V4x3 l 1425216166372

Однажды они играли… друг против друга в хоккей! Новая встреча на льду оказалась еще интереснее. Алексей Яшин становится первым хоккеистом в истории «Ледникового периода», а в партнерши ему досталась Маргарита Дробязко, побеждавшая в «Кубке профессионалов» как лучшая партнерша. У этой пары за спиной 8 Олимпиад на двоих…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
МАРГАРИТА ДРОБЯЗКО

Родилась в Москве
Выступала в танцах на льду с Повиласом Ванагасом – за Литву.
Участница 5 Олимпиад: 1992, 1994, 1998, 2002, 2006.
Титулы: бронзовый призер чемпионата мира 2000 г. Двукратный бронзовый призер чемпионата Европы (2000, 2006).
В 2000 году Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас поженились.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
АЛЕКСЕЙ ЯШИН

Родился 5 ноября 1973 года в Екатеринбурге
Амплуа: центральный нападающий
Клубы: «Автомобилист» (Свердловск) – 1990–1991, «Динамо» (Москва) – 1991–1993, «Оттава Сенаторз» – 1993–2001, «Нью-Йорк Айлендерс» – 2001–2007, «Локомотив» (Ярославль) – 2007–2009, СКА (Санкт-Петербург) – 2009–2011, ЦСКА – 2011–2012.
Был первым русским хоккеистом, ставшим в НХЛ капитаном клуба.
Сборная России: чемпион мира (1993), бронзовый призер чемпионата мира (2005) и двукратный призер Олимпийских игр (Нагано-1998, Солт-Лейк-Сити-2002).

«Началась моя хоккейная карьера в шесть лет, – рассказывает мне Маргарита. – А брату моему в ту пору было уже 17. Он ставил меня в ворота, и в меня летели шайбы. В туре у Ильи Авербуха мы постоянно играем в хоккей, у меня даже есть собственная хоккейная форма. Амплуа мое размыто, играю и в защите, и в нападении…»

– Поочередно?

– Одновременно! Успеваю все: отработать в обороне и вернуться в атаку. Куда шайба, туда и я.

ЕХАЛИ НА ТРОЙКЕ С БУБЕНЦАМИ…

Несмотря на то что взаимопонимание на тонком плане с женщиной, играющей в хоккей, ему обеспечено, для Алексея Яшина сейчас, по-моему, самое важное раздавить в себе хоккеиста.
Пока он еще даже разминается перед тренировкой с широкими взмахами, словно держит в руках воображаемую клюшку.

– Изящества вам не хватает, – я начинаю общаться с сомнительного комплимента.

– Очень не хватает, – спокойно соглашается Яшин, вытянув длинные ноги в непривычных коньках. – К сожалению, его просто нет. Но это как раз то, над чем я буду работать, чтобы состояться в этом проекте! Есть у меня, конечно, свои особенности: слишком много травм было, крестообразные связки рвал и прочее, поэтому какие-то элементы мы не в полную силу делаем…

– Это же у вас фигурные коньки, правда?

– С зубчиками... Никогда раньше такие не надевал! Столько новых впечатлений! Для меня все это… Почему-то английское слово на языке вертится – «challenge»*.

– Вы их уже раскатали?

– Раскатываю, все как полагается: с кровавыми волдырями…

– Вы музыку по крайней мере слышите? Чувствуете ее?

– Алексей меня уверял, что совсем не слышит, – отвечает за Алексея Маргарита. У нее на руках сидит пушистая рыжая собачка, терпеливо прождавшая на стуле несколько часов, пока в грозовых облаках строительной пыли на двух катках сразу длилась тренировка участников проекта. Вокруг льда поднимаются из небытия трибуны… – Просил просто подсказывать ему, какие движения нужны в то или иное мгновение… Но все это оказалось неправдой! Музыку и слышит, и чувствует, и прекрасно может выразить то, что чувствует. То, что ногу пока не тянет, – не важно, со временем придет, мы же меньше двух недель вместе катаемся. И, кстати, музыку к нашей программе именно Алексей выбрал!

– Надо же… И как это произошло?

– В ресторане, – говорит Яшин. – Я сразу начал предлагать свое любимое: «Дорогой длинною…». А наши тренеры и хореографы мои идеи отвергли. Мы пришли пообедать, и вдруг в ресторане за­играл тот самый цыганский романс. Я сказал: «Вот видите, это же не случайно…». Ребята согласились, и мы начали репетировать.

– Алексей, мне еще вот что интересно: когда вас только позвали в «Ледниковый период», о чем вы в первую очередь подумали, прежде чем что-то ответить?

