502 Bad Gateway


nginx

ЭКСТРИМ

Вам приходилось видеть муравейник в небе? Вглядитесь в ясное небо над аэродромом – и вы увидите кучку крошечных живых существ, больше напоминающих насекомых, чем людей. Это «формация». Таким образом парашютисты отмечают дни рождения и прыжковые «юбилеи» — начиная от ста прыжков и далее каждую сотню. Вот муравейник рассыпается в разные стороны и расцветает салютом из разноцветных куполов. «Парашютный спорт — это болезнь, — пугаем мы новичков. — «Сев на кольцо», уже так просто не слезешь».

ОПАСНЫЙ ВОЗРАСТ

Многие спрашивают меня: «Страшно ли прыгать?» Первые несколько прыжков — безусловно. Но с каждым прыжком острота ощущений притупляется, вы постепенно привыкаете. И вот в какой-то момент вы замечаете, что прыжок сам по себе перестал быть волнующим и страшным. У вас больше не захватывает дух у двери вертолета. Теперь вы постепенно, сперва на ощупь, начинаете искать свое место в парашютном спорте. Конечно, иногда старый страх еще возвращается к вам бумерангом, но это уже только его отголосок, слабый огонек, вспыхивающий в глубинах подсознания.

Самый опасный парашютный «возраст» – 100—300 прыжков. Для большинства это тот период, когда самоуверенность намного превышает опыт. Вы начинаете чувствовать себя свободно и сильно переоцениваете свои возможности. Вам хочется прыгать в больших формациях, рассекать воздух на скоростном парашюте. Подождите, это от вас не уйдет. Хорошо, когда на смену примитивному страху высоты приходят новые, уже обоснованные страхи. Мы боимся использовать плохую технику, боимся столкнуться в воздухе с неопытным парашютистом… Мы боимся – и это нас спасает.

Парашютисты суеверны, особенно старое поколение. Мы не говорим последний прыжок или последний взлет, мы говорим крайний. И в то же время парашютисты — народ веселый. Вот некоторые фразы из нашего обихода: «Если человек почему-либо временно не может прыгать, его утешают следующим парадоксом: меньше прыгаешь — дольше живешь, дольше живешь — больше прыгаешь». Когда погода портится, мы шутим: «Угроза прыжков миновала».

ТЕРМИНЫ НЕБА

Слово «парашютист» вмещает в себя многое: групповая акробатика, скайсерфинг, фрифлай…

Один мой знакомый неудачно приземлился и сломал ногу. Лежа в больнице, он сильно скучал. Случайно услышав, что в соседней палате лежит парашютист, Миша, естественно, захотел пообщаться на парашютные темы. Узнав, что этот человек ни разу не прыгал с парашютом, Миша удивился. Позже оказалось, что на больничном жаргоне парашютист — это алкоголик, в пьяном виде выпавший из окна.

Если вам надоело быть просто парашютистом, вы можете стать шарапутистом, но для этого необходимо прыгнуть с воздушного шара. Существует особый обряд посвящения в шарапутисты. Но берегитесь! Прыгнув со статичного объекта, можно заболеть такой болезнью, как «бэйс» (в переводе — низкий). Бэйсеры обречены всю жизнь прыгать со скал, башен, мостов и чего попало. Это очень опасно — нет времени на действия в аварийных ситуациях.

Современный парашютный спорт разнообразен. Попав на аэродром, вы поймете это сразу. Групповых акробатов можно отличить по захватам в форме колбасок, нашитым на комбинезоны. Воздушный оператор похож на птицу. Его комбинезон снабжен «крыльями», с помощью которых он регулирует скорость падения. Видеокамера крепится к шлему. Вы увидите нервно смеющихся «перворазников», готовящихся совершить свой первый прыжок на «дубе» (десантный парашют Д1-5У). Взгляните на небо — вот купольные акробаты строят «этажерку» (стройная лесенка из раскрытых куполов). Это один из самых красивых, но и самых опасных видов парашютного спорта.

Но все же самое экзотическое зрелище – это скайсерфер – воздушный лыжник. Если вы увидите человека, идущего в вертолет с лыжей, похожей на сноуборд, знайте — это скайсерфер.

Зачем парашютисту нужна доска? Что она дает?

Доска, или лыжа, — дополнительная плоскость, позволяющая выполнять новые фигуры. Доска намного увеличивает динамику прыжка, позволяет достигать больших скоростей вращения и переходов между фигурами. Большинство элементов скайсерфинга связаны с вращением. Они имеют такие названия, как «вертолет», «краб», «торпеда». Иногда доска скайсерфера напоминает винт, иногда — крыло планера. Как и во всех других видах парашютных прыжков, за исключением купольной акробатики, упражнения выполняются в свободном падении, пока парашют еще не раскрыт. В летательном аппарате скайсерфер плотно затягивает и зачековывает крепления специальным тросиком. Прыжок совершается с высоты 4000 м. Время падения – в среднем примерно 50 секунд. После раскрытия парашюта на высоте около 1000 метров «лыжник» выдергивает чекующий тросик, чтобы потом сбросить доску перед землей.

Скайсерфинг — командный вид спорта. Команда состоит из двух человек — «лыжника» и оператора, которые вместе покидают летательный аппарат и находятся рядом в свободном падении. Задача оператора — не только снять все, что делает лыжник и не получить при этом доской, но и самому продемонстрировать высокий уровень акробатики. Например, делая «бочку», оператор переворачивается вокруг горизонтальной оси, не теряя из кадра лыжника. Многие элементы скайсерфинга оператор снимает, падая вниз головой или на спине.

Мы, лыжники, холим и лелеем своих операторов, потому что знаем – без хорошей видеосъемки на соревнованиях делать нечего.

Соревнования по скайсерфингу включают в себя обязательную и произвольную программы. Из семи соревновательных прыжков два — на обязательную программу, остальные – на произвольную. Принципы судейства такие же, как в фигурном катании. Оценивается техника выполнения каждого элемента обязательной программы. За произвольную программу вы получаете оценку за технику, артистичность, сложность и работу оператора. Из-за невозможности точного определения этих критериев судейство достаточно субъективно. Сейчас особенно высоко ценятся интерактивные (парные) элементы, основанные на взаимодействии лыжника и оператора, их синхронной работе.

«МАША ФРОМ РАША»

В России скайсерфинг возник в середине 90-х. Первопроходцем стала женщина — военнослужащая Ольга Одинцова. К сожалению, служба в армии помешала ей серьезно заняться этим видом спорта. Не было ни инструкторов, ни подходящего снаряжения. В 1995 году спортсмен 3-го МГАК Дмитрий Киселев загорелся той же идеей. Его поддержал Валерий Розов, сейчас всем известный автор «Русского экстремального проекта». Ребята научились основам скайсерфинга по западным видеозаписям и разработали свою инструкцию по новому виду спорта. В.Горбунов, который тогда руководил 3-м МГАК, поддержал это начинание. Так появились первые русские скайсерферы. Позже к ним присоединились Михаил Иванов, Игорь Калинин и автор этой статьи – Мария Рябикова.

В 1995 г. российские скайсерферы Дмитрий Киселев и Михаил Иванов с воздушным оператором Владимиром Какичевым впервые приняли участие в чемпионате мира по скайсерфингу в Германии. Осенью 1997 г. состоялись первые Всемирные воздушные игры и чемпионат мира по скайсерфингу в Турции. Третье место в женском зачете заняла наша команда: я, Мария Рябикова, и оператор Олег Княжев.

Дебют был необычным. За день до начала соревнований у меня произошел отказ парашюта. Пришлось его отцеплять и раскрывать запасной. В поисках отцепленного купола я целый день бродила по бескрайним турецким свалкам и вернулась к вечеру с пустыми руками. Охрана долго не хотела пускать меня на аэродром. Несколько раз я повторила «I’m a russian skydiver» (я русская парашютистка). Но турки меня поняли, только когда я догадалась произнести слово «парашют». Один знакомый турок взялся мне помогать. На следующий день, исколесив на своей машине всю свалку, он все-таки нашел мой купол.

На следующем тренировочном прыжке у меня с ног сорвало доску. Видимо, крепления были слабо затянуты. Напрасно я надеялась на чудо, доска так и не нашлась. Новую пришлось выпиливать тут же, на месте. Турки прозвали меня «Masha from Russia»(Маша из России). Очень долго так называлась моя команда. Только недавно, когда я начала выступать за Коломенский аэроклуб, мы переименовали команду в «Аэроград Коломна».

В прошлом году Кубок мира прошел в Австрии, чемпионат Европы – в Испании. Мне удалось победить и там, и там. Для нас с оператором (в прошлом году я выступала уже с Василием Родиным) это были первые золотые медали. Но несмотря краткий список титулов, нас уже считают безоговорочными лидерами.

Мы впереди, но нас мало. В мужском зачете кроме Валерия Розова с Игорем Калининым претендентов на призы пока нет. В женском зачете я единственный представитель России. Мой воздушный оператор — Василий Родин. Так что, как говорится, поборемся.

МНЕ БЫ В НЕБО

Где учиться парашютному спорту?

Это вы сможете узнать из интернетовских сайтов: dropzone.ru, skydive.ru. – ссылка «дропзоны». Могу порекомендовать лучшие подмосковные центры обучения парашютному спорту. Один из них — моя прыжковая база, находится под Коломной. Условия для обучения там отличные: современная техника, опытные инструкторы, прогрессивные методики и, главное, доброжелательный персонал. Кроме того, активные прыжки для спортсменов и начинающих проводятся на дропзонах в Ступино, Борках, Егорьевске.

Сколько стоит?

Цены на прыжки везде примерно одинаковые и, к сожалению, высокие. Например, ускоренный курс – AFF, включающий примерно 18 прыжков, — сейчас стоит порядка $1000. Студент AFF прыгает c высоты 4000 метров вместе с опытными инструкторами, которые на начальных этапах обучения сопровождают его в свободном падении. До высоты раскрытия (1000 метров) вы падаете 50—60 секунд.