ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

ЛЮДМИЛА БЕЛОУСОВА

НА НАС ДАВИТЬ БЫЛО БЕСПОЛЕЗНО. МЫ ОБА БЫЛИ СОЗРЕВШИМИ ЛЮДЬМИ, С ВЫСОКИМ УРОВНЕМ СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА.

ОЛЕГ ПРОТОПОПОВ

КАК-ТО МИЛУ ПРИГЛАСИЛИ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В КАКОМ-ТО ХОККЕЙНОМ МАТЧЕ. А ОНА, ОБУЧЕННАЯ В СРАЖЕНИЯХ С ЦСКА, ВЗЯЛА ДА И ЗАБИЛА БУЛЛИТ.

Людмила Белоусова и Олег Протопопов ничуть не изменились: и выглядят так же, как в кинохронике конца 70-х, и острота ума такая же, и образ мыслей тот же. В этом можно было убедиться во время «горячей линии» нестареющих ветеранов в петербургской редакции «Советского спорта».

КОРОТКАЯ ПРОГРАММА
вопросы читателей

ПОДАРОК ХРУЩЕВА

— Людмила Евгеньевна и Олег Алексеевич, здравствуйте. Это говорит Наталья из Петербурга, ваша давняя и преданная поклонница…

— Здравствуйте. Только, пожалуйста, не называйте нас по отчеству – мы в Швейцарии от этого отвыкли. Просто Людмила и Олег.

— Хорошо. Людмила и Олег, вы довольны итогами своей поездки в Россию?

— Откровенно говоря, никаких конкретных целей во время своего приезда мы не ставили. Просто хотелось посмотреть, изменилась ли страна, повидаться со старыми знакомыми. Это нам удалось. В один из дней мы собрали всех своих друзей, коллег, болельщиков и наговорились с ними всласть. Пришла вся старая гвардия — Майя Беленькая, Нина Монахова. Сегодня только болельщики со стажем помнят эти имена.

— Здравствуйте, это Марина Васильева. Интересно, а свой знаменитый дом на Петроградской стороне, известный в народе под названием «Дворянское гнездо», вы посетили?

— Побывали и там. Телевизионщики, которые снимали фильм о нашем пребывании в России, предложили съездить туда. На седьмой этаж они добирались на лифте, а мы – пешком. При этом у дверей квартиры оказались куда раньше съемочной группы.

— Наверное, сразу ностальгические воспоминания нахлынули?

— Да что вы! Не надо мыслить такими устаревшими категориями. Единственная мысль, которая нас посетила: какая же она маленькая, эта квартира! А ведь раньше казалась огромной…

— Добрый день. Татьяна из Ростова беспокоит. Я знаю, что вы провели открытую тренировку во Дворце спорта «Юбилейный», с которым в вашей жизни связано очень много. Это был своеобразный мастер-класс или вы просто поддерживали форму?

— Мы хотели постоять на льду, где пролили столько пота и крови. «Юбилейный» вообще очень дорог для нас. Ведь его построили в том числе и благодаря нашим усилиям.

— Как это, расскажите!

— После Олимпиады-64 в Инсбруке всех золотых медалистов пригласили на прием к Хрущеву. По завершении протокольной части, когда обстановка стала менее официальной, мы обратились к хозяину Кремля: «Никита Сергеевич, в стране уже несколько катков с искусственным льдом, а в Ленинграде такого до сих пор нет. Когда же горожане смогут увидеть своих чемпионов? Говорят, есть какой-то ваш приказ, запрещающий это. Пожалуйста, отмените его». «Какой приказ? Кто вам это сказал?» — удивился Хрущев. «Машин, председатель Госкомспорта», — отвечаем. Генсек нахмурился и ткнул в чиновника пальцем: «Что? Я подписал такой приказ?! Вы жулик!»

Машин чуть не упал. Схватил Олега за локоть и начал давить, да так, что рука онемела. «Ну что вы в такой замечательный день говорите о каком-то катке? — забормотал он. – Давайте лучше выпьем за наших олимпийских чемпионов!» «Ну нет, — отвечаем. — Если мы замахнулись, то уж ударим». После этого Машин не принимал нас почти четыре года. С этого времени нас и начали травить.

— А каток?

— Сначала этот вопрос заморозили. Но мы не успокоились и через тогдашнего председателя ВЦСПС Николая Романова, с которым находились в хороших отношениях, постоянно пробивали его. Через три года, в 1967 году, к пятидесятилетию Октябрьской революции «Юбилейный» построили.

ЧЕМПИОНЫ ЗА ДЕСЯТЬ ДОЛЛАРОВ В СУТКИ

— Добрый день. С вами говорит Николай Сергеевич из Москвы. После эмиграции в Советском Союзе вас иначе как предателями и не называли. Это, наверное, было очень обидно?

