ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

Олимпийский чемпион Алексей Ягудин, воспитанник Татьяны Тарасовой, прилетел на чемпионат мира всего на два дня. У него перерыв между шоу: в этом сезоне знаменитый фигурист выступает в престижном американском шоу Скотта Хэмилтона «Stars on ice».

В Вашингтон Алексея пригласил, в частности, канадец Тед Бартон, один из разработчиков новой системы судейства Международного союза конькобежцев (ISU), рассчитанной на два этапа. Первый – компьютерный выбор голосов арбитров — уже практикуется в этом сезоне. Ягудин примет участие в создании очередных правил, которые вступят в силу со следующей, осенней серии «Гран-при».

— Как объяснил мне Бартон, в следующем сезоне больше не предполагается прежних «начислений», когда, к примеру, за выигрыш короткой программы давали 0,5 балла, за второе место – 1,0, за третье – 1,5. Введут определенную сумму очков за короткую и произвольную программу, которая будет складываться из баллов за сложность отдельных элементов, чистоту их исполнения и так далее, — рассказал Алексей Ягудин (на фото) в интервью корреспонденту «Советского спорта». — Каждому элементу уже присвоен свой коэффициент сложности. Но если возникнут разногласия по поводу стоимости того или иного прыжка или вращения, коэффициент будет изменен. Но тогда уже другие цифры будут назначать фигуристы, судьи, тренеры. После того как эту систему опробуют на этапах «Гран-при», ее вынесут на обсуждение на Конгрессе ISU.

— Алексей, вы в курсе, что вас приписали к группировке WSF — федерации, альтернативной ISU?

— Когда я услышал об этом, то огорчился: без меня меня женили! Я не вхожу в оппозицию!

— Босс вашего шоу Хэмилтон, примкнувший к оппозиции, не попросил вас поддержать мятежников?

— Нет, я вообще не знал, что это за организация и кто в нее входит. Грубо говоря, этим реформаторам просто делать нечего. В турах очень скучно, вот они и придумали себе «забаву».

— Вы планируете вернуться в большой спорт?

— Я точно приму участие в двух этапах серии «Гран-при» 2003/04 года. И очень хочу выступить на чемпионате мира в Дортмунде. Но все зависит от здоровья. Меня по-прежнему беспокоит травма правого бедра, из-за которой я вынужден был сняться в ноябре с турнира «Скейт Америка». После этого я тренировался всего три раза. В туре я не тренируюсь, а сразу выхожу на шоу, хорошо, что тут не нужны ни четверные прыжки, ни тройной аксель. Я счастлив, что на днях впервые за много месяцев мне удалось провести полноценное занятие со всеми элементами.

— Какие максимально сложные элементы вы исполняете в шоу?

— Тройной тулуп, сальхов, флип. Мы выступаем на ледовых площадках, которые в три раза меньше обычных, да к тому же без света, поэтому прыгать ультра-си сложно. Я пару раз сделал тройной аксель, но больше рисковать не стал, потому что было больно.

— Вам предлагали сделать операцию?

— Да, но я остановился на консервативном лечении. В начале мая, после канадского тура я обращусь к врачам, которые решат, что мне делать дальше.

— Постоянно испытываете боль?

— В данный момент не испытываю. А под конец дня, особенно когда много хожу, нога начинает ныть.