Еще пять-шесть лет назад многим приходилось объяснять, что такое параплан. Сейчас же, увидев в небе яркое планирующее крыло, никому не придет в голову обозвать парящее диво «летающей тряпочкой».

Его часто путают с парашютом, у которого купол сделан тоже в виде крыла, но их предназначения сильно отличаются друг от друга. Парашют предназначен для прыжка с самолета, замедления скорости падения и мягкой посадки на землю, а параплан благодаря своим аэродинамическим качествам способен не просто планировать, а набирать высоту в теплых восходящих потоках.

В парапланеризме существуют два направления — спортивное и развлекательное. Все соревновательные полеты происходят днем, в разгар солнечной активности, с 12 до 17 часов. Современные спортивные купола могут летать со скоростью почти 70 км в час.

Все парапланы делятся на три класса:

Standard – для любителей,

Performance – для «продвинутых» любителей и клубных соревнований,

Competition – для спортсменов.

Разница между первым типом и последним приблизительно такая же, как между обычной машиной и болидом Формулы-1.

ПАРАПИОНЕРЫ

Первый выезд россиян на зарубежные соревнования состоялся в конце марта 1995 года. И отправились они ни много ни мало сразу на чемпионат мира, проходивший в японском городе Китакюсю. Только спустя шесть лет после первого мирового форума наши смогли попасть на подобные соревнования. «Команда тогда опоздала по всем срокам подачи заявок и оплаты стартовых взносов, — вспоминает один из участников тех соревнований, а ныне владелец школы парапланеризма инструктор Сергей Елизаров, – наше желание поучаствовать в соревнованиях было настолько велико, что мы влезли в долги, чтобы оплатить эту поездку, и даже подделали документы, иначе мы бы просто не успели».

Пилоты-профессионалы летают практически круглый год, путешествуя по разным странам и континентам, участвуя в 6—7 этапах Кубка мира. У опытного по западным меркам пилота соревновательный налет составляет больше тысячи часов. В «обойме» лучших профессионалов – рейтинг-листе – сто фамилий. Из наших самый именитый – Николай Шорохов, он участвует в этом воздушном экстриме уже семь лет.

 Женщины в этом виде спорта соревнуются наравне с мужчинами.

РУЧНОЕ ДИТЯ

Современный параплан — это типичное дитя нашего компьютерного века с его математически выверенными супертехнологиями. Специальная, очень легкая ткань типа нейлона производится всего на трех-четырех фирмах. Лазерный компьютерный раскрой позволяет добиваться немыслимой точности заготовок, но все же конечное изделие – плод человеческих рук. Из нескольких сотен отдельных деталей параплан собирается (точнее, сшивается), как правило, женщинами, вручную на специальных швейных машинах.

НИЖНЕЕ БЕЛЬЕ «НА МЕХУ»

Для того чтобы летать и управлять парапланом, к нему необходимо как-то прицепиться. То, в чем сидит пилот, называется подвесной системой. По сути, это весьма комфортное, специально спрофилированное кресло, снабженное сложной системой регулировок не только под пилотов разного роста и комплекции, но даже под различные режимы полета. Во время полета пилот со всех сторон обдувается воздухом и практически всем телом ощущает его потоки. Одеяние пилота-спортсмена чем-то напоминает костюм конькобежца, с той лишь разницей, что под него надо одеть специальное нижнее термобелье, а то на высоте 2—3 километра можно легко «дать дуба» от холода.

САМОСВАЛ АДРЕНАЛИНА

Случаются у спортсменов, любителей летающего крыла, и серьезные травмы: переломы позвоночника, рук и ног. Происходит это, как правило, при вынужденных посадках на скалы, на непроходимые дебри и прочие непригодные для приземления места.

Большинство крупных соревнований выигрывается на так называемых прототипах – парапланах, изготовленных в нескольких, а зачастую в одном экземпляре. Это аппараты с очень высокими летными качествами, но весьма ненадежные.

Поэтому на международных соревнованиях «запаски» (спасательные парашюты) применяются регулярно, по 4—5 в каждом упражнении. Это означает, что пилоты вынуждены приземляться неизвестно куда и непонятно как.

Есть и еще одно неприятное качество парапланов – способность терять свою форму при полете в сильно возмущенной атмосфере. Сопровождается это быстрой потерей высоты. Сильные «сложения» и «свалы» купола весьма нервируют на большой высоте, а на малой могут быть смертельно опасны. «За пару-тройку секунд – время, за которое успевает «сложиться» и расправиться крыло, организм выделяет самосвал адреналина», – говорит бывалый пилот и инструктор Сергей Елизаров.

Рекорды продолжительности полета перестали фиксироваться после того, как один пилот на Гаваях проболтался в прибрежном бризе свыше 36 часов.

Рекорд дальности составляет сейчас свыше 350 километров и установлен в Африке в пустыне Намиб.