СОБЫТИЕ ДНЯ. ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ
ПРОКАТ БУДУЩИХ ОЛИМПИЙЦЕВ

Сразу после своего проката Евгений Плющенко скрылся в раздевалке. А выйти из нее оказалось непросто. От толпы юных болельщиков и десятка телекамер Евгений решил побыстрее уйти через черный выход. Но там дежурил корреспондент «Советского спорта»…

– Я очень доволен олимпийским прокатом, – не скрывает Плющенко. – Все идет по плану. На сегодня готов где-то на 70 процентов. Можно было бы и увеличить степень готовности, но зачем форсировать подготовку — Олимпиада-то в феврале.

– Короткую программу вы откатали безукоризненно, а в произвольной случилась помарка – во время тройного лутца было касание льда.

– Сейчас это не столь важно. Ошибка-то банальная – поспешил войти в каскад. Хотя на этом месте должна была стоять комбинация. Главное – все остальное прошло гладко. Да и четверной тулуп был хорош.

– Наверняка следите за выступлениями конкурентов – на последнем чемпионате мира никто не выполнил четверной прыжок…

– Да, причем Бриан Жубер в короткой программе сделал явную ошибку на каскаде «четыре плюс три». Недокрутил же четверной! Но его все равно поставили на первое место.

– И все же – без четверных можно выиграть Олимпиаду?

– Нет. Во всяком случае я уверен, что мне для победы нужен будет четверной. На недавних прокатах в Новогорске я вообще шел на два четверных. Так же два исполнил на соревнованиях в Санкт-Петербурге. Сегодня прыгнул один, но была попытка на второй. Моя задача – два четверных и три тройных акселя. А дальше – будем смотреть, советоваться с Алексеем Николаевичем (Мишиным. – Прим. ред.). До моего ухода из большого спорта как было? Приходит Мишин и говорит: «Женя – этот исполнил четверной, тот два тройных, третий еще что-то. А теперь давай думать». Вот и сейчас мы сядем и подумаем.

– Информация есть о конкурентах?

– Знаю, что Жубер пытается сделать три четверных в произвольной программе. И два уже идут стабильно. Недавно пересекся с американцем Лайсачеком, он спокойно делает на тренировках «четыре плюс три». Японец Такахаши на тренировках чудеса творит… В общем, на Играх все будут прыгать четверные, вот увидите.

– Вы снова говорите о фигурном катании, и у вас горят глаза…

– А они и не гасли! Просто сейчас я сильно соскучился по делу, которым занимался всю жизнь. Для меня все – старое-новое.

– А сам фигурист Плющенко стал другим?

– Нет. Хотя, знаете, я стал еще сильнее. Прежде всего как человек.

– И что этому способствовало?

– Эта пауза – длиною в два с половиной года. Многое за это время произошло.

– Откройте тайну, кто сыграл главную роль в вашем возвращении? Одни называют вашу супругу Яну Рудковскую, другие – тренера Алексея Мишина.

– Прежде всего – я сам. Но и они оба помогли мне принять это решение. Яна часто говорила: «Пора возвращаться, ты еще молод, потом будешь жалеть». Долго не поддавался, но потом понял, что она права. Если есть шанс – почему им не воспользоваться. Я встретился с Алексеем Николаевичем, с которым мы не просто «ученик—тренер», но и, даже учитывая разницу в возрасте, друзья. Он произнес что-то вроде: «Женя, надо возвращаться и продлевать себе молодость».

– Понимаете, что от вас ждут только золота?

– И да, и нет. Понимаю, что буду сражаться за победу, сделаю все ради золота, но не понимаю, почему я во что бы то ни стало должен привезти домой медаль высшего достоинства!

– Вы сами всех приучили к победам…

– И здесь я согласен, только меня не было в спорте два с половиной года! Вы представляете, что это за срок? Ко мне как-то подошли болельщики и говорят: «Женя, вот мы за вас так болеем, пообещайте, что выиграете Олимпиаду!». Никому и ничего обещать не буду. В мире много хороших фигуристов. Моя задача проста – откатать программу своего имени достойно. И если будет бронза, завоеванная в честной борьбе, буду счастлив. Тем более что тогда у меня соберется полный олимпийский комплект – серебро-2002, золото-2006, бронза-2010.

– Чем придется пожертвовать ради этого?

– Многим. Но для меня самая большая проблема – режим. Особенно первое время не мог себя заставить просыпаться в 7.30 утра… Но зато теперь я понимаю, что человек способен на многое. Все идет от головы.

– Кто ваши основные соперники в Ванкувере?

– Могу вам назвать человек десять. Канадцы, американцы, японцы… Вернулся швейцарец Стефан Ламбьель.

– Травмы не беспокоят?

– Нет. Все отлично. Были проблемы со стопой. Причем такие, что ни один врач не мог помочь, а один китайский лекарь, которого мне посоветовали, за три сеанса все исправил.

– Пройдет Олимпиада в Ванкувере, и вас начнут уговаривать остаться в спорте до 2014 года – до Игр в Сочи. Готовы к этому?

– Да уже уговаривают. У меня есть партнеры, которые сейчас готовы подписать контракт и полностью оплатить мою подготовку к Олимпиаде, все выступления за эти четыре года. Но зачем обманывать друг друга? Мне будет 31 год. Это слишком много для фигурного катания. На Ванкувер бы сил хватило…

Связанные материалы: