НЕ ЧОКАЯСЬ

Факт проверенный и, к сожалению, подтвержденный родственниками Сергея Волкова: за 20 с лишним лет, проведенных Сергеем в фигурном катании (из них 10 — в составе национальной сборной), о нем не появилось ни одной достойной его заслуг публикации в центральной советской прессе. Народ не потребовал подробностей личной жизни Сергея даже после сотворенной им первой в истории отечественного фигурного катания победы на чемпионате мира среди мужчин.

Однозначную причину такого положения дел назвать трудно. Конечно, в артистичности, так ценящейся среди поклонников этой дисциплины, Волков заметно проигрывал своим партнерам по сборной. Был он и по натуре более замкнутым и скрытным человеком. Но определяющим здесь, на мой взгляд, стало все-таки то, что его любимую обязательную программу, или, другими словами, школу, в которой Сергей не имел равных в мире, не жаловало телевидение. Страна практически не видела в деле этого законодателя мод в ледовой геометрии, а короткая, и тем паче произвольная, программа никогда не была его коньком.

Сегодня первому советскому фигуристу, выигравшему титул чемпиона мира в одиночном катании Сергею Волкову исполнилось бы 54 года. Он умер 31 августа 1990 года на 42-м году жизни, «сгорев» буквально за полгода от мучительной неизлечимой болезни.

ФИГУРИСТ С ПРАВИЛЬНОЙ ТЕХНИКОЙ   

Рассказывает Александр Лакерник, председатель технического комитета по фигурному катанию ИСУ, судья международной категории:

– В свое время мы с Сергеем занимались фигурным катанием в одной группе и у одного тренера Виктора Николаевича Кудрявцева. Было это в 1959 году, когда появилось добровольное спортивное общество «Спартак» Московской области. Образовал и возглавил его Петр Петрович Тихонов, который и привел маленького Сережу Волкова из московского «Спартака». С тех пор он начал выступать за область, хотя жил в Москве на Никитинской улице. В нашей группе я какой-то период считался ведущим, поскольку был старше на четыре года и немножко больше умел. Но уже тогда было видно, что Волков по своим способностям фигурист совершенно иного уровня. Он пришел в школу уже хорошо обученным, а попав в хорошие тренировочные условия с искусственным льдом, стал быстро прогрессировать и вскоре меня обогнал.    

Это был спортсмен, я бы сказал, с очень правильной техникой. На льду он пытался делать все так, как нужно было делать. Тогда появилось много фигуристов с халтурной техникой. Крутить прыжки было надо, а способностей не хватало, вот и начинали они «воровать» –  совершая меньше оборотов в воздухе и делая часть вращений на льду. Волков подобного себе не позволял. Конечно, сложность программ в то время была не слишком высокой, возможно, и чемпионом мира Сергей стал только с тройным сальховым и тройным тулупом, но выполнены они были, не сомневаюсь, идеально.

В последние годы своей карьеры (а Сергей в уже ветеранском для фигурного катания 29-летнем возрасте пытался пробиться в состав сборной СССР образца 1978 года) он тренировался у Станислава Жука. Я не знаю, почему они разошлись с Кудрявцевым. Возможно, желая продлить свой спортивный век, он решил довериться новому тренерскому видению своего места в отечественном фигурном катании, а может быть, причиной стало что-то другое, но в любом случае факт перехода состоялся. Сергей со свойственной ему добросовестностью и трудолюбием выполнял на тренировках все требования Жука, даже подчас непривычные ему. Я помню, например, как на первой тренировке после длительного перерыва, вызванного одной из многочисленных травм Сергея, Станислав Алексеевич заставил его кататься в полную силу. «Пришел работать –  работай, как следует», –  любил повторять отличавшийся жестким характером Жук, и Волков работал. Но, увы, вершин счастливых для себя сезонов 1974—1975 годов уже не достиг…

СЕРЕБРЯНОЕ СЧАСТЬЕ

В 74-м и в 75-м Сергей Волков, по большому счету, и состоялся как фигурист международного класса, выиграв сначала серебряные медали на чемпионате Европы в Загребе и мировом первенстве в Мюнхене, а потом, в 75-м, –  и золото чемпиона мира, став первым советским фигуристом, добившемся такого успеха в одиночном катании. Интересно, что за двадцать с лишним лет, проведенных в фигурном катании, Сергей восемь раз участвовал в чемпионатах Европы, но лишь однажды вернулся оттуда с наградой, случилось это в феврале 1974 года в Загребе. Эта медаль стала, если так можно выразиться, переломной в судьбе фигуриста. А еще и очень дорогой, поскольку все три программы –  обязательную, короткую и произвольную, по сумме которых в то время разыгрывались медали, –  Сергей откатал со сломанным пальцем на ноге.

