Сегодня в Басманном муниципальном суде Москвы пройдет второе слушание по делу болельщика Дениса Конончука против чиновников ОКР и Госкомспорта РФ, привлекаемых за бездействие и допущение дискредитации сборной России на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити. В преддверии этого неординарного для России события мы пообщались с Денисом и его адвокатами.

АМЕРИКАНСКАЯ  ОЛИМПИАДА 

Зимняя Олимпиада в Солт-Лейк-Сити наряду с чемпионатом мира по футболу была главным соревнованием спортивного сезона и с особым нетерпением ожидалась российскими болельщиками. Однако настоящего праздника не получилось: в соленоозерном городе россиян поджидали не только победы и медали, но и многократные разочарования, причем не столько из-за неудачных выступлений наших спортсменов, сколько из-за произвола чиновников международных и бездействия чиновников российских.

Минувшая Олимпиада стала, пожалуй, самой скандальной в истории спорта, «переплюнув» даже Игры 1936 года в фашистском Берлине. Великие идеалы барона Пьера де Кубертена в живущей по своим законам Америке были успешно забыты. «Американцы заходятся в истеричном восторге после своих побед, и при этом еще сильнее беснуются, смакуя неудачи своих соперников. Мне становится плохо, когда я включаю телевизор!» — заявил в ходе игр менеджер хоккейной сборной Канады Уэйн Гретцки. Агрессивный патриотизм хозяев соревнований был заметен абсолютно всем, кроме них самих и спортивных чиновников МОК. И мало кого удивило, что жертвой несправедливости чаще всего оказывались российские спортсмены, честь которых были призваны защищать функционеры Госкомспорта и Олимпийского комитета России. Однако дальше громогласных заявлений об отзыве нашей сборной с Игр и игнорировании церемонии закрытия дело не дошло. Более того, последние выступления Леонида Тягачева и Виталия Смирнова, объявивших едва не потерявшую смысл Олимпиаду «прекрасно организованной», переполнили чашу терпения многострадальных российских болельщиков. Но даже в этой ситуации поступок 26-летнего Дениса Конончука, подавшего иск против наших чиновников на сумму в 1 миллион рублей, пока кажется чем-то из ряда вон выходящим.

МИЛЛИОН ОТДАДИМ  ИНТЕРНАТУ

Как и когда возникла мысль подать в суд на российских спортивных чиновников? Что стало последней каплей?

Мысль о возбуждении такого дела возникла спонтанно, когда мы с Татьяной (адвокат Дениса Татьяна Попова. – Прим. авт.) обсуждали вероятность обращения российских спонсоров в суд по поводу результатов Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, тогда ходила информация, что кто-то из них собирается это сделать. В разговоре неожиданно появилась идея: а не решиться ли нам самим на иск к Госкомспорту и Олимпийскому комитету.

Честно говоря, к государственным «кормушкам» уже давно сложилось негативное отношение. Непонятен смысл их деятельности: людей много, но никто ни за что не отвечает. Гражданин, который вовремя не сдал налоговую декларацию или не встал на учет в органах милиции, подвергается штрафу или иным санкциям, а многие действия чиновников, то есть людей, представляющих интересы государства и располагающих властными полномочиями и бюджетными деньгами, фактически бесконтрольны и безнаказанны. Поведение представителей российской делегации на Олимпиаде-2002 было, мягко говоря, возмутительным, поэтому и появилась мысль бороться с чиновничьим аппаратом правовым способом.

– Что вы имели в виду под моральным вредом, который был вам нанесен?

Научно говоря, моральный вред – это душевные переживания и страдания истца, испытавшего чувства стыда, унижения, беспомощности, умаления своего достоинства. Чувство оскорбления и унижения проявляется от удрученного и подавленного настроения до ощущения злобы и бессилия. Причина морального вреда, на мой взгляд, – действия официальных представителей Международного олимпийского комитета и Госкомспорта России. Кстати, заявления последних об «антирусском заговоре» на Олимпиаде очень провоцировали «злобные настроения» против тех же американцев не только мои, но многих моих знакомых.

Суть вашего иска — обвинение чиновников в допущении дискредитации России. Как вы отнеслись к тому, что претензии к Госкомспорту были переадресованы самой Российской Федерации, за честь которой вы и боретесь?

Мы не можем защищать интересы всей России в целом. Кстати, по идее и Конституции РФ, это как раз задача чиновников. Наш иск направлен на компенсацию морального вреда, причиненного конкретно истцу как гражданину России. Переадресация требований предусмотрена законом (Гражданским кодексом РФ): за действия должностных лиц и государственных федеральных органов отвечает Российская Федерация бюджетными деньгами. Ответственность непосредственно самих чиновников в нашем случае законом не урегулирована. К сожалению.

– Откуда взялась цифра 1 миллион рублей?

– Это примерный эквивалент суммы компенсации, присуждаемой Европейским судом по правам человека по искам о взыскании морального вреда. Добавим, что в этом случае разговор не о деньгах. Даже если суд присудит 1 рубль, мы будем считать наше дело успешным. В следующий раз, когда чиновники поедут на Олимпиаду, они подумают, как к ней готовиться и как им действовать в условиях «процветающего капитализма».

– Как разделен «миллион» между МОК и РФ?

– По нашему ходатайству ответственность распределена следующим образом:

ОКР – 450 тысяч рублей, МОК – 450 тысяч, РФ (за Госкомспорт) – 10 тысяч.

– Есть ли планы, на что потратить эти деньги? Может быть, поделиться ими с пострадавшими спортсменами?

– Есть планы закупить спортивный инвентарь и отдать какому-нибудь интернату. Но пока рано делить шкуру неубитого медведя.

ГОТОВЫ БЫТЬ ПЕРВОПРОХОДЦАМИ

В качестве адвокатов Конончука выступают 25-летняя Татьяна Попова и 23-летняя Ульяна Курышева, в течение полутора лет представлявшая интересы известного сценариста Елены Райской. Несмотря на молодость, девушки считают, что им вполне по силам противостоять опытной команде юристов Олимпийского комитета.

Мы уже участвовали в различных процессах, в том числе и в делах по оспариванию действий различных государственных органов, — рассказывает Татьяна Попова. – В основном дела были клиентские. Успех по судебным разбирательствам попеременный, поскольку выигрыш зависит не только от правовой позиции по делу, но и от наличия соответствующих доказательств, подтверждающих твою позицию. Но вот в споре о компенсации морального вреда мы участвуем впервые.

– Существуют ли у вас другие цели, кроме возмещения морального ущерба?

Нам интересно проверить, действительно ли в нашей стране чиновники за что-то отвечают и насколько реально простому гражданину привлечь их к ответственности за действия, которые они совершают.

– Известны ли вам другие случаи, когда болельщики требовали от спортивных чиновников деньги за моральный ущерб? Каковы результаты этих процессов?

– Пока нам не известны подобные случаи. Возможно, мы будем первыми.

– Басманный суд славится неординарностью выносимых решений. Учитывали ли вы это, когда подавали свой иск?

– По общему правилу иск подается по месту нахождения ответчика. Мы рассматривали варианты Хамовнического межмуниципального суда (место нахождения Олимпийского комитета России) и Басманного межмуниципального суда (Госкомспорт России). Особых предпочтений не было, на всякий случай было заготовлено два комплекта исковых заявлений для каждого из районных судов. Но просто до Басманного суда было легче добраться, и иск приняли сразу же. Что же касается неординарности решений – они сейчас во всех судах неординарные. Это и хорошо, и плохо. Но в нашем деле особой роли не играет.

– А если вы выиграете дело, не считаете ли вы, что суды будут завалены подобными исками и не только в связи с Олимпиадой?

Это нормальная ситуация и стыдиться тут нечего. Если кто-то считает, что его права нарушены, то суд обязан рассмотреть данные претензии.

– Как вы расцениваете свои шансы?

Заранее говорить об уверенности в победе не в наших правилах. К тому же в Олимпийском комитете — сильная команда юристов, правда, непонятно, где они были во время Олимпиады.