства. Оно считало его очень травмоопасным. Сам иногда катаюсь на монолыже, есть у меня альпенсерф – это такой сноуборд на двух лыжах. Он, как ни странно, не получил в мире широкой популярности, поэтому я чуть ли не единственный обладатель альпенсерфа на территории России.

— Снегоходы?

— Да и снегоходы, и скиеринг – езда на лыжах за снегоходом. У меня у самого имеется в гараже снегоход «Рысь» — отличная машина. Я вообще больше нашу технику люблю – и дешевле она раз в 10—15, и проще в обращении: если что-то сломается, то сам могу все починить. Для меня в советских моторах уже не осталось никаких секретов.

— В семье понимают ваши увлечения?

— Безусловно. Я на лыжи поставил жену, сына и уже двух внучек. Помню, когда впервые приехал с Чегета, тут же пошел в магазин, купил себе первые горные лыжи, «Львов» назывались, и пошел с сыном на горку. Посадил сына внизу, чтобы случайно не сбить ничьи санки, а сам как дам по прямой! Внизу эффектно так затормозил, смотрю, а сын смеется. Говорю: «Ты чего?» А он: «Пап, у тебя только половина лыжи». Оглянулся. До пятки лыжа есть, а после пятки – нету. А наверху девочка какая-то стоит, машет моей половинкой лыжи. Пришлось по большому блату доставать себе польские лыжи. Эти уже не ломались.

СОВЕТ 3. СЛАДКИЙ СОН – НА ТЕПЛОМ СНЕГУ

— Вы упомянули про гонки на нартах где-то во Франции. Расскажите поподробнее.

— Нарты, собаки, лыжи, снегоступы. 250 километров по горным кручам. В день — 30—40 километров, ночевки в палатках, а для кого-то и в сугробах. А что, тепло, мягко, удобно. Считаю, для России с ее длинной зимой это именно тот отдых, который нужно продвигать в массы. Причем семейный. Не ночевки в сугробах, конечно, а вот такие зимние путешествия. Берете нарты, которые сейчас производятся из современных композитных материалов и почти ничего не весят, лыжи, детей, любую «модель» собаки, желательно лайку, и вперед! Нарты, чтобы не убежали вместе с собакой, привязываете к себе резиновым жгутом, а дальше просто получаете удовольствие. Отличное настроение и хорошая закалка гарантированы!

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вчера, 5 марта, Владимиру Никитовичу Маслаченко исполнилось 67 лет. Редакция «Советского спорта» желает коллеге крепкого здоровья и дальнейших творческих успехов!