Вот что написал о том его выступлении специальный корреспондент «Советского спорта» в Загребе Станислав Токарев:     

«…Более чем справедлив успех Волкова – должна же была, наконец, улыбнуться судьба, уж сколько его списывали со счета, сколько сам он терпел неудач, впадал в глубокое уныние. Каждый –  кузнец своего счастья, и Волков сковал это серебряное счастье, почти цвета своей белесой челки, может, в самый трудный жизненный момент. Катался он с травмой ноги, и когда я спросил, не больно ли ему было (наивный вопрос!), он ответил, что привык. Не знаю, как можно привыкнуть приземляться после тройных прыжков, когда у тебя перелом пальца?

Потом я поинтересовался, чего, по его мнению, не хватало ему прежде. Он ответил, пожалуй, неожиданно: «Стабильности и нахальства». – «Ну, стабильности – это понятно, а как же нахальство?» – удивился я. Он пояснил своим солидным, обстоятельным баском, что если ты в определенный момент сильнее других, то надо и чувствовать себя сильнее, а не на равных... «Ну и что же, нынешний успех вам в этом поможет?» –  настаивал я.

«Поможет или не поможет, а кому-то надо идти дальше…

Мы ведь остались на той же ступеньке, до которой нас довел Сергей Четверухин и с которой он ушел…»

СЕНСАЦИЯ ЧЕРЕЗ БОЛЬ

Говоря о ступеньке, Сергей имел в виду серебряную ступеньку пьедестала почета многолетнего бессменного лидера сборной СССР, первого советского вице-чемпиона Европы, мира и Олимпийских игр Сергея Четверухина. Тогда еще никто, естественно, не знал, что первым, кто пойдет дальше и перекроет лучшее наше достижение на чемпионатах мира в мужском одиночном катании, будет сам Сергей Волков. В марте 1975 года на мировом первенстве в Колорадо-Спрингс воспитанник Виктора Кудрявцева, вопреки всем прогнозам, поднялся на высшую ступеньку пьедестала. Однако и там злодейка-судьба, словно решив окончательно проверить Сергея на прочность, устроила ему еще одно испытание…    

Рассказывает Анатолий Шелухин, корреспондент «Советского спорта» с 1956 по 1991 год:

–  Перед чемпионатом мира 1975 года, ставшим звездным часом Сергея и где, к слову, мне тоже посчастливилось побывать, он получил серьезную травму колена на второй предстартовой тренировке. В целях лучшей акклиматизации наша команда прилетела в Колорадо-Спрингс за месяц до начала соревнований, и вот, представляете: уже в самом начале этого сбора у Сергея случилось такое несчастье. Мы думали: все, Волкову конец, потому что с такими травмами на чемпионатах мира не выступают. Впрочем, так считали не только мы, поскольку многие его соперники были просто в шоке, когда узнали, что на жеребьевке Сергей подтвердил свою заявку на участие. В какой-то момент подумалось, что это чистой воды авантюра, поскольку парень почти месяц не тренировался. Но он действительно вышел на лед, сумев на это время (не без вмешательства врачей) побороть боль и стать автором самой сенсационной победы на том чемпионате.

В нашей сборной первым номером тогда считался Ковалев, прилетевший в Колорадо-Спрингс с титулом чемпиона Европы-75 и в зените славы. Да и в составах команд-соперниц фаворитов хватало: достаточно назвать канадца Крэнстона, американца Маккелена или англичанина Карри. Однако Сергей, повторюсь, опроверг все прогнозы: сначала обыграл всех вчистую в «школе», а затем, что самое удивительное, даже с такой травмой прекрасно выполнил три прыжка в три оборота…

Помнится, на пресс-конференции у него спросили: посещали ли его мысли отказаться от старта после того, как случилась травма? «Я шел к этой победе очень долго, –  ответил он, – и перестал думать о своей травме, как только диктор вызвал меня на лед».

ФИРМЕННАЯ «ШКОЛА» ЛЕДОВОЙ ГРАВИРОВКИ

– Впервые я увидел 11-летнего пацаненка Сережу Волкова на первенстве СССР среди перворазрядников, состоявшемся, если не изменяет память, в Свердловске. Меня, корреспондента «Советского спорта», курирующего в газете фигурное катание, подвел к нему его личный тренер Виктор Кудрявцев и попросил запомнить это имя. Впрочем, я и сам практически сразу обратил внимание на этого паренька. Он уже тогда выделялся даже внешностью –  своей белоснежной шевелюрой. Не знаю, альбинос не альбинос, но у него белыми были даже брови. В любом случае он, несомненно, представлял какую-то удивительную человеческую породу. Резко отличался характером от своих сверстников. Знаете, есть такие разбитные ребята: 11 лет, а они уже лихие казаки. А Сережа был скромным до замкнутости, говорил тихим-тихим голосом. Даже, став взрослым и попав в сборную СССР, продолжал оставаться «белой вороной» –  сдержанным и малоразговорчивым. Друзей в команде у него практически не было.

