ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Новая произвольная композиция Евгения Плющенко на музыку из кинофильма «Бандитский Петербург», с которой фигурист занял первое место на чемпионате Европы в Мальме, а теперь и в финале «Гран-при», произвела настоящий фурор. Музыка, костюм, элементы ультра-си и, конечно, сам Женя предстали перед публикой одним целым.

Корреспонденту «Советского спорта» удалось заглянуть в святая святых этой программы. Точнее, узнать, как и где она рождалась. 

«Эту программу, которую мы посвятили трехсотлетию любимого мной Петербурга, я чувствую буквально изнутри. Может быть, именно в этом ее секрет?» — говорил после выступления Евгений Плющенко. Впрочем, он и его тренер Алексей Мишин тут же признали, что без тех людей, которые помогали ее сделать, успех был бы невозможен. «Все они настоящие профессионалы. А еще – трудоголики», — улыбается Женя. От себя добавим — все они имеют непосредственное отношение к Северной столице, где собственно и рождалась композиция.

КОРНЕЛЮК ПЕРЕДЕЛЫВАЛ МЕЛОДИЮ ПЯТЬ РАЗ

До работы над «Бандитским Петербургом» ни Евгений Плющенко, ни его тренер Алексей Мишин с известным питерским певцом и композитором Игорем Корнелюком знакомы не были. Более того, впервые они появились у Корнелюка прошлой весной. «Причем мне тогда показалось, что Алексей Николаевич отнесся ко мне с некоторым недоверием. Ведь насколько я успел понять, делать новую программу на мою музыку хотел, не он, а Женя», — вспоминает композитор.

«Я ему и Рахманинова предлагал, и Паганини, но Женя стоит на своем – ваша музыка и все тут», — не без скептицизма выложил композитору Мишин. «Впрочем, когда мы приступили к работе он довольно скоро «оттаял», — продолжает композитор.

Однако, взявшись за дело, он и не предполагал, какая работенка ему предстоит. Чего только стоили просьбы Алексея Николаевича «удлинить» или «укоротить» тот или иной фрагмент, поскольку «тут Жене не хватает времени, чтобы дойти дорожку, там у него сбивается дыхание». «Честно говоря, как можно сделать мелодию на несколько секунд длиннее или короче я себе представлял довольно слабо, поскольку с таким отношением к музыке столкнулся впервые», — улыбается композитор. Однако когда процесс стопорился, Алексей Николаевич и Женя сами приходили Игорю на помощь. Причем довольно необычным способом – тренер просил своего ученика… станцевать перед композитором прямо у него в студии. «От Жени исходили такие импульсы, что все тут же становилось на свои места», — продолжает автор музыки.

Но даже несмотря на подобные «лекарства», Игорю Корнелюку пришлось несладко.

«Понимаете, я ненавижу переделывать старое – мне легче новое написать», — восклицает композитор. В данном же случае это приходилось делать регулярно.

На пятый раз он не выдержал и уже дал себе честное слово, что больше ничего переделывать не будет, «хоть вы меня режьте», но тут снова появился Алексей Николаевич и сказал, что все просто идеально. Более того, Жене еще никогда не приходилось кататься под столь «удобную» музыку.

«А КАК У ВАС ХОДЯТ?»

Во время работы над новой программой Евгения Плющенко с миром фигурного катания впервые соприкоснулся не только Игорь Корнелюк, но и артист и хореограф Мариинского театра Кирилл Симонов, кстати, практически не общающиеся с прессой. Но для «Советского спорта» он сделал исключение.

Предложение Мишина и Плющенко о сотрудничестве у Симонова вызвало вполне объяснимую настороженность – ведь до сих пор он работал только в балете. «Я даже не представлял себе, как они там на льду «ходят», а не то что танцуют», — рассказывает Кирилл. И хотя уже совсем скоро он начал понимать что к чему, но некоторые вещи его по-прежнему пугали. «Особенно когда я сделал один из вариантов программы, но тут оказалось, что в нее вкраплена куча прыжков. В итоге половина моей работы не пригодилась и мне с непривычки даже стало обидно, — вспоминает хореограф. — К тому же Алексей Мишин постоянно подвергал сомнению каждую часть программы и частенько заставлял ее переделывать. Злило это страшно. В какой-то момент я даже зарекся, что в фигурное катание больше ни ногой. И только потом понял, поправляя какие-то куски, Мишин смотрел в корень, то есть он сразу прикидывал, как они станут смотреться в программе, когда она будет готова целиком. Но тогда это надо было пережить. Благо и сам Женя постоянно что-то придумывал и не боялся экспериментировать», — признает Кирилл.

Кстати, за выступлением Жени он следил как зритель. «Это потрясающий актер с потрясающей пластикой, которую не часто встретишь даже в балете. Но мне кажется, что он может выступать еще лучше», — считает хореограф.

2166 КАМНЕЙ

Что же касается костюма, то его для Жени сделали в одной из петербургских фирм, в продукции которой, к слову, выступала добрая половина участников.

С Плющенко в этом смысле костюмерам повезло гораздо больше. Сотруднице фирмы Наташе, чей эскиз понравился фигуристу и его тренеру больше всего, представилась возможность лично наблюдать за тренировками Жени, что значительно облегчило задачу.

Впрочем, как рассказали нам сотрудники фирмы, Алексей Мишин переживал не только за эстетику, но и за функциональность костюма. На нем, например, не должно быть складок, особенно сзади – иначе есть риск повредить спину во время выполнения сложных элементов из-за повышенной аэродинамики.  

Но самой сложной частью костюма Евгения Плющенко стали камни от «Сваровски», усеявшие весь наряд и придающие ему особый блеск. Всего их набралось ни много ни мало, а 2166 штук. И каждый надо было приклеить вручную!