ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

На недавнем чемпионате мира в Вашингтоне олимпийский чемпион Алексей Ягудин, воспитанник Татьяны Тарасовой, присутствовал в качестве зрителя. Весь этот сезон знаменитый одиночник, измученный травмой правого бедра, провел в американском шоу «Звезды на льду», где нет необходимости выполнять элементы ультра-си.

БОЛЬНАЯ НОГА

— Проблемы с ногой начались у меня еще в сезоне-2001/02, — рассказал Ягудин в интервью корреспонденту «Советского спорта». — Из-за этого я и не выступил на чемпионате России, а вовсе не потому, что подвернул лодыжку. Я просто не хотел никому об этом говорить во избежание обвинений в симуляции. Впервые боль появилась, когда я маленький был, но я не обращал на это внимания. Слава богу, что травма обострилась спустя полгода после Олимпийских игр! После ноябрьского этапа «Гран-при» «Скейт Америка», с которого я вынужден был сняться после короткой программы, я тренировался всего три раза. В шоу сразу выхожу на лед. Хорошо, что здесь из-за небольших размеров площадки не требуется исполнения четверных прыжков и тройного акселя.

— Когда вы снялись со «Скейт Америка», все-таки возникли сплетни о том, что это уловка.

— Мне было обидно, что якобы во лжи меня уличила Елена Чайковская, которая присутствовала на соревнованиях и видела, как мне было больно. Понятно, я, конечно, мог претворяться. Но тогда бы давным-давно ушел в профессионалы. Не факт, что я буду выступать в любителях дальше, но на двух этапах «Гран-при» следующей серии постараюсь стартовать.

— Какой диагноз поставили врачи?

— Воспаление прокладок, которые обычно образуются при удалении мениска. У меня стирается прокладка, и, когда ее кусочки попадают между костями, я испытываю сильные боли. Как правило, это происходит под конец дня, особенно когда я много хожу.

— Вам не предлагали сделать операцию?

— Нет, 10 мая по окончании весеннего тура я проконсультируюсь с нью-йоркскими врачами, которые решат, как проводить лечение. В принципе я не против хирургического вмешательства, но хотел бы завершить гастроли, потому что реабилитационный период будет долгим. Кроме того, я должен посмотреть, насколько хуже мне стало, поскольку лучше не стало однозначно. Боль иногда проходит, но, думаю, это оттого, что я к ней адаптировался.

ЧУЖОЙ ОТРЯД

— Откуда пошли слухи, что вы войдете в альтернативную ISU федерацию WSF?

— Во-первых, я был против тех новаций, которые Международный союз конькобежцев ввел в минувшем сезоне. Во-вторых, многие видели, как в Нью-Йорке я разговаривал с Полом Уайле (серебряный призер Олимпийских игр 1992 года в Альбервилле. — Прим. авт.), одним из организаторов WSF. Но он конкретно не говорил, кто в этой федерации. Жаловался, дескать, мы хотим изменений, почему «исушники» нас не слушают. Я ответил: «Я с тобой. Подумай, что надо сделать?» Через несколько дней мне позвонил мой агент Дмитрий Горячкин и поинтересовался, подписывал ли я какие-нибудь документы. А я, повторю, даже не знал, что собой представляет это движение! Я понимаю, что WSF будет уничтожена в конце концов, потому что против МОК очень тяжело идти. Но у раскольников есть свои плюсы. Они, как и я, хотели обновления. Я не был зачислен в их отряд, но был обеими руками за то, чтобы что-то изменить.

— Что бы вы изменили?

— Лично у меня нет предложений. Моя задача — кататься. Но я приветствую систему судейства, которая будет введена в сезоне-2003/04. Ведь сейчас что происходит? Только Евгений Плющенко и Тимоти Гейбл могут бороться за первое место, у других шансов нет. По новым правилам, даже если ты пятнадцатый, то сможешь вылезти, если очень хорошо откатаешь произвольную программу.

— В любой системе есть недостатки.

— Понимаю! Но я смотрю в будущее с оптимизмом, ведь с той системой, о которой я говорю, давление национальных федераций на судей ослабнет. Каждый элемент получит свой коэффициент сложности, причем баллы будут назначать спортсмены, тренеры, арбитры. Будет определенная сумма очков за короткую и произвольную программы. Кто набрал больше, тот и выиграл. Артистичность будет оцениваться по пяти пунктам, к примеру, за интерпретацию композиции. А вот до бесконечности баллы добавлять нельзя — можно приписать своему спортсмену всего два «бонуса».

МИЛЛИОН ЗА ВОЗВРАЩЕНИЕ

— Елена Бережная и Антон Сихарулидзе заявили, что вернутся в сборную, если им предоставят спонсорскую поддержку в размере миллиона долларов. Выдвинете те же условия?

— Главное, чтобы Татьяна Анатольевна со мной работала. Больше мне ничего не надо. Только бы не мешали. Я всегда не очень уважительно относился к работе нашей федерации. Мне легче было выигрывать без российского судьи в бригаде. Надеюсь, что теперь, по новым правилам, и его наличие не повлияет на мой результат.

— Прибегнете, как и в олимпийском сезоне, к помощи психолога Рудольфа Загайнова?

— Я не оборвал связь с Рудольфом Максимовичем, мы с ним созваниваемся. Я до сих пор использую его методы психологической подготовки. Готов возразить тем, кто утверждает, что психологи нужны только больным людям. Я не считаю себя больным! Очень многие спортсмены нуждаются в таких специалистах, особенно перед такими турнирами, как Олимпийские игры. Помнится, перед стартом в Солт-Лейк-Сити все в нашем коллективе так разнервничались, что психолог потребовался не только мне, но еще и Татьяне Анатольевне, и самому Загайнову.

— Вас не смущает, что Загайнов работал не только на вас, но и на вашего основного соперника Плющенко?

— Это его дело! Важно, что он помог мне! Конечно, все мечтают о борьбе за власть, и Рудольф Максимович не стал исключением. В тот момент Тарасовой было очень тяжело, потому что Загайнов стремился перетянуть меня на свою сторону, чтобы главенствовать в моей победе. Тарасова держалась, терпела обиду. И не зря: я выиграл, все остальное — позади.

ИНТЕРЕСНЫЕ ЛЮДИ

— Правда, что в Симсбери вы живете у Тарасовой в гараже?

— Там я оставил свои вещи. А сам по 5—6 месяцев нахожусь в разъездах. Когда приезжаю, то живу у друга.

— Подруга у вас есть? Наконец, произошли изменения в вашей личной жизни?

— К сожалению, нет. Во время тура встречаюсь со многими интересными людьми. Общаюсь с ними.

— В одной газете вы объявили, что вроде бы нашли избранницу.

— Она приедет ко мне в Америку. На ужин! Таково было условие конкурса. Не я его придумал. Мне сказано было выбрать девушку. Я выбрал.

— Как вы прокомментируете распространенную в Интернете информацию о своей предстоящей женитьбе?

— На ком хотя бы?! Давно это сообщалось?

— Осенью.

— Поверьте, если бы у меня кто-то появился, я бы вас с ней познакомил.

— Неужели знаменитому симпатичному парню так трудно обрести свою половину?

— Не трудно. Просто я доволен своей жизнью. Я и так удовлетворяю свои желания — в турах, например. Многого мне пока не надо. В гараж-то приличную девушку не приведешь. А свой дом в Нью-Джерси я сдаю.

НАША СПРАВКА

Алексей Ягудин. Родился 18.03.1980 г. в Ленинграде. Рост 175 см. Олимпийский чемпион 2002 г. Чемпион мира 1998–2000, 2002 гг. Чемпион Европы 1998–1999, 2002 г. Бывший тренер – Алексей Мишин. Тренер – Татьяна Тарасова. Хобби: рыбалка, путешествия. Холост. Живет в Симсбери, штат Коннектикут, США.