– Я много лет дружу с Сашей Жулиным и Ильей Авербухом, они на самом-то деле давно звали меня в «Ледниковый период». Я был их очень большим болельщиком, когда они сами еще выступали… Потом наблюдал, как они работают уже в роли тренеров и хореографов. Но до тех пор, пока продолжалась моя хоккейная карьера, я вынужден был отказываться от их предложений, невозможно же все это совмещать!

– Каково это – работать с друзьями? Я знаю очень многих людей, которые клянутся: с друзьями – ни за что…

– А на наших отношениях это никак не сказывается. Подходит Саша Жулин или Илья (Авербух. – Прим. авт.). Что-то поправляет, над чем-то предлагает поработать. Но они прекрасно понимают, что я не фигурист, что каких-то вещей я просто не понимаю, не умею, и делают скидки на это. А мне, наоборот, любопытны их замечания: я не из тех, кто, приходя сюда, становится в позу: «Не надо меня учить…». Я, наоборот, пришел учиться и совсем не стесняюсь этого! Я большой фанат фигурного катания и не заблуждался, насколько это сложная работа…

– Никаких иллюзий?

– Абсолютно никаких. В прошлом году Рита начинала кататься с Дарюсом Каспарайтисом, моим лучшим другом. Но он не смог – травмы…

«ТРЕНЕРЫ КРИЧАТ ОТ БЕССИЛИЯ»

По-моему, Яшину еще обязательно нужно раздавить самолюбие: безжалостно, чтобы жалобно хрустнуло под подошвой и больше не шевелилось. Вы только подумайте, через что ему придется пройти: женщина на тренировках постоянно указывает что делать…
Когда мы обсуждали, как лучше: дождаться конца тренировки и потом уже поговорить или сделать небольшой перерыв, Алексей вежливо предложил перерыв, но при этом оглянулся на Маргариту:

– Вообще-то вот мой босс, пусть решает…

– Я? – по-женски дипломатично отреклась Маргарита. – Нет, я не босс. Просто вы поймите, я – профессионал, а Алексей здесь находится в качестве приглашенной звезды. Я тоже прислушиваюсь к его мнению…

– Да уж конечно, – не смог промолчать Яшин. – Что-то я не припомню такого…

– Прислушиваюсь, да.

– А я прислушалась, как строго обращается со своей партнершей олимпийский чемпион Роман Костомаров на соседнем катке...

– Мне почему-то не верят, когда я говорю, что не кричу на своих партнеров. Помню, мы катались вместе с Петей Красиловым, и один знакомый принялся меня выводить на чистую воду: «Ну признайся, вы, профессионалы, там даете себе волю… И как же не срываться, если они ничего не понимают?». Он очень удивился и, кажется, до конца не поверил, когда я сказала, что ни на кого из партнеров ни разу не повысила голос. Я понимаю, для России это звучит очень странно, особенно для тех, кто слышал, как кричат на тренировках детские тренеры. А я всегда считала, что тренеры кричат от бессилия. Если ты не знаешь, как объяснить, какими словами, начинается крик. «Ну давай, давай, не понимаешь, что ли, как нужно?». При этом тренер и сам не понимает – как. Я предпочитаю донести разными способами. Нужно десять раз повторить? Могу повторить и десять, и двадцать, до тех пор, пока человек не поймет.

– В чем вам особенно тяжело с Яшиным?

– Я не могу утверждать, что Алексей такой уж легкий партнер…

– Особенно в плане веса, – подсказывает Яшин.

– А что, вы пытаетесь делать поддержки в стиле Анисина – Пейзера, точнее – поднимать его?

– Нет, но мне же приходится его страховать, когда он прыгает.

– В чем специфичность катания с хоккеистом?

– «Ножку не тянет», – Яшин поразительно самокритичен.
Рита, рассмеявшись, отвечает:

– Он очень быстро набирает скорость – такую скорость, что ему этой площадки мало.
«Регулярно катаясь со мной на такой скорости, девушка может позволить себе гораздо больше есть!» – уточняющая ремарка Яшина.

– А теперь прошу отвечать серьезно.

– Алексею сложнее, чем многим другим. С одной стороны – он хоккеист и на коньках стоять умеет, в отличие от артистов. Но хореография, артистичность – этому приходится учиться с азов, понятно, что артист легко отыграет образ, а достать это из хоккеиста, представителя, пожалуй, самого мужского вида спорта, и если еще у него получится… Вы представляете, какой будет эффект, какая реакция? Причем, я думаю, все зависит не только от Алексея, но и от меня, от тренера.

– В ледовых телевизионных проектах слухи о романах и свадьбах – часть работы… Вы уже морально готовы к этому?

– Меня уже не раз в последние годы «выдавали замуж», и, я надеюсь, что журналисты из желтых изданий после этого потеряли ко мне всяческий интерес как к персонажу. На желтую прессу я в принципе внимания не обращаю, это грязь под ногами, если обо мне опять что-то такое напишут, я не могу им запретить.
А зачем вы так говорите – часть работы? «Ледниковому периоду», который идет в прайм-тайм на Первом канале, не нужна дополнительная популярность, он самодостаточен. Этим порой занимаются на других проектах: создают иллюзию любовных историй, чтобы подогреть публику, договариваются заранее: «Давайте, мы будем играть в любовь, а вы – что друг друга ненавидите». Не стоит путать нас с «Домом-2», мы не нуждаемся в дополнительной раскрутке…

«ГОТОВ ВСЕ ВЫСЛУШАТЬ ОТ ТАРАСОВОЙ»

В жюри «Ледникового периода» председательствует Татьяна Тарасова. Она назвала свою книгу «Красавица и чудовище», стоит ли растолковывать почему? Признаться, не смогла удержаться от того, чтобы не представить себе Алексея Яшина перед ее… бескомпромиссным, а местами и безжалостным судом.

– Алексей, а вы уже проиграли эту сценку в воображении: Татьяна Анатольевна смотрит на вас сквозь очки и выдает что-то такое ироничное…

– Пусть говорит. Я все выслушаю. На меня никто не давит в том смысле, что я непременно должен показать выдающийся результат. То, чем я занимаюсь в «Ледниковом периоде», – собственно, даже не работа. Просто, к счастью или к сожалению, у меня появилось чуть больше свободного времени, чем в те годы, когда я играл в хоккей, и я хочу попробовать открыть в себе новые способности…

– Маргарита, вашему партнеру явно не хватает честолюбия. И вас это устраивает?

– Вы не передергивайте, пожалуйста. Работать его заставлять не нужно, работает он как никто другой… Дикое стремление выиграть – это, на мой взгляд, скорее недостаток, чем достоинство. У нас свое честолюбие… Мы не соревнуемся, не собираемся показывать что-то принципиально новое. Мы свое уже отсоревновались. Это же шоу-бизнес, его смысл в том, чтобы доставлять удовольствие и себе, и тем, кто на тебя смотрит. Наш первый номер – это что-то задорное, боевое.

– Но какую-то мысль вы в него вкладываете?

– Не хочу, не люблю раскрывать раньше времени…

Алексей Яшин выглядит крайне удивленным:

– А мы разве… вкладываем? Так-так-так, кажется, я понимаю: мы потом вложим, в последний момент…

– Нужно использовать те возможности, которые у нас на данный момент есть, – не улыбнувшись, продолжает Маргарита Дробязко. По-видимому, я ее серьезно задела, если она перестала реагировать на шутки. – Нам катать «Лунную сонату»… пока еще рано. Лирика будет позже. Идет знакомство со зрителем. Мы хотим понравиться, запомниться, а какое мы займем место – не важно. Для меня восприятие зрителя гораздо более существенный момент, чем победа. Стоишь на пьедестале, а люди мучительно вспоминают, подо что же ты только что каталась… А другие программы помнят годами, занятые же при этом места стираются в памяти, они достаточно быстро становятся не важными.

– Странно. Я думала – в вас живет какая-то недосказанность, горький осадок: во времена своей любительской карьеры вы не выиграли то, что по идее могли бы…

– Все прекрасно понимают, какое значение имеет политика, то, какую страну ты представляешь. Я выиграла «Кубок профессионалов» как партнерша, а мой бывший партнер Повилас Ванагас выиграл такой же Кубок как лучший партнер, а позади осталось немало олимпийских чемпионов… Вот и ответ на ваш вопрос. Но все это осталось в прошлом. Прошлое больше не имеет для меня никакого значения.

НЕМНОГО ИСТОРИИ
ЕКАТЕРИНА ГОРДЕЕВА И ВАЛЕРИЙ БУРЕ:  ГЕРОИ «БИТВЫ КОНЬКОВ»

Алексей Яшин – первый хоккеист в российских телевизионных шоу, а по ту сторону океана этот подвиг уже совершил младший брат Павла Буре Валерий. Три года назад в паре с двукратной олимпийской чемпионкой Екатериной Гордеевой Валерий Буре стал победителем реалити-шоу Си-би-эс «Битва коньков».
В «Битве коньков» участвовали восемь пар, составленных из звезд фигурного катания и профессиональных хоккеистов. Бывшие игроки НХЛ, в частности, Патрис Бризбуа, Келли Чейз, Тео Флери, Тодд Уарринер, катались с фигуристками Изабель Брассе (пятикратная чемпионка Канады в парном катании), Киоко Ина, Аннабель Ланглуа и Виолеттой Афанасьевой. В финале Гордеева и Буре «нокаутировали» зрителей и жюри композицией «Из России – с любовью», за что им и была присуждена победа.

Связанные материалы: