ЭКСТРИМ

Одним из самых уникальных экстремальных путешествий в уходящем году стал одиночный переход на весельной лодке через Атлантический океан, совершенный легендарным Федором Конюховым. На пересечение Атлантики он затратил 46 суток и 4 часа – это новый мировой рекорд. А два дня назад Федор наконец-то добрался и до Москвы.

Стартовал Федор из порта Сан-Себастьян, что на канарском острове Ла-Гомера, и рассчитывал не менее чем за сто суток финишировать на карибском острове Барбадос. Но пришел туда гораздо раньше. Сан-Себастьян для начала движения Конюхов выбрал не случайно. Именно отсюда ровно 510 лет назад великий генуэзский мореплаватель Христофор Колумб на трех каравеллах отправился в далекий путь. И дошел до Багамских островов, открыв, таким образом, Америку. В последние сто лет моряки и спортсмены из 11 стран пересекали океаны по разным маршрутам.

«Считаю, что подобные достижения и рекорды на морях и океанах должны принадлежать представителям великой морской державы, – заявлял Федор перед стартом. – Русские мореплаватели открыли множество морей и островов, Русскую Америку, шестой континент планеты – Антарктиду. Было две попытки россиян на лодках преодолеть Атлантику, но они не увенчались успехом».

И Федор усиленно готовился к трудному вояжу в одиночку, искал благотворителей. Ведь, прославляя Россию своими уникальными походами и экспедициями, от государства он ни копейки не получает. К счастью, спонсоры нашлись, гребное судно с российским флагом достигло великой цели.

Расскажите об основных трудностях перехода.

– Мне не раз приходилось испытывать коварство штормяги. Признаюсь, это неприятно и опасно. И всегда полагался на свои силы, опыт, а в данном случае и на непотопляемую лодку «УралАЗ», которую испытывал в проливе Ла-Манш при крутой волне. К счастью, шторм меня задел своим относительно слабым крылом, хотя болтанка была очень сильная. Порой казалось, что горы воды вот-вот поглотят мое суденышко, но оно плавно вписывалось в поверхность волн, как и обещали конструкторы. При подъеме на волну и особенно при спуске меня охватывало чувство невесомости. Иногда казалось, что катаюсь на гигантских американских горках. Конечно, все время был пристегнут ремнями безопасности.

Сильно уставали?

– Да. Неблагоприятное течение в районе Канарских островов сдерживало движение. Пришлось усиленно работать веслами, по 10–12 часов в сутки. В руках чувствовалась солидная усталость, ныли плечевые суставы, но старался этого «не замечать». С неделю во время качки не мог приготовить горячую пищу. Ел фрукты, печенье, сгущенное молоко из тюбиков, запивая водой.

– А как с опасностью столкновения с крупными судами?

– По правилам предотвращения столкновения судов в море корабли обязаны уступать дорогу парусным и гребным судам… Эти правила хороши, но на практике бывает совсем другое. О приближении стального монстра за пять миль меня предупреждал звуковым сигналом радар-детектор. После этого пытался по рации связаться с идущим судном, предупредить о своем гордом одиночном движении… Хотя, используя свои мощные навигационные средства, оно и без предупреждения должно вежливо уступить дорогу. Чаще всего никакого ответа не получал. В океане корабли идут на автопилоте и, к сожалению, не обращают внимания на такую мелочь, как лодка. Однажды громадина супертанкера прошла примерно в трехстах метрах от меня, и я слышал, как его форштевень грозно режет воду… Чтобы избежать катастрофического для меня столкновения, пришлось срочно уваливаться в сторону, а это стоит немалых физических усилий. После такого случая изменил распорядок суток: больше греб ночью, днем отдыхал, и то урывками.

– Какие планы теперь?

– Сначала надо немного отдохнуть, поесть домашней пищи. В пути 20 суток оказались штормовыми. Поэтому горячую пищу смог приготовить только восемь раз. Надо привести в порядок дневниковые записи. А планов, как всегда, у меня немало. Буду добиваться участия в международных гонках на собачьих упряжках по заснеженной Аляске. Продолжу научно-исследовательскую эспедицию «По следам Великого шелкового пути», на сей раз по пустыням Ирана, Казахстана, Китая, Аравийского полуострова. Мечтаю на лыжах или буере пересечь ледовую Антарктиду через Южный полюс с заходом на российские полярные станции и поучаствовать в международном кругосветном плавании на суперскоростном тримаране на приз Жюля Верна.