ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

ЧЕМПИОНАТ МИРА. ИНТЕРВЬЮ У ПЬЕДЕСТАЛА

Евгений Плющенко признался, что не вполне доволен своим прокатом. На его взгляд, каскад из тройных акселя и тулупа удался ему на восемьдесят процентов.

ИЗМЕНЧИВОЕ НАСТРОЕНИЕ

— Если бы Тимоти Гейбл выполнил третий четверной прыжок, он смог бы выиграть у вас?

—Я не могу рассуждать на эту тему, поскольку не знаю, сделал бы он его или нет. Если бы вытянул этот элемент, то я бы по-другому настроился на выступление. Но так как я выходил на старт после него и был в курсе, как он откатался, то решил ничего не менять в своей программе.

— Это вас Мишин проинформировал?

— Неважно кто. Нашлись добрые люди.

— Вообще во время соревнований тренер ставит вас в известность, как катаются соперники?

— По-разному. Иногда я сам его об этом спрашиваю, а бывает, что и он мне говорит.

— На этом чемпионате очень жесткое судейство. Вы ощущали это на себе?

— Такого не было, потому что я приехал не выигрывать, а показывать хорошее катание. И не думал о том, кто будет судить. По крайней мере, мы с моим тренером это не обсуждали.

— Не верится, что спортсмен вашего уровня не думает о победе?

— Такие мысли меня сбивают, поэтому я всегда так говорю.

— Алексей Николаевич сказал, что на тренировке вы сделали удачный четверной лутц. Но раз у вас болела нога, стоило ли идти на эксперимент?

— Я тренировал лутц до того, как заболела нога. Боль появилась за два-три дня до соревнований, после чего я немедленно отказался от этого прыжка.

— Вы в курсе, что в следующем сезоне в сборную вернется Ягудин?

— Теперь в курсе. Вы мне сказали. Пускай катается! Я догадывался, что он не станет уходить в профессионалы. Просто предпринял тактический ход – годик отдохнул.

— Вы не собираетесь так поступить?

— Не собираюсь!

ЗВОНОК ИЗ ТУАЛЕТА

— С чем связано, что вы так рано, 16 марта, приехали в Америку?

— С акклиматизацией: я хотел привыкнуть к теплой погоде. Мы жили под Вашингтоном у нашего близкого знакомого Рашида Кадыркаева.

— Что за детективная история произошла у вас по приезде в Штаты? Почему вас задержали таможенники?

— Я, наверное, был виноват в том, что не указал во въездной декларации адрес проживания в США. У меня был сотовый телефон, который почему-то не включался, и я никак не мог позвонить Рашиду. И когда таможенник попросил меня позвонить из телефонного автомата, я ответил, что у меня нет монетки. Он произнес: «Меня это не интересует». Я стоял, двадцать минут ждал. Потом мне надоело. Я подошел к полицейскому, который приказал: «Подожди еще». Я заперся в туалете и только из этого заведения смог позвонить приятелю, без конца налаживая антенну и пытаясь соединиться с сервисной службой. Полагаю, что таможенник вредничал конкретно.

— Он вас узнал?

— Он спросил: «Ты на чемпионат мира едешь? Выигрывать?» Я поклялся, что нет, просто хорошо кататься. И написал адрес катка. Он поинтересовался, где это? А что произошло дальше, я вам рассказал.

— Вас вместе с Мишиным тормознули?

— Нет, у него грин-кард. И он ушел по специальному коридорчику, а я маялся в очереди.

— Пока тренировались, как проводили свободное время?

— Ходил по магазинам, потому что наш багаж потерялся, четыре дня его ждали. Пришлось покупать самое необходимое: тренировочный костюм, носки, кроссовки.

— А костюмы для выступлений тоже находились в багаже?

— Только один – для постановки «Кармен». Остальные я пронес в ручной клади. И коньки тоже.

— После этой истории вам не захотелось больше никогда сдавать вещи в багаж и обзавестись грин-кард?

— Фиг с ними, с костюмами. Главное, чтобы коньки не украли. А насчет грин-кард, если честно, пока не задумывался.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ СТРУСИЛ

— Евгений, вы так здорово прибавили в английском языке, у вас есть классный преподаватель?

— Пока нет. Однажды я ехал со своей девушкой в машине и сказал ей: «Лена, надо мне заняться английским языком». Она говорит: «Я позвоню сейчас своему преподавателю». Она позвонила и хотела назначить время – к примеру, на два часа. Предупредила, что Плющенко желает брать уроки. Преподаватель заявил: «Нет, я не сумею работать с Женей». Не понимаю, почему так случилось, и сейчас мне нужно найти хорошего преподавателя, который не стеснялся бы и не боялся бы меня.

— Кто, если не секрет, ваша девушка?

— Обычный человек. Она не из мира спорта. Просто девушка.

— Как вы намереваетесь провести отпуск?

— После чемпионата мира я два месяца буду выступать в американском туре Тома Коллинза. А потом думаю уехать на месяц в Турцию, но там опасно, стреляют.

— Нет планов подольше пожить в Америке?

— Я уже хочу в Питер. Очень люблю свой дом.

— Говорят, что строите коттедж на пару с Мишиным?

— Ага, на пару. Он копает, я землю с участка вывожу. Шутка! А если серьезно, есть у меня такая идея – построить собственный дом. А Алексей Николаевич помогает мне довести этот проект до ума.

— Правда, что вы оба собачники?

— На день рождения я подарил Мишину среднеазиатскую овчарку. Моя мама назвала ее Евой. Отличная собачка, мощная. А у меня две собаки: американский бульдог и йоркский терьер. Сперва я хотел презентовать тренеру бульдога. Но собака прежде всего должна охранять территорию, потому что Алексей Николаевич живет на даче. Поэтому я выбрал овчарку.