ИНТЕРВЬЮ У ПЬЕДЕСТАЛА

В интервью корреспонденту «Советского спорта» Ирина Лобачева и Илья Авербух признались, что такого трудного турнира в их практике еще не было.

ОЧЕРЕДНАЯ ЖЕРТВА

— Вы предполагали, что вам будет так тяжело?

Илья АВЕРБУХ: — Мы приблизительно знали все, что здесь произойдет, какие механизмы работают. И, может быть, это подтолкнуло нас сюда приехать. Я не могу сказать, что мы переоценили свои силы. И не считаю, что сегодня кому-то уступили. Это явно политическое решение, отчасти оно связано с тем, что надо погасить скандал, разгоревшийся вокруг создания второй международной федерации и показать всем, что никакого судейского сговора нет и золотые медали есть у представителей разных стран: Северной Америки, Китая, России.

 Нас, как и на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, к сожалению, опять принесли в жертву одним судейским голосом. Навскидку у нас были выше оценки, чем у канадцев, но компьютер выбрал то, что «надо». Как минимум семеро судей из четырнадцати заверили нас в том, что отдали нам первое место. Конечно, они и канадцам такое могли сказать. Когда в апреле Международный союз конькобежцев расшифрует кассету с судейскими оценками и все тайны раскроются, интересно будет посмотреть, сколько действительно у кого было голосов. Вполне возможно, что у канадцев всего пять, которые и были засчитаны.

— Можно было бы все-таки откатать программу так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в вашем лидерстве?

И.А.: — Если только в конце четверной прыгнуть! Мы не видели, как катаются канадцы. Но независимые специалисты рассказали нам, что последние две с половиной минуты они уже ходили «пешком». Это был самый облегченный вариант программы Марины Анисиной и Гвендаля Пейзера, чтобы, не дай бог, не упасть. Представляете, какую службу сослужит танцам такая победа? Все пары кинутся искать трагическую музыку, надоевшую до боли. А как иначе, раз с таким стилем выигрывают чемпионат мира?! Но, похоже, никто не думает о развитии спорта. Главное — прикрыть свою задницу. Раздали всем сестрам по серьгам. И все довольны!

РЕАКЦИЯ ЗАЛА

— У вас имеются претензии к Федерации фигурного катания России, которая недостаточно боролась за вас?

И.А.: — Я не могу знать, боролась она или нет. Думаю, что боролась, так что претензий нет. В любом случае это был предрешенный результат.

— То, что в Вашингтон не приехала наша ведущая судья Алла Шеховцева, свидетельствовало о поражении без боя?

И.А.: — В данной ситуации, на мой взгляд, и она не смогла бы ничего сделать. Для нас было важнее, что мы перебороли себя. Ведь нам было очень тяжело кататься: зрители, по сути, бойкотировали наше выступление. Рок-н-ролл при гробовой тишине – это извращение. Впрочем, вы же видели, что все трибуны словно были раскрашены в бело-красные цвета канадского флага. У меня, например, создалось впечатление, что все билеты на танцы были закуплены Федерацией фигурного катания Канады. В зале сидели одни «абонементщики».

— Если бы вы, как канадцы, принялись спекулировать на том, что уйдете только в случае победы, вам отдали бы золотые медали?

И.А.: — Вряд ли, поскольку на канадцев работает целая миллионная индустрия, с которой мы пока не можем бороться. За этим стоит труд очень многих тренеров, в частности, русская диаспора, которая тоже работает в Северной Америке. Из-за того, что американцы и канадцы не выигрывают в танцах, интереса к этому виду нет. Соответственно клиентов у тех же русских тренеров здесь нет. Поэтому все мечтали о том, чтобы Бурн — Кратц получили высшие награды. И что мы могли и противопоставить этому?

ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ

— Правда, что перед чемпионатом вас пытались «купить»?

И.А.: — За отказ от выступлений нам предлагали очень большие деньги. Эта сумма значительно превышала гонорар за первое место (82 500 долларов. – Прим. авт.).

— Как сейчас думаете, может, следовало взять деньги?

Ирина ЛОБАЧЕВА: — Нет, потому что мы не играем в эти игры! Вы знаете, мы очень долго зарабатывали себе имя в спорте, и замарать его было бы просто позорно. Мы такие люди, что если уж идем, то идем до конца, плохо это или хорошо, нравится это или не нравится. Пускай мы стали вторыми. Но имя себе сохранили. У нас чисто на душе. Мы считаем себя лидерами, выигравшими этот турнир.