V4x3 l 1431080447575

СОБЫТИЕ ДНЯ. ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ
ДО ЧЕМПИОНАТА МИРА ОСТАЛОСЬ 3 ДНЯ

В Берне на чемпионате Европы Александр Жулин без единого слова достойно ответил тем, кто обвинял его в чрезмерном увлечении телепроектами. И французы Пешала – Бурза, и его же россияне Ильиных – Кацалапов катались у него в сильнейшей разминке.

Французы стали чемпионами. «Я безумно счастлив, – судорожно выдохнул Жулин. – Хотя напряжение было колоссальным».

На следующей неделе для него все повторится. А градус колоссального тренерского напряжения поднимется еще выше. Ведь на чемпионате мира в Москве обоим жулинским дуэтам предстоит встреча с чемпионами и вице-чемпионами Ванкувера Тессой Вирчу – Скоттом Мойром и Мэрил Дэвис – Чарли Уайтом, олицетворяющими в современных танцах космический уровень.

Мы сидим на скамейке на тренировочном катке «Мегаспорта», где проходят их последние тренировки перед чемпионатом мира. Я разглядываю профиль Жулина – бритая голова и строгое выражение, застывшее на лице, создают впечатление чего-то брутально-сурового. Неправда, что первое впечатление самое верное. Второе порой оказывается более точным …

Жулин брутален и суров только с виду.

«НАСИЛЬНО МИЛ НЕ БУДЕШЬ»

Он опекает Лену Ильиных и Никиту Кацалапова, по-моему, куда больше, чем они в том нуждаются. Вскоре после нашего разговора на катке он мне позвонит и попросит не приходить к ним на вечернюю тренировку:

– Я их отпускаю сегодня пораньше. Они очень вымотаны. Пообщайтесь с ними по телефону, ладно?

До этого Жулин точно так же – ну очень убедительно! – просил вообще их не трогать до чемпионата мира: «На ребят плохо действует внимание прессы. Они уже бесятся от этого!».

Не знаю, мне не показалось, что кто-то там «бесится». Никита охотно подъехал к бортику, чтобы поздороваться со мной, и не менее охотно пообещал встретиться около пяти часов вечера.

Но я не стала спорить с Жулиным. Не пришла на вечернюю тренировку. И не позвонила Никите.

Только, конечно, не удержалась, чтобы не спросить:

– Александр, каждый тренер сочетает в себе и чередует «хорошего» и «плохого полицейского». В каких ситуациях вы проявляете себя «хорошим полицейским» и в каких – плохим?

– Зависит от ситуации... Когда я вижу, что Лена и Никита работают не покладая рук и глаза у них горят, – хвалю. Если вижу, что недорабатывают, начинают жалеть себя – включается кнут. Но всегда пытаюсь достучаться через голову. Голова – основной орган нашего тела. Если голова не работает на победу – насильно мил не будешь. Насильно нельзя заставить людей выиграть чемпионский титул.

– До чемпионата мира остаются считанные дни. Что вас сейчас в Лене и Никите особенно беспокоит?

– Не то что беспокоит… Я немножко волнуюсь за ребят. На них свалилась огромная ответственность. К тому же в этом году им пришлось пройти через множество взрослых турниров. Взрослая программа длиннее. Взрослый прессинг – он другой. Сезон был длинным, в связи с трагедией в Японии он оказался еще длиннее. Моя задача подвести их психологически к чемпионату мира таким образом, чтобы они продолжали получать удовольствие от катания и подошли к турниру в наивысшей своей физической форме.

– Для них это первый «взрослый» сезон. Наверное, судьи придержат им оценки в силу традиционной для танцевального судейства консервативности?

– Мне кажется, судьи уже все поняли по чемпионату Европы. При условии хорошего катания моей пары я думаю, что у ребят неплохие шансы получить соответствующие оценки от арбитров. В танцах, как правило, сразу ничего не дают. К паре сначала присматриваются, потом обсуждают между собой, и лишь затем баллы потихонечку начинают повышаться.

– Сколько судьям обычно нужно времени, чтобы присмотреться и оценить?

– Очень многое зависит от потенциала дуэта. И разумеется, от работы на тренировках. На чемпионате Европы Ильиных и Кацалапов катались в сильнейшей разминке. Было видно, что Лена и Никита более чем достойны находиться в этой разминке. Впрочем, как говорится, «я не судья». Давайте подождем и посмотрим, как они будут выглядеть здесь, на чемпионате мира. Я постоянно призываю ребят к тому, чтобы они не успокаивались на достигнутом. Для них попадание в сборную, на чемпионаты мира и Европы – большой успех. Но я продолжаю вдалбливать в их юные головы, что это еще не настоящий успех. Успех – это когда у тебя на груди висит медаль. И еще я им без устали вынужден объяснять, что если у вас такой огромный потенциал, то его нужно каждый день развивать.

ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ ФРАНЦУЗОВ – ЗАЧЕМ?!

– У вас не вполне тривиальное положение. Вы параллельно тренируете еще и прямых конкурентов Ильиных и Кацалапова французов Пешала – Бурза. Вы не думали о том, чтобы к Олимпиаде в Сочи отказаться, скажем, от французов?

– Совсем не думал! И не собираюсь! Я работаю с обоими дуэтами предельно честно. Пытаюсь по крайней мере это делать. Поэтому ко мне нет претензий ни от одной, ни от другой пары. И я всегда повторяю, что побеждает сильнейший. И если кто-то из них лучше, значит, такие оценки пара и получит. Я считаю, французы безоговорочно были сильнее на чемпионате Европы. Но турнир турниру рознь. Все в руках молодых. И все в руках ветеранов. Кто из них лучше подойдет, в какой форме… Я могу лишь надеяться, что судьи отсудят адекватно.

– А вы проводите совместные тренировки или разводите их?

– Совместные.

– Они не мешают друг другу?

– Абсолютно нет! Иметь рядом сильного спарринг-партнера – всегда большой плюс. И молодые, глядя на французов, видя, как те пашут, «загораются». Французы, если чувствуют, что молодые начинают убегать, тут же стараются догнать и опередить. Это очень хорошая вещь. Стоит мне потерять одну из пар, выстраивать тренировочный процесс будет сложнее.

– И все же: придумать, реализовать одновременно две совершенно разные программы… Сделать так, чтобы идеи ни в чем не пересекались. Как у вас рождается эта поливариантность?

– Если б я знал! Каждый раз передо мной – белый лист бумаги. Часто я вообще не понимаю, с чего начинать. И кажется, что я уже никогда ничего не придумаю и не поставлю! На «Ледниковом периоде» я переживал такие же творческие муки. Каждый раз меня едва ли не парализует, когда я смотрю на эту пустую и безупречно чистую бумагу. Но потом каким-то образом все получается! Важно сделать первые шаги… Стоит появиться завязке на первые пять секунд – дальше все льется, как музыка.

– Когда вдохновение проявляет себя сильнее: когда вы счастливы как человек? Когда несчастны?

– По-разному. Бывает, что, когда ты не совсем счастлив в личной жизни, ты пытаешься выразить себя в работе… В то же время могу сказать, что и, будучи счастливым человеком, я создал много хороших программ. Вот знаете, когда я отдыхаю и начинаю в отпуске слушать музыку и в голове разворачивается постановка, значит, надо скорее бежать на лед и начинать это делать... Для меня очень важно, чтобы программа была с идеей, со смыслом. На смысл чаще всего наталкивает сама музыка. Хотя, по-моему, все существующие в мире идеи я уже так или иначе реализовал. Образы слепых, глухих, хромых, сумасшедших… Любые виды убийств… Разве что слепые у меня пока не убивали хромых (с усмешкой)! Но со временем дойдем и до этой темы.

ОБЫГРЫВАТЬ МОЖНО ВСЕХ

– Давайте попробуем дать условный прогноз на расстановку сил в танцах на чемпионате мира.

Скорее всего все будет решаться между олимпийскими чемпионами Ванкувера Вирчу – Мойр, серебряными призерами последней Олимпиады Дэвис – Уайт, чемпионами Европы Пешала – Бурза и двумя российскими парами Боброва – Соловьев, Ильиных – Кацалапов. Как они встанут на пьедестале и кто окажется «за бортом», заранее сказать, разумеется, невозможно.

– Вирчу – Мойр, Дэвис – Уайт. Совершенные произведения искусства от Зуевой и Шпильбанда. Очная ставка с ними на чемпионате мира в Москве…

– Они для меня как…

– …эталон?

– Какой еще эталон?! Красная тряпка! Эталонами были, если уж на то пошло, Нуриев, Барышников. Да и у них при желании можно найти предостаточно ошибок. А в танцах единственными, кто был близок к эталону, для меня навсегда останутся Джейн Торвилл и Кристофер Дин (легендарные англичане, олимпийские чемпионы 1984 года. – Прим. ред.). Они были великими. С остальными можно было бороться и выигрывать.

– Но их возвращение на Олимпиаде в Лиллехаммере получилось неудачным.

Если я вернусь в 50 лет, то тоже никого не обыграю. Может быть, только Алексея Николаевича Мишина с Тамарой Николаевной Москвиной.

– Которые отказываются выходить на лед даже в шоу.

– Да-да! И то только потому, что они снимутся!

– Значит, красная тряпка. И – «можно бороться». А как, не подскажете?

– Нужно понять очень важную вещь… С творческой точки зрения, допустим, Ильиных и Кацалапов очень хороши. На лету схватывают образы, и в принципе по натуре своей они очень творческие люди. Но порой эти творческие люди, по-моему, элементарно «не догоняют», сколько нужно работать, чтобы стать первыми.

– А есть такое, что современные фигуристы вообще не догоняют этого?

– Судя по Уайту и Дэвис, очень даже догоняют. Не догоняют скорее современные русские. Такие, как Аршавин. Что-то в психологии! Потому что «Манчестер Юнайтед» за те же деньги, за огромные деньги – убивается.

Наши ни в какую не желают убиваться, их почему-то все устраивает. Меня это очень напрягает в этих русских спортсменах. Раньше люди тренировались за идею, за флаг, за кофту «СССР». И вообще люди, по моим ощущениям, были другими. Я не хочу ничего плохого сказать о своих ребятах. Но им не мешало бы постичь, что иностранцы не сидят на месте и пашут как проклятые. Что с таким талантом будет очень обидно, если в итоге они главного так и не поймут.

– А как вы сами когда-то пахали? Мне кажется, рассказать об этом будет совсем не лишним.

– Да что тут особенно рассказывать… Нас было три пары. Климова – Пономаренко, Грищук – Платов и Усова – Жулин. Если я видел, что Климова – Пономаренко или Грищук – Платов сделали прокат произвольной программы, то не сделать этот прокат я в принципе не мог. Я шел – и делал два. На что тут же получал «в ответку» от кого-то из них тоже второй прокат. Вот и вся история. А теперь, став тренером, я наблюдаю, как Ильиных – Кацалапов, видя, что французы могут сделать оригинальный и произвольный прокаты за одну тренировку, даже не пытаются делать то же самое. Не пытаются! Они, видите ли, идут по своему графику… Очень надеюсь, что Никита и Лена прочтут это интервью и сделают правильные выводы. До Олимпиады остается немного времени. Надо как можно скорее включать голову.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Елена ИЛЬИНЫХ (16 лет) – Никита КАЦАЛАПОВ (19 лет), Москва.

Бронзовые призеры чемпионата России-20010/11, 4-е место на ЧЕ-2010/11.

Короткая программа на музыку – Waltz from «Agony» (soundtrack) by Alfred Schnittke.

Произвольная программа на музыку – Don Quixote by Leon Minkus.