Интересно, что, когда в 1972 году он первый раз женился, его супругой стала фигуристка Людмила Олехова, скромная симпатичная девушка, удивительно похожая характером на Сергея. Между ними было заметное невооруженным глазом душевное родство, основанное на фанатичной преданности фигурному катанию. Люда каталась в паре со своим братом Андреем, и, как говорится, не без успеха. Они были призерами многих престижных соревнований, достойно конкурируя даже с Белоусовой и Протопоповым. При этом было видно, что катались оба совершенно бескорыстно, думая только о фигурном катании, а не о том, как нажиться с его помощью. Сергей был таким же.

Там, в Свердловске, где состоялось наше знакомство, он выиграл соревнования прежде всего за счет блестяще выполненной обязательной программы, так называемой школы, где участники состязались в технике катания, вырисовывая фигуры на льду. Потом этот вид программы, отмененный, кстати, где-то в середине 80-х годов, стал коронным номером Волкова, его фирменным знаком. У него было совершенно фантастическое, почти бесшумное скольжение –  когда катался, коньки издавали лишь легкое шипение. Редко кому удавалось подобное, поэтому «школу» Сергей частенько выигрывал, как говорится, в одну калитку…

Если бы к этому он сумел добавить хорошую и стабильную прыгучесть, ему бы вообще не было равных в мире. Но, к сожалению, сложные прыжки являлись не самой сильной стороной фигуриста Сергея Волкова, поэтому он нередко терял свое казавшееся в первый день соревнований незыблемым лидерство после произвольной программы. Может быть, проблема заключалась в его легкоранимом характере или в неустойчивой психологической подготовке, но как бы там ни было, он мог откатать произвольную программу и четыре (!) раза упасть. Представляете, что это такое, когда конкурируешь с мастерами класса Владимира Ковалева, Юрия Овчинникова или Игоря Бобрина, не говоря уж о зарубежных соперниках!..

После чемпионата мира в Колорадо-Спрингс Сергей поразил меня еще один раз. Случилось это, когда я, первый и последний раз побывав в его доме, поинтересовался: есть ли у него какое-то хобби, помимо фигурного катания? В ответ он открыл шкаф и показал мне прекрасную коллекцию… кинжалов. По тем временам это было удивительное увлечение, поскольку купить такие кинжалы было практически невозможно, и где Сергей их доставал, известно было только ему…  

…Ушел он из жизни совершенно неожиданно и очень быстро. Рак желудка «съел» его практически за семь месяцев. Я думаю, что одной из причин, спровоцировавших эту страшную болезнь, были стрессовые ситуации, в которых он часто оказывался. В частности, тяжело пережил развод с Людмилой, с которой растил сына (сейчас Александру 26 лет, и он, насколько я знаю, катается в одном из американских ледовых шоу), и хотя потом снова обрел семейное счастье во втором браке с преподавателем института стали и сплавов красавицей Оксаной (27 апреля нынешнего года их дочкам-близняшкам Кате и Насте исполнится 18 лет, а у несчастливых людей близнецы не родятся), рубец на сердце, наверное, остался. А человеком он был, как я уже сказал, замкнутым, с ранимой душой, и все свои проблемы, вопреки советам врачей, носил в себе…

УШЕЛ ДОСТОЙНО        

Рассказывает Елена Буряк, судья международной категории, родная сестра Сергея:

– Завершил свою долгую спортивную карьеру Сережа в 1978 году, окончательно убедившись в том, что продолжать дальше бессмысленно. До 1982 года работал во Всесоюзном спорткомитете старшим тренером юношеской сборной СССР. Потом перешел в Московский городской совет ДСО «Спартак», тренировал во Дворце спорта «Сокольники» детей. Среди тех, кто занимался в его группе с первого дня был, например, будущий серебряный призер чемпионата Европы-2002 Александр Абт. Где-то в 1986 году начался их творческий союз с Александром Фадеевым, который сам изъявил желание тренироваться у Сергея. Правда, просуществовал этот тандем недолго, около полутора лет, а потом по каким-то причинам они разошлись.

В феврале 1990 года он уехал работать по контракту в Австрию, но уже в июне вернулся в Москву, потому что почувствовал себя очень плохо. Страшный диагноз – рак желудка – ему поставили еще до отъезда, но Сергей о нем не знал, хотя, не исключаю, что догадывался. Ему предлагали делать операцию, но он поначалу отказывался, а когда дал согласие, было уже поздно: в последний день августа его не стало…

За несколько дней до смерти мы, по совету знакомых, возили его на Украину, под Харьков, где жил экстрасенс, способный, как нам говорили, останавливать метастазы. Конечно, это был шаг отчаяния, последняя соломинка, за которую пытались ухватиться, чтобы спасти его, но чуда, к сожалению, не случилось. Там, под Харьковом, он и умер.

Должна сказать, что, несмотря на такую болезнь, вел он себя в последние дни очень достойно. Сережа вообще был по натуре сильным человеком, что, между прочим, доказывают и его спортивные выступления. Начав заниматься фигурным катанием в шесть лет, он лишь в 25 добился первого заметного успеха на международном уровне. Да что там на международном: и чемпионом страны-то первый и единственный раз стал в 27 лет. Я думаю, что не у каждого хватило бы сил и целеустремленности выдержать такой марафон и не опустить руки, когда тебя уже начинают называть ветераном и списывать со счета.

Хочу напомнить также, что серебряным призером чемпионата Европы он стал со сломанным пальцем на ноге, а чемпионат мира выиграл с тяжелейшей травмой колена. После окончания того чемпионата, когда все победители и призеры отправились в турне по Америке, Волкова отправили лечиться в Москву, поскольку кататься дальше он не мог. Лежал в 1-м диспансере, потом ездил к какому-то известному специалисту в Ленинград. Сначала, насколько я знаю, поврежденное колено хотели оперировать, но потом пришли к заключению, что такая операция может и навредить, причем настолько, что Сережа не сможет даже ходить. Обошлось в итоге без хирургического вмешательства, и, хотя травма потом постоянно о себе напоминала, прокатался он после этого еще три года…

ВМЕСТО ПОСТСКРИПТУМА

О фантастическом невезении Сергея Волкова ходили легенды. Весьма характерный в этой связи эпизод произошел во время жеребьевки на чемпионате Европы-75 в Копенгагене. Так случилось, что там трем советским фигуристам пришлось последним вытягивать стартовые номера из большого алого мешка. К тому моменту оставался неразыгранным самый неудобный первый номер. Сначала к столу подошел Ковалев и достал шар с цифрой 11. Вторым испытывал судьбу Овчинников и вытянул 10-й номер. После этого Волкову можно было не утруждать себя походом на сцену…

Даже три главных события в биографии фигуриста Сергея Волкова, случившиеся на чемпионате Европы-74, чемпионатах мира-74 и 75, вполне могли не состояться из-за нелепых травм Сергея. Так, на мировом первенстве-74 в Мюнхене он был вынужден даже исключить из произвольной программы прыжки лутц и флип. И только тот, кто знал об этом, мог в полной мере оценить, какой дорогой ценой досталась ему та серебряная медаль…

А сколько раз ловил он на себе укоризненные взгляды зрителей: «Ну, сколько можно падать?» Но, только падая, мы, как известно, учимся ходить. В конце концов, Сергей все-таки добился своего, навсегда вписав свое имя в историю мирового фигурного катания и, наверное, вряд ли пожелал себе иной спортивной судьбы…

ДОСЛОВНО

На чемпионате мира в Колорадо-Спрингс Волков превзошел все ожидания. Он боролся с полной отдачей, используя малейший шанс и не прощая ни одной ошибки. В зале никто даже не подозревал, что он выступал с травмой ноги.

Карло ФАССИ, тренер сборной США

За несколько дней до смерти Сергея мы возили его к экстрасенсу. Это была последняя соломинка, за которую пытались ухватиться, чтобы спасти его.

Елена БУРЯК, сестра Сергея

ИЗ ДОСЬЕ ГАЗЕТЫ «СОВЕТСКИЙ СПОРТ»

ВОЛКОВ Сергей Николаевич

Первый советский фигурист, завоевавший золотую медаль чемпиона мира в одиночном катании. Родился 19 апреля 1949 года в Москве. Выступал за «Спартак» (Московская область). Заслуженный мастер спорта. Чемпион мира 1975. Серебряный призер чемпионатов мира и Европы 1974. Чемпион СССР 1976. Победитель первенства страны среди юниоров 1966. В 1968 году в 19-летнем возрасте дебютировал на чемпионате Европы (12-е место). Выступал в восьми чемпионатах Европы, но только в одном стал призером. Участник чемпионатов мира 1970 (7-е место), 1972 (10-е место) и Олимпийских игр 1968 (18-е место), 1976 (5-е место) гг.

После окончания спортивной карьеры занимался тренерской деятельностью сначала в Федерации фигурного катания СССР, потом –  в московском городском ДСО «Спартак». В 1990 году проработал четыре месяца по контракту в Австрии.

Умер 31 августа 1990 года под Харьковом. Похоронен на Кунцевском кладбище в Москве.