— Да. Людей, которые поливали нас грязью, можно понять. Если бы они не выполнили приказа, стали бы предателями сами. Сейчас в лицо нам таких слов не кидают, оскорбляют более изощренным способом. Скажем, во время Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити по каналу ОРТ (мы в Швейцарии имеем возможность смотреть его) выступал вице-президент МОК Виталий Смирнов. «Все олимпийские чемпионы в СССР были патриотами. Кроме Белоусовой и Протопопова», — сказал он.

— Вы упомянули о развернутой травле. С чем она была связана?

— Советская власть предпочитала иметь дело с управляемой массой. На нас же давить было бесполезно. Мы оба были созревшими людьми, с высоким уровнем собственного достоинства. Олег, к примеру, пять лет прослужил на Северном флоте. Драил гальюны, что потом не помешало нам создать программу на музыку «Лунной сонаты».

В Спорткомитете нашу просьбу о выделении тренера проигнорировали. «Мы занимаемся молодыми, перспективными спортсменами, а ваш поезд ушел», — сказали они. Пришлось тренироваться и придумывать программы самим. Зато потом, после победы в Инсбруке, к нам подошел все тот же Машин и спросил: «Почему вы без тренера? Советским спортсменам одним готовиться неприлично!» — «Но как-то же все время обходилось», — возразили мы ему.

— Это Дмитрий из Челябинской области. Помню, в газетных статьях того времени писалось о меркантилизме Белоусовой и Протопопова…

— Просто мы знали себе цену и не соглашались на те гроши, которые платили в Советском Союзе. Вот, к примеру, пригласили нас с Ленинградским балетом на льду на гастроли в Бразилию. Спрашиваем: «Какие условия?» — «Ежедневные выступления в течение трех месяцев за десять долларов в сутки», — отвечают. «А кордебалету сколько причитается?» – «Столько же». Получается, олимпийские чемпионы стоят так же, как и девушка из массовки?! Естественно, мы отказались. Правда, потом выяснилось, что нашему другу, известному оперному певцу Борису Штоколову за гастроли в Финляндии предлагали ту же сумму. Но ему надо было петь «Бориса Годунова» полтора часа, а нам – кататься всего пять минут. Так что нас еще хорошо оценили…

Здравствуйте, это Лена из Саратова. Я так рада услышать вас, хотя по молодости ни разу не видела вашего катания вживую. Знаю, что вы были почетными гостями финала «Гран-при» по фигурному катанию. Понравилось ли вам выступление Евгения Плющенко?

— Женя стал главной звездой этих соревнований. Он продемонстрировал самое современное катание и по праву получил пять «шестерок». Сегодня в мире есть фигуристы, которые, как и Плющенко, хорошо выполняют четверные прыжки. Но по выразительности выступления они с ним сравниться никак не могут. Соперники катаются с руками «аэропланчиком», а у Жени они живут. Недаром же руководитель ансамбля народного танца Игорь Моисеев говорил: «Ноги танцуют, а руки преподносят».

Как вы оцениваете выступления спортивных дуэтов?

— Их уровень заметно упал даже по сравнению с Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити. Это связано с уходом Елены Бережной и Антона Сихарулидзе. Катание этой пары было очень близко нам по духу. Нынешние лидеры Татьяна Тотьмянина с Максимом Марининым проповедуют совсем другой стиль. Он кажется каким-то механизированным. Вообще же технический уровень всех пар сегодня выравнялся. Китайцы Сю Шень и Хонбо Чжао тоже могут побеждать, если не будут грубо ошибаться.

Беспокоит Евгения из Петербурга. Сейчас идет очень много разговоров об американке Саше Коэн. Говорят, скоро она станет настоящей звездой. Как вы оцениваете ее перспективы?

— За последний год эта девочка здорово прибавила – катается уверенно, свободно. В общем, чувствуется школа Тарасовой. Татьяна умеет передать свою энергию ученикам, сделать их более жесткими, напористыми. Таким же был и ее отец, знаменитый Анатолий Тарасов.

ПРОИЗВОЛЬНАЯ ПРОГРАММА
Вопросы Журналистов

ГОЛ В ВОРОТА НОРВЕЖЦЕВ

Вы хорошо знали Тарасова?

— Еще бы, ведь мы долго тренировались вместе с хоккеистами во Дворце спорта ЦСКА. Помним, наше время еще не успеет истечь, а ребята уже клюшками по бортику стучат: уходите, мол. Даже в хоккей вместе играли — ЦСКА против сборной фигуристов. В ту команду, кроме нас, входили Жук, Горелик. Во время матчей мы толкались, боролись вовсю…

— Людмила, неужели и вы брали клюшку в руки?

— Еще как! С этим связан даже один забавный случай. В 1965 году искусственного льда в Ленинграде еще не было, и перед чемпионатом мира в Колорадо-Спрингс нас отправили тренироваться в Норвегию. Катались мы на знаменитом «Бишлете», а потом уехали в небольшой городок Сарпсборг, где был хороший Дворец спорта. Естественно, для местных жителей мы были в диковинку – надо же, олимпийские чемпионы из России! И вот как-то Милу пригласили принять участие в каком-то детском хоккейном матче. А она, обученная в сражениях с ЦСКА, взяла да и забила буллит. Технично объехала вратаря и закатила шайбу в ворота. Норвежцы потом долго удивлялись.

— Тарасов интересовался делами дочери?

— Он страшно переживал за Таню, постоянно спрашивал, сможет ли она стать хорошим тренером. Кстати, он и нас пытался подтолкнуть на эту стезю. После победы на Олимпиаде-64 подошел, похлопал по плечу: «Ну, молодцы, молодцы!» И тут же, без перехода: «Пора вам заканчивать, переходить на тренерскую работу». — «Почему, Анатолий Владимирович? – удивляемся. — Из нас же песок пока не сыплется». А он: «Катаются и прыгают все одинаково, но на вас смотреть интересно, а на других — нет. Этот опыт и надо передавать молодежи!» Мы потом удивлялись: как он из-за своих клюшек сумел все заметить?!

БУДЕМ ЖИТЬ ДО 280 ЛЕТ

Многих поражает, как вам удается держать себя в прекрасной физической форме?

— А что тут такого?! Мы не считаем себя пенсионерами! Больше того, собираемся жить 280 лет. У нас на столе постоянно лежит книга петербургского ученого Владимира Волкова «Медицина бессмертия и 280 лет земной жизни». Считаем, что за эту работу ему нужно вручить Нобелевскую премию. Недавно автор передал нам один экземпляр специально для председателя Госкомспорта Вячеслава Фетисова, по приглашению которого мы приехали в Россию. Так что скоро и министр станет бессмертным.

— Наверное, сохранять боевой тонус помогают тренировки?

— Да, мы регулярно выходим на лед. Зимой катаемся в Гриндельвальде – деревушке в Альпах с населением 3800 человек, а летом ездим в Америку, в Лейк-Плэсид. Там нам предоставляют лед в любое время суток, причем совершенно бесплатно. Кроме того, в августе и октябре мы даем выступления в Бостоне.

— Вы вместе почти пятьдесят лет и по-прежнему влюблены друг в друга…

— Знаете, мы никогда не объяснялись в любви. Это все слова, которые ничего не стоят. Подтверждать свои чувства нужно делами — вот тот рецепт, который позволяет сохраняться нашему браку. До сих пор в памяти декабрь 1957-го, Московский райисполком, где нас расписали. Мы тогда были бедными, в кармане всего два рубля. Из них рубль двадцать пришлось заплатить за регистрацию, а еще по двадцать копеек нужно было оставить на автобус. Оставшуюся мелочь протянули гардеробщику, который выдавал пальто. Его презрительный взгляд преследовал нас потом еще долго.

Расскажите о своей жизни в Швейцарии. У вас там дом?

— Нет, мы снимаем небольшие апартаменты. Несколько лет назад у нас была возможность приобрести собственное жилье, но было решено потратить деньги иначе — снять о себе фильм. Очень хотелось оставить какую-нибудь память для потомков. Купили профессиональную аппаратуру и засняли все номера, с которыми мы выступали как в СССР, так и на Западе.

— Говорят, есть и огород?

— Был три года назад. Мы снимали большой урожай: одних огурцов собрали 60 килограмм. Зато и повозиться пришлось порядком. Почва в Швейцарии каменистая, и Олег перетаскал на себе гору булыжников. Увы, когда мы снова стали ездить на выступления в Америку, следить за огородом оказалось некому. Пришлось ограничиться собиранием грибов и их последующим солением.

— Поклонники донимают?

— Случается. К тому же в Гриндельвальде бывает много туристов – до миллиона в год. Когда в горах плохая погода, они ставят лыжи в угол и идут на местный каток. А там – мы. Ну и начинается… (Смеются.)

Собираетесь ли вы принять участие в праздновании 300-летнего юбилея Санкт-Петербурга?

— Нас никто не приглашал.

Неужели городские власти обошли вас своим вниманием?

— Во время финала «Гран-при» к нам в ложу спустился губернатор Петербурга Яковлев. Спросил, нравится ли нам спортивный дворец, лед. Но про юбилей речи не было.

Но вы сами бы хотели приехать?

— Если бы нам предложили выступить, мы бы подумали.

А переехать в Россию насовсем не собираетесь?

— Наверное, уже поздно. Хотя, как уже говорилось, мы собираемся жить до 280 лет.

НАША СПРАВКА

Людмила Белоусова

Родилась 22 ноября 1935 года в Ульяновске.

Олег Протопопов

Родился 16 июля 1932 года в Ленинграде.

Чемпионы Олимпийских игр 1964, 1968 гг. Чемпионы мира и Европы 1965-68 гг. Награждены двумя орденами Трудового Красного Знамени. В 1979 году эмигрировали в Швейцарию. С 1995 года имеют швейцарское гражданство.